авторы компании
Хитов:
6920
Дизайн интерьеров
Хитов:
5783
Арт дизайн
Хитов:
319

 


PUBLIC INTIMACY.ОБЩЕСТВЕННАЯ ИНТИМНОСТЬ. ЧЕТВЕРТЫЙ ВЫПУСК «БЕСЕД DORNBRACHT» В ИНСТИТУТЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА В БЕРЛИНЕ

Веб-резиденция профессионального дизайна
26.12.2012

11 декабря 2012 года компания Dornbracht в рамках своих «Культурных проектов»/Culture Projects® пригласила желающих принять участие в «Беседах» Dornbracht (Dornbracht Conversations®) в Институте современного искусства Берлина. В этом году участники панельной дискуссии – Каролин Христов-Бакарджиев (Carolyn Christov-Bakargiev), Сюзанн Пфеффер (Susanne Pfeffer) и Джереми Шоу (Jeremy Shaw) – беседовали с Шарлотт Клонк (Charlotte Klonk) об утрате интимности и новом позиционировании частной жизни.

Тема новой «Беседы» непосредственно связана с «интимной» обстановкой выставки ONE ON ONE/ОДИН НА ОДИН1, которая проходит сейчас в KW и посвящена коммуникации и восприятию неразрешенного напряжения между интимностью и публичностью. Выставка с индивидуально спроектированными комнатами и экспонатами представляет собой новый творческий проект, реализованный при спонсорской поддержке Dornbracht Culture Projects®.

Более 15 лет семейное предприятие Dornbracht поддерживает выставки и другие творческие инициативы. Благодаря «Культурным проектам» Dornbracht была создана платформа для обсуждения новейших достижений в области дизайна, архитектуры и искусства. В этом году участники панельной дискуссии – Каролин Христов-Бакарджиев, Сюзанн Пфеффер и Джереми Шоу – беседовали с Шарлотт Клонк об утрате интимности и новом позиционировании частной жизни.

Шарлотт Клонк открыла дискуссию классификацией понятий «приватного» и «общественного» в социально-историческом ракурсе. В контексте современности она связывает оксюморон «общественная интимность» с развитием интернета и социальных сетей, таких как Facebook – и, соответственно, открытым доступом к интимным деталям личной жизни. «Представляется, что в последнее время именно частная жизнь подвержена риску», поясняет Клонк. Сегодня частная жизнь воспринимается как свободное пространство, которое нуждается в защите и дает людям право на уединение. Ранее, напротив, частная жизнь была связана с домашней сферой, что положило начало феминистскому дискурсу на тему частного и публичного. Лишь недавно она стала также восприниматься как интимное пространство, считает Клонк. «В этом смысле, музей всегда был местом, которое объединяло эти две категории». По мнению Клонк, все три участника «Бесед» по-новому экспериментируют с этой темой.

«Моя идея выставки ONE ON ONE/ОДИН НА ОДИН восходит к проекту «Chambres d’amis in Gent» Жана Хоэ (Jan Hoet)», поясняет Сюзанн Пфеффер (Susanne Pfeffer): «В 1986 году бельгийский куратор организовал выставку произведений искусства в частной квартире, тот же прием был использован на Берлинской Биеннале в 2006 году в квартире на Аугустштрассе. Мне понравилась идея интимности. Она делает искусство более откровенным». Однако на этот раз произведения искусства не покидали здание музея – вместо этого Сюзанн Пфеффер попросила художников создать работы, которые предназначены для единственного зрителя и требуют прямого диалога, в противоположность многим крупным галереям, где человек чувствует себя потерянным среди множества посетителей, произведений искусства и залов. Шарлотт Клонк поддержала этот подход и рассказала, что выставка ONE ON ONE/ОДИН НА ОДИН позволила ей испытать некую отрешенность и уйти от постоянного критического размышления. Именно к этому эффекту стремилась Сюзанн Пфеффер при исследовании ощущений, которые испытывает человек, оказавшись один на один с произведением искусства. С другой стороны, выставка создает и коммуникативный уровень – прежде чем оказаться в одиночестве, нужно подождать в очереди перед комнатой с художественным произведением.

Отвечая на вопрос о концепции своей работы для выставки ONE TO ONE Джереми Шоу (Jeremy Shaw) пояснил: «У меня было два варианта. Первый состоял в том, чтобы отразить красоту тихого первого знакомства работы и зрителя. Второй – воспользоваться тем обстоятельством, что кто-то будет «отдан на милость» моей работе. Я выбрал последнее». Джереми также хотел, чтобы различные версии его гипнотического видео создали замешательство при последующем обсуждении посетителями.

Эксперименты с гипнозом и терапевтическими сеансами также использовались на выставке documenta2. «Маркос Лютьенс (Marcos Lutyens) загипнотизировал 7000 человек за 100 дней», рассказала Каролин Христов-Бакарджиев. Продолжая рассказ о documenta, она с радостью отметила факт продажи 150 % абонементов – это означает, что многие посетили выставку неоднократно. «Выставка перестала быть событием и стала, скорее, временным опытом, когда зритель приходит специально, чтобы полюбоваться одним произведением искусства, и снова уходит». Как таковой зритель менее эффективен и скор, он в меньшей степени потребитель. Поскольку в этот раз documenta была не общественно-политической трибуной – что в последнее время происходит всё чаще – а пространством для сотрудничества, в фокусе выставки было не противопоставление частного и общественного, а скорее, интимного и коллективного.

Куратор documenta XIII поставила под сомнение различия между частным и общественным, пояснив, что это расхождение является проблемой западной культуры. В подтверждение этой идеи она зачитала электронное письмо ливанского актера, драматурга и визуального художника Рабиха Мруэ (Rabih Mroué), который описывает свои впечатления от посещения концентрационного лагеря Брайтенау (Breitenau) в городе Кассель, в том числе, утверждая: «Быть художником означает также быть зрителем. Быть и в то же время не быть им». Христов-Бакарджиев, таким образом, констатировала, что к методам эры Facebook можно подойти с другой стороны, поскольку грань между частным и общественным в любом случае подвижна. Единственное, что имеет значение – это время, сосредоточенность и преданность, которые человек вкладывает в своё дело.

«Я верю, что самый сложный вызов современности состоит в понимании себя», продолжила Христов-Бакарджиев. «Идея коллективного субъекта – это продукт, который капитализм пытается продать. Нас хотят убедить, что не существует субъективности, но скорее каждый является частью более общего субъекта: дизайнер в Берлине, производитель в Стокгольме, продавец где-то еще». Она обратилась к Канту и его пониманию целостности мира в противоположность преобладающему последние два десятилетия деконструктивизму французского постмодерна. Шарлотт Клонк присоединилась к заключению по этому вопросу: «Сложно представить, как может быть создан некий (единый) смысл для общества, у которого отсутствует самоощущение».

Один из вопросов из аудитории к Сюзанн Пфеффер состоял в том, могут ли выставки в принципе предложить частную атмосферу – в конце концов, человек всегда делит время и пространство с произведением искусства. «Да, но некоторые посетители сегодня задаются вопросом, почему они должны смотреть видео на выставке, когда они могут просто зайти на YouTube,» отметила Пфеффер, поясняя свой подход к исследованию. Она привела пример сделанной из пивных ящиков инсталляции Кюприена Гайара (Cyprien Gaillard) под названием The Recovery of Discovery (Восстановление открытия), представленной Институтом современного искусства (KW) в 2011 году. Инсталляция как произведение искусства существовала благодаря постоянным изменениям в ходе выставки. Шарлотт Клонк выразила мнение, что выставки действительно по своей сути совсем не приватны. Изначально музеи существовали для формирования определенной общественной аудитории, соответственно сейчас вопрос состоит в том, насколько в принципе можно управлять собственным восприятием искусства в музее, поскольку человек оказывается окруженным текстами на стенах, смотрителями и множеством других посетителей. В этом существенное отличие выставки ONE ON ONE/ОДИН НА ОДИН, где каждый может взаимодействовать с произведением искусства без пояснений и многочисленной публики.

Следующий вопрос – существует ли связь между агрессивной рекламой о выставках и утратой приватности в музеях. Христов-Бакарджиев сделала отступление на тему диалектических и взаимопроникаемых отношений между сферой искусства и пространством вне музея. Затем она обратилась к опыту освобождения души от телесной оболочки, который можно испытать при взаимодействии с произведением Джанет Кардифф (Janet Cardiff) и Сюзан Филипш (Susan Philipsz). Оно освобождает зрителя от «здесь и сейчас», позволяя оказаться наедине с собой. Это соответствует старой романтической идее о переносе из объективного мира в художественную сферу – и таким образом, в единственную реальность, которая объединяет тело и дух. В то же время она обратила внимание на реакционный потенциал такого мышления. Таким образом, уход (от реальности) может быть одновременно радикальным и консервативным.

Последующие вопросы касались движения Occupy Wall Street и весьма неоднозначного расположения его штаб-квартиры в зданиях Deutsche Bank, модернистской архитектуры выставки ONE ON ONE/ОДИН НА ОДИН и, главным образом, этимологий понятий «приватный», «интимный» и «общественный», которые взаимозаменяемо использовались в ходе дискуссии, несмотря на то, что все они имеют очень разное значение – особенно с учетом существования различных исторических и культурных уровней понимания приватности. В связи с этим слово «интимный» (intimate) было определено как форма близости, как отношение к чему-либо, тогда как «приватный» или «частный» (private) – скорее как экономическое понятие.

В итоге участники панельной дискуссии сошлись во мнении, что сегодня больше внимания уделяется частной сфере, нежели общественной, в то же время эти сферы находятся в неразрывной связи. В этом контексте выставка ONE ON ONE служит вдохновляющей основой для достоверного определения границ рассматриваемой темы. Ввиду сложности вопроса, было невозможно прийти к окончательным выводам. Тем не менее, многочисленные предложения, вопросы и комментарии, также и со стороны зрителей, подтвердили необходимость в обсуждении «общественной интимности» и актуальность темы четвертого выпуска «Бесед» Dornbracht.

О компании Dornbracht
Компания“Dornbracht GmbH&Co. KG” расположена в немецком городе Изерлон и является всемирно известным производителем гарнитуры и аксессуаров для ванной комнаты и кухни. Она регулярно становится призером международных премий в области дизайна. С 1996 года приоритетным направлением, определяющим особый статус компании Dornbracht, является приверженность культуре. С 2006 года выпускается периодическое издание “Dornbracht – the SPIRIT of WATER” («ДУХ ВОДЫ»), оно выходит в виде альманахов для ванной комнаты и кухни, отражает корпоративную концепцию Dornbracht как компании, заинтересованной в развитии культуры и представляет весь спектр продукции торговой марки Dornbracht. С одной стороны, это каталог продукции, но в то же время рассматриваемые в нем темы создают связь между вдохновением, диалогом и инновацией, которые характеризуют образ мысли работы в Dornbracht.

Более подробную информацию о компании Dornbracht 
и ее продукции можно получить, 
посетив наш сайт в интернете: www.dornbracht.com, 
а также обратившись к PR-представителю Dornbracht в России: 
Brand Angel PR&Communications: Маргарита Морозова, Санкт-Петербург, 
тел.: +7 812 349 40 28, моб. тел.: +7 911 189 35 49, e-mail: 
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , www.brand-angel.ru.




Вы здесь: ПОРТАЛ место действия Мир PUBLIC INTIMACY.ОБЩЕСТВЕННАЯ ИНТИМНОСТЬ. ЧЕТВЕРТЫЙ ВЫПУСК «БЕСЕД DORNBRACHT» В ИНСТИТУТЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА В БЕРЛИНЕ

Яндекс.Метрика