авторы компании
Хитов:
24021
Дизайн интерьеров
Хитов:
416
Хитов:
2922

 


ДРУЗЬЯ МОИ, ПРЕКРАСЕН ЛЬ НАШ СОЮЗ?

Андрей Андреевич Мещанинов
20.04.2013
Друзья мои, прекрасен ль наш союз? C таким вопросом я обратился три десятилетия назад к читателям «Технической Эстетики» и не думал, что буду вопрошать об этом вновь.


 
Ненормальная ситуация, сложившаяся во взаимоотношениях между правлением Петербургского союза дизайнеров России и центральным аппаратом Союза, вынуждает меня обратиться к коллегам с тем, чтобы высказать мою личную точку зрения по проблеме этих взаимоотношений. Считаю это своим долгом одного из старейших (и по возрасту и опыту - тоже) члена Союза, принимавшего активное участие в его зарождении еще при советской власти.

Творческое братство и организационное единство дизайнеров всей страны я считаю важным моральным фактором для членов союза и залогом развития Союза. При этом важнейшим условием является добровольность принимаемых на себя обязательств и равенство прав всех членов Союза. Дальнейшее изложение понятно в деталях тем членам союза и его  функционерам, которые знакомы с историей событий и были втянуты в конфликт. Но и остальные, думаю, «въедут»:

1. В Петербургский союз дизайнеров была направлена центральным аппаратом Союза дизайнеров России некая комиссия по проверке хозяйственной деятельности правления. Напоминаю: петербургский Союз дизайнеров России - общественная организация, самостоятельное юридическое лицо, действующее на основании устава, принятого его членами. По уставу, деятельность его правления проверяется членами ревизионной комиссии, выбранными на нашем перевыборном собрании и никакой «внешний» контроль деятельности уставом не предусмотрен.
Такой внешний контроль мог бы быть результатом договора между юридическими лицами - СД России и ПбСД, но такого договора, к сожалению, нет ни по процедурам взаимодействия, ни по взаимным обязательствам сторон, что и порождает многочисленные эксцессы.
Такая процедура могла бы существовать и при иной организации СДР, когда региональные организации являлись бы структурными подразделениями, отделениями центрального аппарата на местах с общим иерархическим централизованным управлением (по типу сталинских союзов). Но о таком «демократическом централизме» построения Союза речь, слава богу, не идет, как бы это ни было заманчиво для руководящих структур СДР. 
Ввиду сказанного, присланная в Питер группа не является легитимной, а ее выводы, независимо от содержания - юридически ничтожными и не имеющими последствий. Поэтому многочисленные «ляпы» итогового документа нет никакого смысла рассматривать по существу.

2. Подоплека действий аппарата СДР - стремление в одностороннем порядке «назначить» отчисления правления СПбСД в центральный аппарат на его нужды. Подушные суммы берутся «с потолка», независимо от условий хоздеятельности того или иного правления. Нет нужды упоминать, что ультимативные суммы и условия отчислений не являются результатом расчетов и наличия двухстороннего договора между организациями. По мнению правления СПбСД, они непосильны и приведут к невосполнимому дефициту бюджета.
Все это породило идею петербургских руководителей и членов правления о выходе Петербургской организации из состава Союза дизайнеров России.

3. Эта идея правления СПбСД «по выходу из затруднений», несмотря на кажущую легкость разрубания гордиева узла, имеет много непредусмотренных инициаторами последствий.
По существу, она является сектантской и ведет к дальнейшему разрушению содружества дизайнеров страны, начатому еще деструктивными действиями правления и секретариата СД СССР в Москве во главе с Зайцевым и продолженному «альтернативной» областной организацией дизайнеров в Петербурге.
Во вторых, существующее мнение, что для изменения устава в сторону самостоятельности достаточно собрать конференцию «уполномоченных» секциями членов союза, которые проголосуют от имени «всех», является глубоко ошибочным и непозволительным.
 
По закону об общественных организациях и  нашему уставу (если он еще раз «втихую» не переписан) такое решение, затрагивающее коренные условия существования членов организации, может быть принято прямым персональным голосованием не менее, чем 2\3 численного состава. И никто не вправе «передоверять» вопрос о своем членстве кому бы то ни было. Если написано иное, это просто юридически незаконно и чревато обращением члена союза в суд.
Организаторы ссылаются на трудность собрать кворум - квалифицированное большинство от численности членов. Это так. Но из создавшегося положения есть организационные выходы.

Во первых, решением правления можно постановить, что не уплатившие взносы в 2012 году исключаются из союза. Важно донести это решение до каждого нарушителя устава. Таким образом, численность голосующих можно сократить на треть (а заодно избавиться от «балласта»).

Во вторых, голосование в зале - не единственный способ получить волеизъявление членов союза. Организационно канительнее и длительнее, но полнее по охвату письменное голосование по принципу референдума, конечно, с соблюдением всех формальностей и проверок валидности голосов в списке. Разделив работу на секции, такие списки несложно составить.

В третьих, руководство петербургского правления ошибочно считает, что нужные результаты у него «в кармане», достаточно лишь прилюдно пожаловаться на собрании на трудную жизнь. Ну, а если  хотя бы половина не согласится выйти из содружества СДР и сочтет, что это задача правления - существующего или вновь избранного - договариваться с Москвой и предложить план выхода из денежного тупика? Так что? Раскол на два союза с дрязгами и дележом имущества? А это вполне возможный вариант, если учесть, что рыцари «пятой колонны» заготовлены центром и ждут в низком старте. (Кстати, похоже, я тоже должен быть одним из них: хоть и номинальный, но  всё ж сенатор, знаки всякие имею и благоволение центра, а главное - я чувствую себя частью российского сообщества и мне симпатичны многие мои коллеги из городов и весей).

4. Конечно, порядки в Союзе, взятые из арсенала далеких советских времен, далеки от идеала и нуждаются в реформах. Это и наличие в центре и на местах оплачиваемой номенклатуры «бонз» и отсутствие сколь-нибудь профессионального менеджмента. А чего стóит существующий на ассамблее принцип «один город - один голос», при котором нарушаются базовые демократические принципы волеизъявления большинства.

Я ничего не имею против города Урюпинска, но когда голоса трех местных дизайнеров приравниваются к голосам полутысячи дизайнеров «культурной столицы», это очевидный нонсенс (правда, весьма лестный для жителей Урюпинска). Пример этот условный, но понятно, что голосами ассамблеи без пропорциональной представительской квоты г. Назарову манипулировать много проще, что он с успехом и делает.
К тому же разряду нерешаемых без применения принципа «разделяй и властвуй» вопросов  относится и проблема отчислений на деятельность аппарата центра. Пара сотен рублей дани, которой обложат Урюпинск (дался он мне), это не десятки тысяч рублей в месяц, алчно затребованных с Питера. Решение вопросов с позиции силы бесперспективно - союз дизайнеров России, у которого уже нет москвичей и не станет петербуржцев, будет прибежищем дизайнеров российских окраин, что не умаляет их профессиональных достоинств, но вряд ли оправдает претензии на звание «Российского союза». Думаю, такое решение не нужно никому.

У нас уже есть ностальгическая «Международная ассоциация «, включающая лишь десяток  стран ближнего зарубежья и пару-тройку российских городов  - среди них, кажется московский Союз дизайнеров. Тут я хотел написать о никчемности подобного дробления на вассальные княжества, но вдруг подумал: «-…Кстати, может это и мысль…» Может, прыгнуть сразу в «Союз дизайнеров» с международной окраской? Жаль, что по жизненным обстоятельствам мне уже надо подумывать о более высоком объединении, к которому все рано или поздно придём.

Андрей Мещанинов
 


Вы здесь: регионы ДРУЗЬЯ МОИ, ПРЕКРАСЕН ЛЬ НАШ СОЮЗ?

Яндекс.Метрика