авторы компании
Хитов:
7257
Арт дизайн
Хитов:
12420
Медиадизайн
Хитов:
7658
Теория и педагогика

 


ЭВЕЛИНА ХРОМЧЕНКО. КТО ДИКТУЕТ МОДУ ?

Жанна - ПАЖ
23.09.2010
О том, как развивается российский рынок моды, к чему это приведет, какие проблемы с эволюцией у наших молодых дизайнеров и какие у западных, что творится на мировых подиумах, почему погибают российские марки, как открывают новые имена и как дизайнеру попасть на страницы модного журнала. Об этом беседа корреспондента «Российских Вестей» с Эвелиной Хромченко, экспертом в области моды, главным редактором журнала L’Officiel. 
 
Фотограф Александр Догаев

Анастасия Барышева: Как Вы можете прокомментировать этот странный процесс, происходящий сейчас в российской моде?
Эвелина Хромченко: Что именно кажется вам странным и непонятным?

А.Б.: Хотя бы то, что у нас две Недели моды.
Э.Х.: Это очень характерно для начинающего рынка, у которого за плечами не особенно длительный период развития. Например, в Нью-Йорке на сегодняшний день помимо New York Fashion Week, которая происходит в тентах Брайант-парка, существует еще череда показов, которые не входят в официальное расписание -  фактически, альтернативная неделя моды в Альтман билдинг. Там показывают молодые дизайнеры, которым, с одной стороны, еще не хочется формализировать себя в моде, а с другой стороны, их не устраивают цены на обслуживание, которые существуют на New York Fashion Week. Есть две недели в Бразилии: в Сан-Паулу и в Рио, в Китае: в Пекине и в Шанхае…
Поэтому я оцениваю ситуацию на российском рынке, как абсолютно естественную. И ничего удивительного в ней для меня нет. Я уверена, что через некоторое время она войдет в норму: мероприятия сольются в одно. Замечу, что в нынешней ситуации журналистам физически сложно посетить все российские показы, которые так разнесены во времени. К тому же есть огромное количество новых брендов, которые, назвав себя домами моды,  на самом деле таковыми не являются. Сборник маленьких ателье, у которых нет никакого тиража, и которые не демонстрируют ничего интересного с точки зрения креатива. Весь креатив в большей степени собран на Russian Fashion Week и на независимых площадках.
 
А.Б.: Какие западные Недели моды Вы посещаете?
Э.Х.: Самые «развитые» недели, чтобы впоследствии правильно работать и правильно информировать читателя. Мы отправляемся в Нью-Йорк, Лондон, Париж и Милан. Лондон для нас – чисто образовательная практика, работа на будущее. Потому что среди больших Домов, которые являются серьезными игроками рынка, и при этом показывают свои новые коллекции именно в Лондоне, там я могу громко обозначить только Пола Смита. Вивьен Вествуд, Джон Галльяно, Александр Маккуин, Стелла Маккартни показывают в Париже, Burberry презентует свое шоу в Милане, Мэттью Уильямсон в Нью-Йорке. Кстати, по уровню организации Лондонская неделя мало чем отличается от Russian Fashion Week. Естественно, до высот Парижа и Милана всем остальным неделям подняться достаточно сложно. Миланская неделя —  хорошо выстроена, интересна с точки зрения контента. Нельзя не отдать должное итальянским дизайнерам в области креатива. Но настоящий пир креатива – это Париж. Нью-Йорк на сегодняшний день демонстрирует массу хорошенькой носимой одежды, которая должна составлять  основу гардероба каждой женщины. Хотя в США есть действительно великие дизайнеры, к примеру, Марк Джейкобс или  Ральф Лорен. Ральф Лорен – отлично развитый Дом моды, который не только работает на высоком международном уровне, но и задает тон во всем мире.
А.Б.: Что Вас настораживает в творчестве наших молодых дизайнеров?
Э.Х.: Меня беспокоит то, что они не черпают вдохновение из истории русской моды, обращение к традиции могло бы помочь им не быть блёклой калькой с коммерческих коллекций известных западных Домов. Ведь существуют большие наработки в области кроя, декора и отделок в русском национальном костюме, сохранилась масса ремесел. А отчетливо использует их в своем творчестве один только Симачев. Мне кажется, такое богатство, по меньшей мере, требует изучения. Кстати, молодые белорусские и украинские дизайнеры очень творчески интерпретируют богатство своего фольклорного костюма, для того чтобы делать абсолютно оригинальные вещи и при этом далекие от лубка.

А.Б.: Почему в России не происходит бурного развития производства дизайнерской одежды?
Э.Х.: Я не очень понимаю философию наших производителей одежды. Одежда – креативный продукт, который ты хочешь продать. Так нужно же людям его показать. Что же вы не привлекаете своих оптовых покупателей – байеров? Почему вы не хотите, чтобы у вас был сформирован заказ? Что мешает на основе коллекции создать хотя бы лук-бук, отправить его в редакции журналов, байерам? Но ничего не делается сезонами, годами, десятилетиями. Конечно, никто их этому не научит. Они могут научиться этому только сами. Должно пройти время. В данном случае лучший учитель – жизнь. Когда им надоест своей собственной кровью поливать свой маленький бизнес,  когда они задумаются: по какой такой причине у Армани много бутиков, а я не могу открыть даже один, и перестанут приводить глупые объяснения своим неудачам, а найдут людей, которые за нормальные деньги выстроят им бизнес-концепцию, и когда они начнут следовать этой концепции, тогда, я Вас уверяю, будет все: и лук-буки, и правильные презентации, и производство.

А.Б.: Какова схема «взросления» молодых дизайнеров на Западе?
Э.Х.:Там абсолютно другая ситуация. Люди, выросшие в капиталистическом мире, где ничего не достается просто так, великолепно понимают: я —  молодой дизайнер. Для того, чтоб открыть свою фирму, мне необходим опыт. После учебного заведения я иду работать ассистентом в известный Дом. И я страшно счастлив, если меня туда взяли. Я работаю ассистентом в Доме. Через некоторое время, если я хорошо работаю, из меня делают «правую руку», я становлюсь первым в дизайнерской команде. Это большое жизненное достижение. Потом, если я талантлив, меня назначают главным дизайнером какого-то другого Дома, поменьше. А потом меня перекупают в Дом побольше. И, наконец, я уже дизайнер очень крупного и большого Дома. Когда я дизайнер большого Дома, мне совсем хорошо: у меня очень большая зарплата и очень большие бонусы, я становлюсь звездой, мое имя раскручено. Когда Дом уже не хочет повышать контракт по деньгам, я говорю: «А можно я заведу свою марку, а вы будете ее финансировать?» А Дом говорит: «А почему бы и нет? Давай. Мы проверили тебя, ты делаешь вещи, которые не только хорошо публикуются, но и хорошо продаются, благодаря тебе у нас выходит 22 коллекции в год, ты большой молодец. Давай, мы купим твою марку». И человек начинает свою собственную марку выпускать под крупной финансовой «крышей». Есть другой путь. Молодой дизайнер говорит: «Я сам всё знаю», и начинает «лепить» свою марку сразу по окончании учебного заведения. Но для того, чтоб ее «слепить», он берет кредит в банке или ищет инвестора. В случае если он берет кредит, он может быстро добиться успеха или быстро разориться. Если же появился инвестор, то всё зависит от инвестора: большой он или не очень. Здесь можно просуществовать и подольше, ведь среди инвесторов очень много меценатов – людей, которым нравится искусство моды и которым нравится то, что делает этот конкретный дизайнер, и они готовы даже терять деньги. Они просто спонсируют молодой талант.
И так существует довольно много молодых дизайнеров. Но через некоторое время, в 90% случаев, эта «халява» заканчивается. Там очень четкая финансовая схема под этим бизнесом. И никто никогда не делает ничего в ущерб себе, своему инвестору, своему владельцу и своему имени в конечном итоге. Если уж бренд запустился, то человек работает не покладая рук, а не соскакивает после первого показа, как часто бывает с нашими «прекрасными» молодыми именами. Поэтому «молодое имя» должно уверенно показаться несколько раз, чтобы ему посчастливилось аккумулировать должный комплект заинтересованных журналистов, которые сделают из него звезду.

А.Б.:  Вы по-прежнему следите за появлением новых имен?
Э.Х.:Сейчас я с двух недель собрала имена дебютантов, и мне делают отчет по этим дебютным показам. Дело в том, что никто из них не соизволил прислать мне заранее ни эскизные группы своей коллекции, ни лук-буки – превью своей коллекции. Или хотя бы две-три вещи, которые они собираются показывать, снятые на «мыльницу» на манекене. Я ведь должна понимать, зачем трачу время, отправляясь на дебютный показ абсолютно неизвестного новенького бренда. Сейчас мои сотрудники ходят, всё это фотографируют. На фоне этого я буду делать следующий сезон: куда-то сама  пойду, куда-то отправлю сотрудников. Я провожу много исследовательской работы в области моды. Но я не могу посвятить свою жизнь только начинающим неоперившимся дизайнерам – в мои служебные обязанности входит значительно больше информационных поводов. Поиск и поддержка юных начинающих талантов - информационное меценатство журнала L'Officiel. Я абсолютно уверена, что в следующем сезоне открою какие-то новые имена, как открыла некоторые в этом сезоне.

А.Б.: Можете назвать, какие именно?
Э.Х.:В этом сезоне с удовольствием отметила высокий уровень найденных мною в свое время на московских полуфиналах «Русского Силуэта» Вики Газинской и Руслана Гуменного. Порадовал Сергей Теплов из Екатеринбурга —  L'Officiel в свое время первым написали про него среди центральных СМИ. В этот раз я обратила внимание на новенького из Питера Леонида Алексеева. В прошлом сезоне мне показали выборку фотографий с его показа, и я решила «проследить» за его творческим ростом.
У молодых дизайнеров часто бывает такое: первая коллекция - прекрасна, вторая - ужасна, третьей нет, четвертая опять прекрасна, пятой нет. К шестой его забыли. Здесь очень многое зависит от постоянства и усилий самого дизайнера. Очень важно – если начал, тяни изо всех сил. Есть бренды, которые затухают, потому что пошли не по тому пути. Чаще всего вредят звездная болезнь и частные заказы. И чем знаменитее клиенты, тем опаснее эта дорога для дизайнера. Так погиб не один хороший «креатор» в России.

А.Б.:  Как Вы относитесь к тем, кто начинает с плохих коллекций?
Э.Х.:Я абсолютно уверена в том, что любой оступившийся в смысле вкуса молодой творец все равно имеет право на существование, по той причине, что всегда можно исправить свои ошибки. Не бывает начинающего творца без ошибок. Но если у тебя есть большой опыт за плечами, то всегда можно разглядеть божью искру в человеке. Надо им помочь, и мы делаем это. Просто мы, как журнал, который демонстрирует определенный уровень предложений, не можем писать о дизайнерах, которые искренне, но совершенно безосновательно уверены в том, что они звезды. Им кажется, что это какие-то «политические интриги». Нет, конечно, никаких интриг. Просто вы, ребята, начните показывать хорошие и красивые вещи, тогда о вас и напишут, где бы вы там ни показывались, хоть на японской неделе моды. А попасть на страницы модного журнала очень легко. Сделал красивые вещи и попадешь —  100% вероятности.

Беседовала Анастасия Барышева

 





Вы здесь: [петербург] ЭВЕЛИНА ХРОМЧЕНКО. КТО ДИКТУЕТ МОДУ ?

Яндекс.Метрика