авторы компании
Хитов:
7392
Дизайн моды
Хитов:
18519
Арт дизайн
Хитов:
10532

 


ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ПАВЛОВ!

Веб-резиденция профессионального дизайна
02.06.2009

Не так давно, как казалось, началась программа «Вижу!», затеянная Лофт Проектом ЭТАЖИ, а вот уж, тем не менее, и финал первой весенней сессии. На первый финал программы, с визитом в нашу культурную столицу приехал посланец другой культурной столицы другого государства. Заграничный человек, график по профессии, житель славного города Харькова (бывшей столицы Украины), соучастник студии ГРАФПРОМ — Илья Павлов. К его приезду обновилось пространство третьего этажа, где с некоторого времени проходят события программы «Вижу!». Посетителя встречает импровизированный прилавок, где разложены разнообразные съестные припасы, снабженные ценниками на картоне «а-ля базар». Гедоническое настроение поддерживают 3-х литровые банки томатного и березового сока на стелажах и плетенные корзины со всякой снедью. Да, самое главное! Открылось заведение, где можно заказать вкусную и здоровую пищу. Так что в этот раз некоторые слушатели совмещали полезное с приятным... Итогом же вечера стало традиционное интервью для цикла «Послесловие к бенефису»-

lee_5669

Митя Харшак: В течение двух часов ты показывал свои работы. Ты молодой человек, как за такое время тебе удалось столько всего перелопатить?
Илья Павлов: Я не такой молодой, как может показаться, мне 27 лет.

М.Х.: ну, это понятное дело, возраст преклонный :-) Расскажи, а с чего все началось, какой был первый заказ?
И.П.: В принципе для меня главным послужило именно сотрудничество и учеба у профессора Векленко. Было это на 2 курсе, послушав его, я понял, что надо идти работать. Я понял, что дизайн – это интересно. А начиналось все с того, что мы сидели, пили пиво на ступеньках и не сильно задумывались о современном графическом дизайне. Пока не пришел и просветил нас профессор.

М.Х.: Как я понимаю, вы уже довольно давно с 4 Блоком дружите.
И.П.: Да, уже практически 10 лет продолжается наша дружба. Со студенческих лет.

М.Х.: Вы все проекты делаете вдвоем с Машей или у вас как-то порой расширяется коллектив авторов?
И.П.: Ядром наших проектов являемся мы с Машей, но при этом мы открытая структура для сотрудничества. Мы с удовольствием сотрудничаем с другими дизайнерами, с целыми студиями. Есть масса примеров среди наших работ, например, проект «Museum» который мы делали с Борзуновой, Рубан, Кудиновой. Те же работы, сделанные в KARANDASH DESIGN. На самом деле это всегда интересно поделиться с кем-то, услышать что-то в ответ.

М.Х.: А вот в вашем творческом тандеме с Машей существует какое-то распределение задач, полномочий?
И.П.: В ручной графике вообще Маша спец. Именно концептуальные вещи – мой удел, а формальные вещи – Машина юрисдикция, хотя бывает и наоборот. Понимаешь, еще тут многое зависит и от того, кто в данный момент сидит за компьютером, это действительно очень важный фактор. Вот казалось, думаешь и думаешь, но двигая мышкой - затрачиваешь часть своей энергии на этот процесс. А тот, кто отстранен от компьютера, может абстрагироваться на 100 процентов.

М.Х.: Бывает, что ругаетесь?
И.П.: Бывает, конечно. Но это скорее полемика, рабочий процесс.

М.Х.: А то, что вы ругаетесь, это чаще на пользу вашим проектам идет или во вред?
И.П.: На пользу, конечно. Если мы поругаемся совсем до каких-то непримиримых позиций, это будет во вред, потому что мы просто не сможем работать. Но мы ругаемся обычно до того момента, когда это еще не достигло предела и имеет какой-то смысл в работе. Зачастую мы достаточно легко принимаем сторону другого, если есть уверенность в правильности выбранного решения.

М.Х.: А часто ли приходится идти на компромиссы с заказчиком и соглашаться с теми требованиями, с которыми внутренне ты не согласен?
И.П.: Компромиссы это достаточно интересная тема. У нас был опыт, который в итоге выработал определенную позицию - на самом деле полезно слушать заказчика, так очень часто бывает. Мы становимся, конечно, в контр-позицию, думаю, такое у всех бывает, когда сталкиваются с непониманием со стороны заказчика. Но с другой стороны у человека есть свой взгляд , свое видение и тебе тоже стоит его послушать. А бывает, когда ты понимаешь, что заказчик просто обратился не по адресу. И тут вопрос, насколько тебе сейчас нужны деньги, например. У нас есть очень много случаев, когда мы понимали, что это не наш клиент. И есть масса способов «расстаться» с клиентом и даже не обязательно ругаться.

М.Х.: Как вы распределяете время между работами, с которых вы будете зарабатывать деньги и какими-то своими проектами тот же 4й Блок или Museum?
И.П.: Бывают удивительные совпадения, когда на какое-то время наступает затишье после какого-то большого коммерческого проекта, и тебе нужно сделать 4й Блок. Как будто бы специально появляется время, чтобы ты смог погрузиться в работу. А потом - раз, и все снова вернулось на прежние места. Но были, конечно, случаи, когда работы появлялись одновременно, но это не было во вред.Да, ты работаешь больше, можешь просидеть 8 и 10 часов, начинаешь быстрее принимать решения, понимаешь, что есть сроки и нужно успеть. И обычно, быстро принятые решения оказываются очень удачными. Есть такой пример в живописи, с акварелью – главное не затереть.

Александр Линецкий: Восемь часов рабочего времени?! И такой интенсивности работы хватает, чтобы поддерживать студию на плаву? У меня, у моих близких друзей на работу уходит 10-12-16 часов в сутки, причем многие годы подряд, поэтому я и удивился произнесенной цифре. Восемь часов в день — это абсолютная экзотика!
И.П.: Дело в том, что оно как раз так и есть: то пусто, то густо. То есть сегодня 12 часов в день, а завтра 2 часа, а потом 24 часа. Но это и есть фрилансерская работа, когда у тебя нет четкого рабочего графика.

М.Х.: А вы себя позиционируете именно как фрилансеры, или все-таки студия, бизнес, планы по расширению и т.д.
И.П.: Нет, никаких бизнес-планов у нас нет. Студия ровно в том понимании, что мы себя осознали как определенную творческую цельную ячейку. Почему «ГрафПром», потому что двое, был бы один человек – было бы имя. А мы осознали - то, что мы вдвоем делаем получается лучше всего.

А.Л.: Я ведь не ошибаюсь, Харьков же был столицей Украины?
И.П.: Да, это первая столица. И Харьков очень любит это вспоминать.

А.Л.: А сегодня Харьков и Киев в каких оотношениях? Как Москва и Питер или нет? Есть какие-то аналогии с культурной столицей?
И.П.: Может быть, на самом деле есть. Я хожу и вижу по людям, что есть что-то общее. И вообще в целом ощущения от города. Конечно, Харькову и не снилась такая великолепная архитектура Петербурга, такое количество памятников, но по ощущению– что-то есть. И это борьба первая-вторая столица – это тоже очень сходно.

М.Х.: У нас всегда считалось, что Харьков это столица графического дизайна, в общем, и благодаря 4му Блоку эти ассоциации возникли, и благодаря вам, и студии 3Z.
И.П.: И благодаря Худпрому и Олегу Векленко, как мне кажется. Главную роль играет институция, это кузница кадров. Очень много людей едет работать в Москву, в Берлин, еще куда-нибудь. И развозят споры этого Харьковского графдизайна. Киев он не является столицей графдизайна, но он является столицей коммерческого дизайна, там очень много рекламных агентств, все сетевики сосредоточены в Киеве. Там нет уже какой-то институтской самоотверженности, бескорыстности.

А.Л.: Какие последствия оранжевой революции, как это повлияло на жизнь обычных людей. Нам не безразлично, как там все закончится.
И.П.: Революции никогда не были на благо народа. Нам на самом деле очень трудно судить, чем все закончится. Постоянно там есть 2-3 силы, которые между собой воюют.

А.Л. Это как-то касается обычных людей?
И.П.: Ну, как-то касается, но вообще есть ощущение, что правительство живет какой-то своей отдельной жизнью, мне очень странно слышать то, что они говорят.

А.Л.: А вы как дизайнеры, воспринимаете Россию, как часть себя или же как часть другого какого-то государства?
И.П.: Я в России давно не был, впервые за несколько лет выбрался. Думал, что попаду в другое государство, а когда приехал – такое ощущение, что я в соседнем городе. Съездить в Москву и съездить в Питер – это принципиально разные вещи. Москва она особняком была всегда. Точно так же как и Киев, он отличается от всей Украины, но это не будет отражать реальную обстановку в стране. Со столицами сложно всегда.

М.Х.: Заказчики у вас только украинские?
И.П.: Нет, во-первых, мы еще будучи студентами ездили в Москву работать на студию «Про-образ», какое-то время там проработали успешно и потом вернулись делать диплом.

М.Х.: А уровень расценок сильно отличается за работу дизайнера: между Москвой и Киевом, между Питером и Харьковом? Вообще насколько в Украине это специальность, которая кормит?
И.П.: Я думаю, что это специальность, которая кормит, потому что дизайнеры, буквально на каждом шагу, народ идет мощным потоком. По поводу разницы расценок, я не берусь судить. Я давно не слышал о Московских, к тому же в связи с этим кризисом расценки уже как-то пошатнулись. В Харькове ситуация с этим очень жесткая, буквально по пальцам можно пересчитать студии, которые хоть какие-то деньги берут за свою работу и все остальные готовы демпинговать очень сильно и почему не понятно. И сколько не говори, что ребята, у нас же есть цех, мы же можем установить цены, и вам же будет от этого лучше. Есть же союзы дизайнеров, но это все равно не работает почему-то.

М.Х.: А у вас в основном в проектах фирменные стили, плакаты. Книги как вошли в обиход, причем такие очень серьезные, многодельные, сложные?

И.П.: Они этим и хороши, потому что это совсем другой тип работы, это медитация. Это как поход в музей, за который тебе еще и заплатят.
М.Х.: Есть какие-то приоритеты, например, самое любимое – делать фестивали. Или, делать книги?

И.П.: Книги, все-таки самое близкое к сердцу. Почему то мы решили, что мы книжники.
М.Х.: Есть ли какие-то увлечения не связанные с работой?

И.П.: Да, сноуборд, велосипед, путешествия.

Событие в лицах: фото Александра Линецкого





Вы здесь: ПРОЦЕСС проекты вижу ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ПАВЛОВ!

Яндекс.Метрика