авторы компании
Хитов:
7197
Графический дизайн
Хитов:
663
Арт дизайн
Хитов:
8399
Графический дизайн

 


ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ХАРШАК!

Александр Борисович Линецкий
06.08.2009

Что ни говори, лето — особая пора! И пусть Пушкин — наше все — предпочитает осень, как тут не спеть оду лету — лентяйско-отдыхательному сезону, когда толпы граждан, страждущих водных и солнечных процедур, мигрируют из душных городов на пляжи всех материков и континентов. Провожаемые тоскливыми взглядами сотрудников авиакомпаний и криками разносчиков маороженного/кукурузы/сладкой ваты, обитатели каменных джунглей рвутся на природу и сливаются с оной в скоротечном отпускном экстазе. Тем более странно обнаружить, что не все поддались каникулярной истерике, а напротив, исправно соблюдают вторник. Очередной вторник  в Лофт Проекте ЭТАЖИ ознаменовался выступлением зачинщика программы «ВИЖУ!» и главреда журнала «Проектор» — Мити Харшака, который поведал публике об удовольствиях в своей жизни.

lee_4199

Александр Линецкий: Ну, что, Мить, пришло время отдуваться.  Все мы планировали сделать специальное интервью по программе «ВИЖУ!», да не собрались. А вот и удачный случай представился — ты сегодня весь вечер на арене. И я решил предоставить тебе возможность самому  задать себе первый вопрос. Что скажешь в свое оправдание?
Митя Харшак: Я хотел бы еще раз повторить то, о чем я говорил во время выступления: я стараюсь, чтобы все вещи, которыми я занимаюсь, приносили мне радость. Конечно, вопрос заработка денег нельзя сбрасывать со счетов, но удовольствие от работы все равно во главе угла! А зарабатывать надо на всякие жизненные необходимости, к которым я, ко всему прочему, отношу издание журнала «Проектор» — ему скоро исполнится два года. Следующий восьмой номер —мини-юбилейный. Для меня всегда была важна трибуна и возможность публичного высказывания. Отчасти в этом была и моя преподавательская деятельность, я всегда с большим удовольствием общаюсь со студентами. Потом я сколотил из трех сучков и двух гвоздиков свою собственную трибуну — «Проектор», и теперь наслаждаюсь, развивая эту затею.

А. Л. Получилось достаточно показательно, твой первый вопрос расставил все приоритеты в твоей жизни. Ты начал с темы выступления, съехал к журналу и тут уже твердо обосновался. Вряд ли я ошибусь, если скажу, что журнал сейчас твое главное детище?
М.Х.: На сегодняшний момент, безусловно, да, журнал волнует меня более всего. И ему я отдаю более всего времени, сил и волнений. Но при этом, безусловно, больше, чем от других проектов получаю и эмоциональную отдачу.

А.Л.: На Западе,  кто-то из тамошних больших финансовых пап высказался в том духе,  что, мол, он сейчас не вложил бы ни цента ни в одну из газет.
М.Х.: А, это по-моему,  Руперт Мердок, как раз и высказался. Полагаю, что товарищ Мердок хорошо разбирается в своем вопросе, у него и опыта в издательской деятельности несколько больше, чем у меня. Но изначально «Проектор» — это не история для зарабатывания денег. Если все сильно упростить, то есть две основных стратегии — издавать журнал, чтобы зарабатывать деньги, или зарабатывать деньги, чтобы издавать журнал. У меня абсолютно четко — второе. Я стараюсь зарабатывать, чтобы издавать журнал. И никаких сомнений на этот счет нет.

А.Л.: Но у меня вопрос был несколько сложнее, не о том, удается ли выживать, издавая журнал, а о том, куда все это движется. Не хотелось бы продолжать ряд: карандаш — компьютер,  винил или  CD (MP3), фото на пленке — фото на цифре. Тем не менее, есть  ли будущее у печатных изданий, со всеми присущими ему понятиями  тиражей,  запахом краски, системой распространения в цифровом мире будущего?
М.Х.: Ты имеешь ввиду противопоставление электронных медиа традиционным печатным? Я считаю, что никуда печатная история не денется. Безусловно, интернет  и электронные медиа отнимут у нее функцию донесения новостей. Новость в нашем мире – это настолько динамично меняющееся  субстанция, что даже ежедневная газета за этим не поспевает. Час назад была актуальна, еще через час может измениться диаметрально. Поэтому новостные издания, безусловно, уйдут в цифру, а издания мировоззренческие, культурологические, аналитические будут существовать и на бумаге в электронной версии. Если бы у меня были ресурсы и человеко-часы на то, чтобы делать еще и электронную версию журнала, я бы с удовольствием это делал. Это только расширяет аудиторию, но отнюдь не отнимает ее у печатного издания.  Это разные ипостаси существования СМИ. Те, кто предпочитает в электронном виде просмотреть с экрана, и тут же отправить в корзину, и тех, кто предпочитает подержать в руках физический предмет. Это две разных категории потребителей информации. Поэтому не вижу для такого журнала, как мой, опасности в наступлении электронных СМИ. Мы просто о другом.

А.Л.: Если выстроить ряд, о котором ты сейчас говорил, то получится на одном фланге новостные СМИ, то есть скоропортящийся продукт, есть нечто среднее журнально-альманашная периодика, которая не сильно портиться от того, насколько актуален материал, и замыкает фалангу книга, которая говорит с читателем о вечном.
М.Х.: Да-да.

А.Л.: Но, ведь и книжки сейчас тоже переходят в электронный формат, я имею в виду не Интернет, и не то, что с монитора  читать или КПК, а специальные электронные  книги, построенные на технологии E-Ink с дисплеями на электронных чернилах (electronic-ink displays), которая потенциально гораздо более удобна, чем просто книжка: и легче и шрифт можно увеличить (читать без очков), да и закачать в нее можно, что жизни перечитать все это богатство не хватит.
М.Х.: Да, кто его знает — кому как. Мне, наверное, сложно говорить, поскольку я никогда не имел эмпирического опыта обращения с электронной книжкой. А что касается градации, которую ты обозначил, то  я стараюсь делать журнал скорее ближе к альманаху. На втором или третьем номере исключил новостную информацию изначально там присутствовавшую. Просто пришло понимание, что новостной блок в журнале, выходящем раз в три месяца — это абсурд. Сейчас я стараюсь делать журнал таким образом, что спустя год-два-десять этот выпуск можно было бы также взять, прочитать. Темы, которые я показываю, со временем не теряют своей актуальности.

А.Л.: Следующий вопрос  у меня про ориентиры, но не в профессии, я сейчас не о кумирах, а о журналах. Маячит впереди путеводная звезда какая-то?
М.Х.: Безусловным ориентиром таким в российской дизайнерской периодике, я считаю журнал «[kAk)». Мне отрадно осознавать, что мы делаем какое-то общее дело. Я сейчас как младший товарищ присоединился к этому движению. Петя Банков, безусловно, флагман уже с очень серьезной силой и инерцией, набранной скорости движения. Что касается западной периодики, то каждый мой визит за границу — это всегда покупка двух журналов – «FRAME» и «MARK». Два журнала, которые издаются параллельно: «FRAME» посвящен интерьерам и каким-то дизайнерским историям в среде; «MARK» — больше о современной новаторской архитектуре. И несмотря на то, что в России сейчас существует очень большое количество изданий, которые плотно стоят в нише интерьера и архитектуры, (более того, существует русскоязычное издания журнала «FRAME». «MARK» на русском языке не издается), на мой взгляд, ни одному из отечественных журналов и близко не удалось еще подойти к уровню этих двух изданий. Это просто космос — очень круто делают!

А.Л.: Это заключается в верстке, в идее, в текстах?
М.Х.: Это заключается в текстах, в редакционной политике, в выборе сюжетов — то есть самом объекте. Это заключается в верстке, в том числе и вплоть до рекламы, которая размещается в этих изданиях. И я их прочитываю буквально от корки до корки и, я забываю о том, что это иностранный язык, настолько погружаюсь в информацию! Еще из наших, невероятной силы дизайнерским журналом я считаю «Эсквайр», когда в нем арт-директором был Дима Барбанель. Сейчас  он ушел оттуда, но «Эсквайр» все равно остается очень хорошо  сделанным дизайнерским журналом, но во времена, когда там арт-директорствовал Барбанель — это было невероятно круто!

А.Л.: Если вернуться, к ориентирам — что нужно сделать, чтобы создать подобного уровня журнал?
М.Х.: Мне кажется, что любая периодика — это очень слаженный организм. И когда сходятся звездный главный редактор и звездный арт-директор, при этом у них есть еще и финансовая возможность привлекать лучших иллюстраторов, дизайнеров, специалистов по инфографике, если у них есть возможность работать заказывать серьезные фотосессии – тогда все получается на славу.

А.Л.: Ну, а как ты думаешь, команда, издающая «FRAME», зарабатывает, чтобы издать? или издают, чтобы заработать?
М.Х.: Мне сложно об этом судить, но судя по тому объему рекламы, которая там есть, мне кажется, что это коммерчески успешный продукт. Ну, а судя  по самому изданию, с точки зрения редакционной политики и дизайна, видно, что люди занимаются этим с удовольствием. Видно, что коммерция и радость жизни совпадают.

А.Л.: Представь, что ты обнаруживаешь с удивлением, что у тебя на счету появился миллион долларов, и, в общем, можно долгое время ничего специально не делать для выживания, чем бы ты занимался?
М.Х.: Ну, сами по себе деньги на счетах не появляются. Но при наличии каких-то свободных сумм я бы, в общем-то, занимался всем тем же самым, но только на несколько ином уровне масштабности процессов. Мне приносит радость организация художественных и дизайнерских процессов, преподавательская деятельность, издательская деятельность. Для меня, наверное, за последнее время смещаются приоритеты с, собственно, проектирования, как такового в сторону «дизайн-деятельности». Я отдаю себе отчет в том, что я значительно лучший деятель и организатор, нежели дизайнер-график. Хотя и в графическом дизайне есть какие-то достижения, которыми я горжусь.

А.Л.: И вот мы так плавно переместились к  программе «ВИЖУ!», о которой мы не можем не поговорить. Чья это идея была изначально?
М.Х.: Первый разговор об этой программе зашел почти год назад, летом 2008 года, когда мы с Савелием Архипенко (креативный директор Лофт Проекта ЭТАЖИ) обсуждали возможность проведения цикла выставок по графическому дизайну. Тогда решили начать не с выставок, а с таких выступлений или мастер-классов. Но тогда идея пробуксовала примерно пол-года. Изначально мы придумали два еженедельных мероприятия — одно киношное, другое графдизайнерское. Киношное стартовало с осени 2008 года — это программа «КИНО/ВИНО» по средам. И наши еженедельные кинопоказы продолжаются уже почти год. «ВИЖУ!» и «КИНО/ВИНО» должны были стартовать одновременно, но дизайнерской программе потребовалось еще отстояться полгодика, прежде чем дождаться своего запуска. Я просто хорошо знаком и дружу со многими дизайнерами-графиками, чьи работы составляют гордость профессии. И мне удалось с первого сезона, с весны, сформировать очень сильную программу. И сразу же я постарался максимальный информационный поток запустить вокруг программы, в том числе и с твоей помощью на design-union.ru. Потом стартовала еженедельная колонка на kak.ru, и сейчас вся эта история только набирает обороты. Притом, что в летний сезон, такой отпускной и пустынный, с точки зрения посещаемости любых мероприятий, у нас нормальная хорошая наполняемость. Тут нужно учесть, что с середины весны вход на «ВИЖУ!» стал платным. Это меня порадовало, так как символическая плата за вход отсекает совсем уж случайных людей, которые просто мимо проходили. Я надеюсь, что «ВИЖУ!» будет существовать и дальше. Сейчас, в августе я уже занимаюсь формированием осенней программы. Я полагаю, что на сегодняшний день я делаю событие номер один в российском графическом дизайне за 2009 год.

А.Л.: Ну, в общем да, я того же мнения. По крайней мере, в Питере уже точно нет ничего похожего.
М.Х.: Так и в Москве нет ничего такого регулярного.

А.Л.: Не было, кстати, каких-то мыслей по привлечению телевидения, например?
М.Х.: Мы с моим другом, который в телевидении разбирается получше моего как раз недавно обсуждали вопрос по поводу программы по дизайну одном из питерских каналов. Но, наверное, этой затее тоже нужно дать время отстояться. Мне бы хотелось попробовать. Это интересная затея.

А.Л.: Ты обмолвился, что людей, которых приглашаешь на «ВИЖУ!», практически всех знаешь лично.
М.Х.: Да, с большей половиной мы на «ты». Это ближний круг моих друзей, коллег, и многих из них я считаю своими учителями. И действительно учился у них — у Сергея Ивановича Серова, Эркена Кагарова, Андрея Логвина, Владимира Чайки, Юрия Гулитова

А.Л.: Так вот, закончу все-таки вопрос — при том, что ты всех знал лично, до того, как пригласил, было ли такое откровение, ну может быть открытие в процессе выступления, что ты увидел то, чего сам не ожидал. Или кто-то повернулся другой гранью…
М.Х.: Работы Кагарова, Логвина, Гулитова, Чайки я знаю очень хорошо, практически в полном объеме, что они показывали. Логвин показал какие-то новые вещи, которых я не знал раньше, но в общем-то стараюсь следить за тем, что он делает. Совершенно с неожиданной стороны показал себя Юрий Гордон — все ждали, что он будет рассказывать о шрифтах, а он показал вовсе не шрифтовые работы. Потом настоящим взрывом, я считаю, было выступление нашего харьковского гостя Ильи Павлова из «Графпрома» — офигенные работы, просто! Олег Векленко заставил зал притихнуть и задуматься о чем-то всерьез. Он приготовил основную тему своего выступления о триеннале «4-й блок», начав с показа фотографий 1986 года, на которых запечатлены первые дни после аварии на чернобыльской АЭС, где он лично был в числе ликвидаторов катастрофы. Никто ничего подобного не ожидал. Я знал, конечно, что у Олега есть такой трагический и героический одновременно, факт в биографии, который в дальнейшем очень сильно повлиял на его творческую жизнь. Но это неизвестно не то что широкой публике, но даже и профессиональной аудитории. Ну, а вообще рассчитываю на дальнейшие какие-то открытия.

А.Л.: А по какому принципу, как приходят эти имена?
М.Х.: Все очень просто — на самом деле, эти люди на виду, на слуху, и поскольку я сам стараюсь отслеживать дизайнерскую жизнь и некий контекст дизайна в нашей стране, вполне понятно кого приглашать. И по осенней программе я заранее знаю, кого буду приглашать.

Анна Иванова: А есть ли желание в перспективе приглашать выступать дизайнеров не только из России, но и гостей из-за границы?
М.Х.: Да, есть и вполне конкретные планы, которые я обсуждал с консулом Финляндии, госпожой  Леэной Лиске. Надеюсь, что в осеннем или зимнем сезоне в «ВИЖУ!» примут участие финские дизайнеры-графики.

А.Л.: Мить, не могу не задать вопрос на счет аудитории «ВИЖУ!». Я на эту программу смотрю с очень разных сторон: во-первых, как персонаж, которого пригласили выступать, во-вторых, как редактор рессурса, который все это дело освещает, в-третьих, как фотограф, которому каждый раз, находясь в одном и том же пространстве, и видя перед собой примерно одинаковый набор гостей, из этого вытаскивать каждый раз что-то новое. Мне кажется, что это замечательно, что приходят студенты, молодые ребята — кому еще, как не им учиться! Но, как тебе кажется, взрослой части дизайнерского населения,  мягко говоря, не густо?
М.Х.: Это абсолютно закономерно, потому что большая часть взрослых дизайнеров к восьми часам вечера не хотят вылезать из дома. А также, я уверен, существует определенный момент недовольства — вот, мол, Харшак, — гад, пригласил того-то, а меня не позвал… и не пойду к нему!

А.Л.: А будет ли программа расширяться, будет ли что-то кроме графдизайна?
М.Х.: Я вообще за чистоту приема. Но, если говорить о смежной области, например, о фотографии, то я с удовольствием запустил бы отдельную программу по фотографии. И, мне кажется, фотографическая программа потенциально привлечет значительно более широкую аудиторию, чем графдизайн.

А.Л.: А какая была бы публика для программы фото, как тебе кажется?
М.Х.: Сейчас снимают все, инструмент стал доступен. И, по сути дела, аудитория фотографической программы — это люди всей Земли. Вне зависимости от профессиональной сферы интересов. Так или иначе, огромное количество людей, стремящихся к визуальному творчеству, позиционируют себя в фотографии.
А.Л.: Может оказаться, что у Этажей не хватит залов, чтобы вместить всех желающих :-))!

А.Л. Расскажи про свои планы на будущее, что впереди, о чем ты думаешь, о чем мечтаешь?
М.Х.: Я думаю о том, «…как растянуть небольшую получку, как накормить малолетнюю внучку…»… В том смысле, где взять денег на издание журнала. Ведь во время кризиса первое, что рубится — это рекламные бюджеты, и у меня в конце восьмого года полетело несколько рекламных контрактов, которые позволяли в 2008 году выходить журналу на самоокупаемость и приближаться к точке безубыточности. Сейчас это пока целиком убыточная история, которую я за свои деньги издаю. Но и мои возможности, увы, не безграничны. Для меня главный вопрос творческих планов — это сохранение «Проектора. Мне очень бы хотелось, чтобы продолжалась программа «ВИЖУ!», потому что я ее делаю с удовольствием. Ну и мой книжный магазинчик тоже забавная затея. Начали играть в мини-микро-нано-бизнес.

А.И.: Магазин развивается, есть ли планы по его расширению?
М.Х.: Ну, я надеюсь, что у нас в сентябре новая точка откроется. Это все сейчас в процессе обсуждения.  Понятное дело, что это такие масштабы, что смешно озвучивать суммы, но, тем не менее, начато с нуля и развивается неплохо. Мне дико нравится, что я снова начал преподавать. Я в Мухе с прошлого семестра начал читать историю дизайна ХХ века. Тема близкая и полезная и для журнала, и если в прошедшем семестре я старался упихнуть программу в один семестр, то сейчас у меня впереди будет год, чтобы раскрыть тему поподробнее.

А.Л.: Кстати, насчет дизайн-образования в целом, считаешь ли ты правильным, чтобы в базовом дизайнерском образовании было уделено внимание еще и менеджменту, чего нет сейчас, и что потом очень плачевно сказывается в дальнейшей жизни.
М.Х.: Ну, разве что факультативно. Я считаю, что это разные профессии. Безусловно, есть такие одиночки, «человеки-агентства», которые совмещают в себе и талант самопродвижения, и талант дизайнера.

А.Л.: Я имел в виду не то, чтобы читали в рамках одной специальности, а, скажем, на факультете была специальность, которая воспитывала бы менеджеров…
М.Х.: Не против, было бы неплохо. Я сейчас не вижу ни одной образовательной структуры, где это было бы введено в учебный процесс. Хотя, может быть, в Британке что-то такое делается.

А.Л.: Я так понимаю, что тебя самого жизнь заставила взяться за вещи, не свойственные для дизайнера.
М.Х.: Мне всегда хорошо удавалась деятельность, направленная на продвижение, мне с легкостью дается писание текстов — дизайн-журналистика, публицистика. Но сейчас у меня два юридических лица, где я же и учредитель и гендир… кто бы мог подумать!  Если бы у меня был толковый директор — я был бы только счастлив!

Событие в лицах: фото Александра Линецкого и Анны Ивановой





Вы здесь: ПРОЦЕСС проекты вижу ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ХАРШАК!

Яндекс.Метрика