авторы компании
Хитов:
11693
Ландшафтный дизайн
Хитов:
5820
Арт дизайн
Хитов:
14832
Теория и педагогика

 


ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ФАЛДИН!

Веб-резиденция профессионального дизайна
19.03.2009

17 марта в Лофт Проекте ЭТАЖИ в Санкт-Петербурге состоялась очередная встреча в рамках программы "ВИЖУ!". Гостем этого вечера стал известный дизайнер-график Александр Фалдин. После завершения выступления, в редакции журнала "Проектор" состоялся импровизированный круглый стол, в ходе которого участники обменялись мнениями на самые животрепещущие вопросы профессии. В круглом столе участвовали: Александр Фалдин, Александр Линецкий (будущий гость "ВИЖУ!") и Митя Харшак (куратор программы)

вижу! фалдин!

Закончился бенефис, стихли аплодисменты. Умиротворенные студенты, накачанные творческой энергетикой докладчика,  разошлись кто-куда. А Бенефициант, Устроитель и Репортер поднялись этажом выше и стали, точнее, сели разговоры разговаривать…
Первая фраза, не зафиксированная диктофоном, звучала примерно так: «Как Вы оцениваете нынешнее состояние графического дизайна» Ответ был по-солдатски лаконичен и столь же прямолинеен. Тут мигнул диктофон и запись пошла...


Митя Харшак. Реально ли в сегодняшней ситуации возвращение худсовета? В том или ином виде?

Александр Фалдин. Я думаю, реально. Саша Тимофеев (Александр Васильевич Тимофеев — Председатель Правления Спб Союза Дизайнеров России. Ред) что-то пытается сделать, ну хотя бы на уровне Правительства города. Чтобы была какая-то цензура профессиональная, потому что самое страшное, я думаю, это дилетантство. И когда это дилетантство заполонило весь город, это уже катастрофа графической культуры.

М.Х. А вообще  для того объема работ, связанных с графическим дизайном, который нужен в том же Питере, голов хватит? Есть ли необходимое количество профессиональных дизайнеров?

А.Ф. Да, конечно. Наверняка каждое учебное заведение выпускает минимум по одному хорошему дизайнеру в год. Сколько таких учебных заведений? Десяток наберется?

М.Х Десятка, может и нет, но пяток найдется…

А.Ф. Пять дизайнеров каждый год, за 5 лет — 25 дизайнеров… за глаза и за уши! Да они еще будут драться между собой за работу и конкурировать.

М.Х. А как быть тогда с заказчиками, которые сами распоряжаются своими бюджетами?

А.Ф. Ну и черт с ними… это же частные деньги, понимаете? Кто как хочет, так своими деньгами и распоряжается. Может нанять плохого дизайнера, может хорошего… это их деньги.
Давайте начнем с государственных денег, а там уже видно будет... Чиновники транжирят же наши деньги, а за наши деньги нам нужно побороться. Чиновники люди подневольные, надо чтобы был приказ сверху…

Как это часто бывает, когда собирается больше одного дизайнера, разговор сворачивает на самую актуальную тему — оплата труда, гонорары, расценки и все что мы про это думаем…

М.Х. Каким образом формируется прайс-лист у Александра Фалдина? Исходя из каких-то собственных представлений о том, сколько должна такая работа стоить, или из обще-рыночной ситуации, сложившейся на дизайнерском рынке, или, может, исходя из зарубежных аналогов, от  уровня гонораров коллег за границей? И что является критерием ценообразования? Существует ли некий ранжир, в соответствии с которым  формируется цена для разных заказчиков? Или есть вид работы, а на него есть фиксированная цена?

А.Ф. Если  бы я ориентировался на западных дизайнеров – я бы сидел без работы. Никто бы у меня ничего не заказал бы. Уровень цен в городе? Да я и понятия не имею,  кто по чем работает… Я исхожу  из того  прожиточного минимума, который мне необходим, чтобы сделать эту работу.
И, конечно, первые расценки, которые я увидел в своей жизни, приличные западные — это французские. Они там очень хорошо расписаны, например: стоит знак сделать для какого-нибудь кафе, ну грубо говоря — 5 франков, для какого-нибудь среднего предприятия — 15 франков, а для какой-нибудь корпорации международной, скажем, 50 франков.  Цены условные, конечно, просто чтобы обозначить порядок… а в этой градации существует вилка, от 50–70, например, для какого-то монстра. И эти расценки — обязательны для членов синдиката графических дизайнеров Франции. И они в этой вилке уже могут плясать.

М.Х. А вы считаете это справедливо? Что в зависимости от объема бизнеса заказчика варьировать  цены?

А.Ф. Конечно! Будет знак работать в этом квартале, где его увидят жильцы с соседних улиц, приходя в это кафе, кофе попить. Или этот знак будет работать на весь мир. Да и подготовительного материала не в пример больше для крупного заказчика.

М.Х. Вы хотите сказать, что сделать знак для корпорации труднее?

А.Ф. Безусловно. Даже просто, чтобы ознакомиться с материалом времени потратить нужно гораздо больше. А еще работа с аналогами, посмотреть, например, что наворотили в этом бизнесе по всему миру. Просмотреть у кого какие знаки.

М.Х. Во время своего выступления Вы сказали, что для того, чтобы сделать хорошо, вам нужно 3 месяца. В случае, если заказчик подгоняет — можно, за месяц. На сколько с такими сроками получается эффективно взаимодействовать с заказчиком? Всем же ясно, что не у каждого заказчика есть столько времени на разработку.

А.Ф. Я могу и за месяц сделать, но тогда мне нужно отложить все другие работы.

Александр Линецкий. Я хотел бы вмешаться по поводу оплаты труда. У нас на design-union.ru в том числе и эта проблема поднимается. Есть раздел, посвященный теме гонораров, начало положено. Заходите на сайт, смотрите.

А.Ф. Мы уже рассуждали с Сашей (Кокшаровым) на тему этой немецкой системы исчисления авторского вознаграждения. Для меня они какие-то немного математические…сколько часов на что потратить…

А.Л. Так ведь проектирование не состоит только из непосредственно рисования знака/логотипа. Сам же говорил: «… посмотреть аналоги» , т.е. вполне понятное время на изучение. А плакат? Сел, сосредоточился — и родил?   Тоже нужно изучить тему, посмотреть литературу, поразмышлять. А это все время. У нас как сейчас? Дипломы, которые висят на «стене славы» в мастерской никому особо не нужны, кроме родственников. А вот у немцев, например, если ты в национальном конкурсе получил какое-то призовое место — у тебя, согласно их «общественному договору» получаешь повышающий коэффициент для расчета гонорара. Тогда я понимаю, что участие в конкурсах — моя святая обязанность. Причем, обратите внимание,  не международных, а именно локальных. Эта идея правильная и нужно это продвигать и у нас тоже.

А.Л. И потом. Мне кажется, что исходить из прожиточного минимума, бюджета семьи и прочих вещей — это совершенно неправильно. Сама постановка вопроса неверна. Возвращаясь к разработке нового принципа исчисления гонорара, хочу сказать, что даже внутри команды, которая занималась этой темой, нет однозначного понимания проблемы. Попробовали применить систему расчетов на примере корпоративной идентификации и сказали сами себе: нет, столько не заплатят! Я тогда задаю вопрос: ребята, а вы сами задумывались, что живете в городе, где квадратный метр жилья  подороже будет, чем в любой столице Европы. Автомобили мы покупаем дороже, абсолютно точно, качественная одежда, многие продукты дороже европейских и прочее, и прочее…а теперь, внимание, вопрос: можно ли сравнить гонорары наших дизайнеров с европейскими коллегами?

А.Ф. Это вопрос риторический…хотя, с другой стороны, наши же клиенты часто отдают заказы за рубеж.  Расходуя на это очень приличные бюджеты.

А. Л. Да, к сожалению, наметилась такая тенденция…  Кажется, что просто народ выпендривается друг перед другом:  мол, мне в Лондоне делают, а мне в Париже и т.п. Поэтому надо сплачивать свои ряды и отстаивать  собственные интересы!

А.Ф. Я давно это, еще лет 10 назад в СД об этом говорил, никто не услышал.

А.Л. Сейчас появилась трибуна, можно обсуждать любые злободневные вопросы,  добиваться своего.

А.Ф. Самое главное, надо еще друг друга поддерживать. Я всегда ставлю в пример москвичей: кто их знает, может быть и ненавидят они там друг друга, но как они друг друга пиарят! То есть цех — чувствуется. А у нас — никакой солидарности!

Анна Иванова: Александр, какие перспективы, на Ваш взгляд, у Российского дизайна?

А.Ф. Такие же, как у нашего автопрома. В Москве хоть что-то еще шевелится: есть заказы, есть деньги, да и просто дизайнеров так немного побольше.  В Москву все съезжаются — и артисты, и спортсмены, и юмористы со всей страны. А в Питер так не едут. Питер — провинция.

М.Х. Вообще по поводу российского дизайна, если сравнивать с европейской ситуацией, то у нас есть очень узкая когорта звезд мирового уровня, потом дикий провал в среднем уровне, который как раз очень силен на западе. Их средний уровень-то, благодаря чему улицы европейских городов выглядят пристойно. Интерьер какой-нибудь провинциальной кафехи  выглядит очень пристойно. И все что нужно есть: и логотип, и меню, и визитная карточка и все остальное… И там нет такого количества треша совершеннейшего, дилетантов и любителей, которые опять же в Европе присутствуют лишь на уровне математической погрешности.

М.Х. К сожалению, гениев, которые нигде ничему не учились, а потом вдруг начали делать ослепительные вещи — раз, два и обчелся, не тенденция, а в основном, треш, который мы видим каждый год, день, проходя по улицам.

А.И. Ну а что делать молодым дизайнерам, студентам, в каком направлении двигаться?

А.Ф. Книжки смотреть в бесконечных количествах… (Взрыв хохота. Дело происходит в единственном в Петербурге специализированном книжном бутике для дизайнеров )

Если твою работу хорошо не оплачивают, если ты не нужен в этой стране, не нужен этому государству — надо быть сумасшедшим, наверное, чтобы жить этой профессией,  не существовать вне ее.
И вообще, дизайнером быть — это страшно тяжелая профессия, я бы всем ребятам, которые сегодня собрались на мой вечер, посоветовал десять раз подумать, прежде чем связывать с этой профессией всю свою жизнь, тем более девушкам….
А думать, что это такая модная и денежная специальность, делающая твою жизнь увлекательным  приключением – крайне наивно…

А.И. Но ведь и Вы тоже когда-то выбирали себе будущую специальность..
А.Ф. Это было давно, в другой стране… да и потом, если бы молодость знала…

Тут в диктофоне что-то утробно екнуло, присутствующие переглянулись и решили мирно разойтись по домам, где несмотря на позднее время ждет такая обременительная, такая тяжелая, такая малооплачиваемая, такая неблагодарная, но такая любимая дизайнерская работа...

Событие в лицах: фото Александр Линецкий





Вы здесь: ПРОЦЕСС проекты вижу ПОСЛЕСЛОВИЕ К БЕНЕФИСУ. ВИЖУ! ФАЛДИН!

Яндекс.Метрика