авторы компании
Хитов:
415
Хитов:
6743
Дизайн интерьеров
Хитов:
8909
Графический дизайн

 


ВЕСТИ С ПОЛЕЙ УКРАИНСКОГО ДИЗАЙНА

Веб-резиденция профессионального дизайна
15.06.2011

Большинство моих коллег хорошо помнят те недавние времена, когда все новости по радио и телевидению начинались и заканчивались репортажами с колхозных полей. Теперь колхозов нет, да и интерес к таким репортажам иссяк. Но параллели между постоянными «битвами за урожай» и сегодняшними методами решения проблем в разных областях нашей жизни просматриваются достаточно отчетливо.

А.Родченко, В.Степанова. Плакат для изд-ва ЛЕНГИЗ, 1924. А.Родченко, В.Степанова. Плакат для изд-ва ЛЕНГИЗ, 1924.

Не составляет исключения и сфера дизайна. И основное, что роднит ее с недавним советским прошлым – это упование на массовость, парадность и кампанейщину*. Как и раньше, развитие дизайна связывают с количественными показателями, наивно полагая, что огромная армия дипломированных специалистов (а их сегодня готовят в более чем 100 вузах Украины!) в итоге обеспечит желаемый результат. По-прежнему, от правительства ждут очередного судьбоносного постановления, которое все расставит на свои места. Опять же, как в застойные времена, главный акцент делается на организацию парадов и праздников дизайна – красивых, но далеких от реальной жизни. В период проводимых в Харькове международных выставок-конкурсов «Водопарад», «Світло», «Репликанты», «4-й Блок», «АнтиСпид Украина», «Паром», киевской «Недели Моды» и ряда других вернисажей, мы – дизайнеры, становимся единой командой, гордо распрямляем плечи, демонстрируем награды и дипломы, любуемся глянцевыми изданиями с нашими опубликованными проектами и фоторепортажами с гламурных тусовок в присутствии заезжих мировых звезд. Нам приятны их дружеские объятия и заверения в том, что потенциально мы «на уровне». Еще более приятны оплачиваемые зарубежными фирмами поощрительные поездки на европейские салоны, ярмарки и фабрики дизайна. Все это возвышает нас в собственных глазах, избавляет от комплекса «второсортности», наделяет чувством причастности к творческой элите. И это есть проявление нормальной человеческой реакции.…

Но, после праздников наступают будни. Из состояния эйфории мы возвращаемся в наш парадоксальный мир, где сверкающие лаком лексусы и тойоты шуршат по разбитым дорогам вдоль пыльных тротуаров, утыканных лайт-боксами с рекламой одежды от Versace и бриллиантовых часов Mont Blanc. Мы безуспешно пытаемся отыскать на наших улицах скамейки для отдыха и урны для мусора, равно как и промышленные изделия с отечественным дизайном в переполненных китайскими и немецкими товарами супермаркетах. Но находим, разве что бутылки с горилкой да упаковки пищевых продуктов, на которых есть хоть какой-то отпечаток национальной проектно-художественной аутентичности. Да и откуда взяться конкурентоспособному украинскому дизайну в условиях замершего производства и устаревших технологий? Кто может назвать осуществленные за последнее время крупные проектные разработки с весомой научной составляющей? Даже в сравнении с советским дизайном, зажатым в тисках плановой экономики, нынешняя ситуация выглядит хуже.


С.Сальский, А.Шеховцов. Детский велосипед-конструктор. Харьковский филиал ВННИТЭ, 1987 г.

Если еще два десятилетия тому назад системой ВНИИТЭ инициировались разработки отраслевых дизайн-программ и фирменных стилей крупных предприятий, то теперь об этом просто забыли. С тех пор из страны-производителя Украина фактически превратилась в сырьевой придаток международного рынка, экспортируя металл, лес, электроэнергию, полезные ископаемые. Взамен, в страну хлынул поток импортной продукции с уже готовым дизайном. Соответственно, резко снизилась потребность в собственных специалистах-проектировщиках промышленных изделий. Их место заняли дизайнеры-стилисты, декораторы и оформители интерьеров, исполнители компьютерной графики. Именно так распорядился рынок труда, отдавший на данном этапе своего развития предпочтение дизайнерам «вспомогательного звена». Главной задачей дизайнеров-исполнителей стало не столько создание новых культурных и материальных ценностей, сколько умение распорядится зарубежными продуктами интеллектуальной собственности и дизайна: найти их в каталогах или графических программах, выбрать, а затем разместить в соответствии с типовыми схемами или желанием заказчика. Обслуживающая функция стала в дизайне доминирующей.


ВНИИТЭ. Токарный станок с программным управлением для итальянской фирмы UTITA, середина 1970-х.

В совсем недалеком прошлом приоритеты были иные. Мощный спурт по созданию целостной структуры отечественного дизайна, предпринятый в 1970-80-х годах, вывел на Олимп молодую поросль художников-конструкторов, мыслящих достаточно масштабными категориями проектной деятельности. Другой разговор, что чрезмерно идеологизированная и неповоротливая машина советской экономики со скрипом адаптировала творческие новации в любой области производства, за исключением военно-космической. Промышленным дизайнерам, составлявшим костяк новой профессии, приходилось очень нелегко в битве за собственный урожай. Плановое хозяйство затягивало осуществление разработок, и лишь очередное грозное постановление ЦК КПСС о развитии той или иной отрасли, давало толчок к внедрению проекта в жизнь. Еще одним тормозом являлась взращенная на ниве партийной идеологии парадность – типичный признак неразвитости общества. Стремление выдавать желаемое за действительное наглядно проявлялось на международных смотрах. В начале 1980-х, во время посещения Лейпцигской ярмарки, мне бросилась в глаза такая особенность: наиболее пышно были оформлены экспозиции стран третьего мира, которые демонстрировали, в основном, продукцию сельского хозяйства и предметы народных промыслов. Еще более помпезно выглядели два национальных павильона – Китая и СССР (все другие страны размещали свою продукцию в общих, отраслевых павильонах). Китайская экспозиция в основном состояла из расписных жестяных термосов, зонтиков и портретов «великого кормчего» Мао Цзе дуна. Пространство советского павильона занимали витрины с балалайками, водкой, икрой, меховыми изделиями; на фоне огромных фотографий руководителей партии, космонавтов и Героев социалистического труда в ярких платках сидели мастерицы из Хохломы, вырезавшие и расписывавшие ложки. Из области техники наша индустриально-космическая держава была представлена огромным трактором ХТЗ Т-150 и громыхающим металлическим чудовищем под названием «аппарат для производства гвоздей», вокруг которого с улыбкой толпились посетители. В расположенных рядом отраслевых павильонах скромно демонстрировали свои надежные и вполне грамотно спроектированные станки, приборы, автомобили, фотокамеры предприятия из ГДР и Чехословакии “Takraf”, “Robotron”, “Carl-zeiss-jena”, “Skoda”, “Tesla”. Дизайн этих соцстран заметно отставал от западноевропейского, но, тем не менее, был прочно встроен в экономику, культуру и реальную жизнь. Когда, несколько лет спустя, я задал вопрос своим немецким коллегам: «Почему вы практически не проводите выставок дизайна?», – мне ответили: «А зачем?! Место дизайна не на экспозиционном подиуме. Он должен быть среди людей». В этом простом ответе заключалась философия проектной культуры цивилизованного, прагматичного общества.

К сожалению, в Украине до сих пор не сложилась ни само общество, ни философия культуры в целом, ни система дизайна. Главные ее звенья – образование, наука и практика, не будучи скреплены стержнем эффективной рыночной экономики, функционируют са¬ми по себе. Выражаясь языком метафор, почти не происходит их взаимное опыление, а отсюда – и мало плодов. Исключение составляют, разве что, раскрученная отрасль проектирования элитных интерьеров и дизайн полиграфической продукции, где авторские предложения находят свое воплощение. Вот и получается, что смотры-конкурсы и вернисажи становятся своеобразной компенсацией дизайнерам за невостребованность их труда и являются тем экспериментальным полем, где можно продемонстрировать авторскую индивидуальность и потенциальную урожайность своего творчества. Правда, если вывести процент участников таких показательных мероприятий по отношению к общему числу зафиксированных в Украине дизайнеров, то он окажется мизерным. Поэтому измерять пульс эффективности профессии нужно все же не в режиме «от выставки до выставки», а по результатам ее последовательного встраивания в жизнь. Что же касается места демонстрации новых материалов, технологий, приемов формообразования, а также конкурсных проектов по определенной тематике, то для этого следует открыть региональные дизайн-центры, как это уже давно сделано в крупных промышленных городах Западной Европы.


Гретта Шютте-Лихоцки. Франфуртская кухня, 1926. В рамках программы
социального жилья такой встроенной мебелью с 1926 по 1931 год
во Франкфурте было оборудовано 12 тыс. квартир.

«Дизайн стал пустым и праздным», – заметил на встрече в «DOMUSe» Алессандро Мендини. Согласитесь, что столь острое заявление, сделанное в центре мирового дизайна, настраивает на серьезные раздумья. Не грозит ли и нам участь раствориться в «играх с псевдо-скульптурным формообразованием», как сказал об этом итальянский маэстро? И не пора ли взять за образец практику 1920-х годов, когда именно архитектура и дизайн вышли на острие решения социальных задач, создавая для людей функциональную и соразмерную возможностям общества, предметную среду?! Вспомним, насколько системно подходили к реализации программ социального жилья с типовой встроенной мебелью немцы Вальтер Гропиус, Эрнст Май, Фердинанд Крамер, австрийка Грета Шютте-Лихоцки, голландец Март Штамм, французы Ле Корбюзье и Эйлин Грей! Какими выразительными и целостными по замыслу были проекты оборудования рабочих клубов, производственная одежда, текстиль, плакаты и книги А.Родченко, В.Степановой, братьев Стенбергов, В.Ермилова!

В. Финогенов. Радиомагнитола с СD-проигрывателем, Москва, 1991.
В. Финогенов. Радиомагнитола с СD-проигрывателем, Москва, 1991.

Понятно, что каждое время диктует свою философию творчества и очерчивает свое поле деятельности. И сегодня было бы глупо упрекать молодых дизайнеров за то, что они массово переключились на изготовление этикеток или оформление интерьеров ресторанов, фешенебельных отелей и загородных вилл новоиспеченных олигархов. Вместе с тем дизайнеры, которые уже сделали свое имя и добились признания, не должны оставаться в стороне от острых, жизненно значимых проблем. Нужно не ждать того времени, когда бизнес или встающая с колен промышленность запросят дизайнеров к созданию массовой продукции, но и самим инициировать эти процессы, как это делали пионеры мировой проектно-художественной культуры в начале ХХ века, а в его последние десятилетия – представители отечественного дизайнерского «неоренессанса». Ибо слишком уж разителен контраст между тем, что мы видим на глянцевых страницах выставочных проспектов и тем реальным урожаем, которые собирают сегодня с полей украинского дизайна.

Бойчук Александр Васильевич
профессор, канд. искусствоведения,
член правлений Союза дизайнеров Украины
и ХО СДУ

Источник: design-kharkov.org





Вы здесь: ПОРТАЛ место действия Мир ВЕСТИ С ПОЛЕЙ УКРАИНСКОГО ДИЗАЙНА

Яндекс.Метрика