авторы компании
Хитов:
10010
Хитов:
12827
Дизайн интерьеров
Хитов:
5458
Дизайн интерьеров

 


КОНОВАЛОВ. ИННОВАЦИОННАЯ САГА

Веб-резиденция профессионального дизайна
11.01.2011

Эта книга - не учебник, не научный трактат и не `science fiction`, а сага, то есть сказание об инновационной деятельности. Она написана для тех, кто хочет понять, что это такое, а, поняв, возможно, включиться в самую захватывающую схватку современности - борьбу интеллектов и амбиций за место своей страны и свое личное положение не только в сегодняшнем мире, но и в будущем. Место нашей страны и каждого из нас зависит не только от запасов природных ископаемых, наличия производственных мощностей или личных сбережений, но прежде всего, от способности создавать и активно внедрять новые полезные идеи во всех сферах человеческой деятельности.

Способность к инновациям как личное качество человека давно занимает исследователей. Одно из исследований, проведенное в Гарвардском Медицинском центра (США) показало, что из 100 человек:

  • 60 обладают умеренной и некоторой творческой  потенцией;
  • 29 - не проявляют вообще или проявляют в очень малой степени творческую активность;
  • 10 - обладают высокой творческой потенцией;
  • 1 - одарен исключительной творческой потенцией и способен к выдающимся достижением в областях от искусства до предпринимательской деятельности. [8]

...интересно обратиться к особенностям российского национального характера, описанным В.О.Ключевским. Он утверждал, основы национального характера сформировались в XIII веке с перемещением хозяйственной деятельности из степей современной Украины в Верхнее Поволжье (Владимирско-Суздальскую Русь). С тех пор россиянин приучался к чрезмерному кратковременному напряжению сил, привык работать скоро, лихорадочно и споро. Капризу природы противопоставляет каприз своего характера. Лучше работает один, когда на него никто не смотрит. Он индивидуалист.[13]
Не в  этом ли  причина изобретательности россиян? И причина не слишком успешной работы в промышленности, где труд отличается системностью и определенной монотонностью?
Вот только быть инакомыслящими у нас имели право только юродивые. Судя по всему, ментальность россиян за эти 8 - 9 веков практически не изменилась. Вот и известный практик управления, мэр Москвы Ю.Лужков свидетельствует: Россияне отдают предпочтение импульсной, напряженной, находящейся на грани физических возможностей одноразовой уникальной работе по сравнению с повседневным, однообразным пусть и более доходным и менее напряженным трудом. Субботник для нас более приемлем, чем повседневная уборка мусора.[14]
Из практики известно, что к индивидуализму склонны предприниматели. Наряду с предпринимателями наиболее склонны к индивидуализму люди творческих профессий: ученые, художники, музыканты. Оставим в покое художников и музыкантов. Понятно, что они тоже прирожденные инноваторы, иначе им просто нечего делать в искусстве.

[8] Долан Э.Дж., Линдсей Д. Микроэкономика / пер. с англ. СПб, Изд-во АО Санкт-Петербургский оркестр, 1994, с. 329.
[13] См.Ключевский В.О.. Русская история. Полный курс лекций в трех  книгах. Кн. 1. М.: Мысль, 1993,с. 278  280.
[14] Лужков Ю. Российские законы Паркинсона. М.: Изд-во Вагриус, 1999, с. 55-56.

В результате, за 110 лет (1870-1979) средний доход на душу в 16-ти ведущих странах вырос на 730%, производительность труда - на 1230 % и объем экспорта на 96500%.[4] 
Группа этих стран существенно оторвалась в своем развитии от остального мира. Но и в этой группе есть лидеры, которые задают тон в мировой экономике. В первую очередь, из-за масштабов народного хозяйства. Речь иде о странах, входящих в элитный клуб G-7. Эти 7 стран к  1993 году обладали 80,4% мировой компьютерной техники, обеспечивали 90,5% объемов высокотехнологичного производства и концентрировали 87% из 3,9 млн. патентов, зарегистрированных в мире.[5]
На протяжении последних десятилетий инновационный характер экономики  западных стран обеспечил высокую эффективность многих отраслей, включая такую консервативную, как сельское хозяйство. Особенно впечатляющие успехи достигнуты в сельском хозяйстве Нидерландов, где урожайность зерновых достигает 88 центнеров с гектара.[6] Для сравнения: в России средняя урожайность зерновых составила за 9 лет (с 1991 по 1999) около 14 центнеров.[7]

В 1983 году компания IBM выбрала операционную систему Microsoft. По состоянию на ноябрь 1996 года оказалось, что компания Microsoft стоит дороже IBM (85,5 млрд. долл. против 70,7 млрд.), хотя IBM продает продукции в 15 раз больше. За вычетом амортизации IBM  владела разным имуществом на сумму 16,6 млрд. долл., а Microsoft всего 930 млн. долл. То есть, на 100 долл., вложенных в IBM приходится основных фондов на 23 долл., а в Microsoft чуть более одного доллара.[13]  К 2000 году рыночная капитализация компании Microsoft составила невероятных размеров 500 млрд. долл. Для сравнения: в середине 1999 года рыночная капитализация металлургической отрасли, включая металлургические комбинаты, золотодобывающие шахты, предприятия по добыче медной руды и другие компании по добыче полезных ископаемых составила всего 320 млрд. долл. или 60% рыночной капитализации Microsoft.[14]

В США количество рабочих мест в софтверных компаниях растет на 8-10 % в год. В 1996 году насчитывалось 600 тыс. программистов. Сейчас их, возможно, уже 1 млн. чел. Для сравнения, в 1996 году в автомобилестроении США было занято 700 тыс. чел., в авиастроении ? 600 тыс. Темп прироста тиражируемых программ составляет 14%, что  в 3 раза выше среднего роста экономики США.[16]

То есть, экономика становится как бы более интеллектуальной и менее материальной. Сегодня крупные компании индустриального типа уже не являются становым хребтом экономики ведущих стран. В начале 70-х годов около 20 % ВНП США обеспечивали 500 компаний. В конце 90-х годов они производили всего несколько процентов, а их экспорт составлял 7%. В тоже время 50% экспорта обеспечивали компании с численностью персонала 19 человек и менее.

Сейчас 15 из 20 самых богатых людей США являются предпринимателями, о компаниях которых еще 30 лет назад не было ничего известно. И что характерно, эти компании главным образом представляют новую постиндустриальную экономику.

[5] Braun Ch.-F., von. The Innovation War. Industrial R & D the Arms Race of the 90s.  NJ.: Upper Saddle River, 1997, p. 57.
[7] Просчитано на основании данных Института конъюнктуры аграрного рынка. Адрес в Интернете: http://www.ikar.ru/index.htm.
[13] Blair M. Ownership and Control: Rethinking Corporate Government for the Twenty First Century. Wash., 1995, Ch. 6.
[14] Хэйл Д. Десять вещей, за которыми надо следить в 2000 году// Мир в 2000 году. ? The Economist Publication. -  Эксперт, 2000, с. 50.
[16] Бабурин В. Влияние географической специфики распространения инновационных волн на территориальную организацию общества. ? Адрес в Интернете: http://www.ussr.to/Russia/ecoros/babur_s1.htm

Риск - неотъемлемая и неизбежная черта инновации. Часть средств, авансированных на создание и внедрение инноваций, пропадает безвозвратно, оказывается ?бросовыми?. Проведенное в США в начале 80-х исследование показало, что из 100 потенциальных инноваций (речь идет о научно-технических инновациях) лишь 20 внедряются на рынок, и лишь 10 из них оказываются эффективными с финансовой точки зрения.[7]
Потери неизбежны. Они как бы являются одним из атрибутов инновационной деятельности. Как и успех инноваторов, двигающих вперед все общество. Это понимает, видимо, общество тех стран, которые добились наибольшего успеха. Такое отношение общества дает возможность инноваторам достигать небывалых успехов на своем поприще, получать ?бешенные? доходы при, в целом, лояльном отношении других граждан. В настоящее время на долю одного процента американцев приходится 33% всего богатства страны, а 10 % - владеют двумя его третями. Концентрация богатства в стране, с хозяйственным механизмом, наиболее адаптированным к внедрению инноваций, не приводит к социальным потрясениям потому, что одновременно повышается уровень жизни остальных. С 1983 года средний доход американской семьи вырос с 57 тыс. долл. до 72 тыс. в 2000 году.
Неравенство оказывается терпимым также потому, что нормой стало его получение за счет собственных успехов. Более половины из 400 самых богатых американцев разбогатели благодаря своим способностям, а не в результате получения наследства. 80 % миллионеров - это обыкновенные люди, которые аккумулировали свое богатство в течение одного поколения.[8]

[7] См.: Abetty P.A. Technology: a challenge to planners. ? Planning Rev., 1984, ? 4, p. 26.
[8] Стуруа М. Отсуствие денег ? корень всех зол. Миллиардеры стесняются роскоши. ? Известия, 2 октября 2000, с.4.

«Для ряда компаний торговля правами на интеллектуальную собственность имеет особо важное значение, в том числе и как индикатор уровня их конкурентоспособности на мировом рынке. Объем мировой торговли лицензиями на объекты интеллектуальной собственности ежегодно возрастает на 12%, что в несколько раз опережает темпы роста мирового производства. В 1999 году объем мировой торговли патентами и лицензиями равнялся примерно 133 млрд. долларов, что в 2 раза больше по сравнению с 1989 годом.

Безусловным лидером в международной торговле интеллектуальной собственностью являются США. Объем выплат американским компаниям от продажи патентов, гонорарных и лицензионных платежей на основе права промышленной собственности и авторского права составил в 1998 году 36,8 млрд. долларов. В свою очередь США выплатили 11,3 млрд. долларов, таким образом, США являются нетто-экспортером интеллектуальной собственности.

Американские экспорт и импорт прав на интеллектуальную собственность в 1998 году составили 15% общего объема экспорта услуг США и 7% его импорта соответственно. Как отмечает статистика США, гонорарные и лицензионные платежи охватывают, прежде всего, внутрикорпоративные сделки между родительскими компаниями и их филиалами в других странах. Так, в 1998 году на долю внутрикорпоративных сделок приходилось 73% трансграничной торговли США в сфере прав на интеллектуальную собственность. Внутрикорпоративная торговля является хорошо развитой, так как она позволяет крупным транснациональным компаниям контролировать распространение своей интеллектуальной собственности на зарубежных рынках (а также "нужным образом" управлять денежными потоками).

В странах ЕС поступления от торговли интеллектуальной собственностью составили в том же 1998 году 17,6 млрд. долларов, выплаты — 29,5 млрд. долларов, а в Японии — 7,4 млрд. долларов и почти 9 млрд. долларов соответственно. То есть - эти страны являются нетто-импортерам интеллектуальной собственности».

В. М. Коновалов

Инновационная сага

Издательство: Вильямс, 2005 г.
Мягкая обложка, 224 стр.
ISBN   5-8459-0747-0
Тираж: 5000 экз.
Формат: 84x108/32 (~130х205 мм)
www.ozon.ru

 





Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера библиотека КОНОВАЛОВ. ИННОВАЦИОННАЯ САГА

Яндекс.Метрика