авторы компании
Хитов:
12436
Медиадизайн
Хитов:
11436
Дизайн интерьеров
Хитов:
50153
Дизайн моды

 


ДИЗАЙН КАК ПОКАЗАТЕЛЬ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Александр Георгиевич Григорьев
14.02.2010

На вопросы «ДИ» отвечает заместитель академика-секретаря отделения дизайна Академии художеств, президент Международной ассоциации Союза дизайнеров, член-корреспондент РАХ, академик МАНПО, доктор философии, профессор Андрей Леонидович Бобыкин.


 А.Л.Бобыкин открывает  фестиваль дизайнеров государств-участников СНГ в Нижнем Новгороде. 2009 г.

«Developed Design Means Developed Society» DI interview with Professor Andrei Bobykin, D.Phil., deputy academician-secretary of the design section of the Academy of Arts, president of the International Association of The Designers' Union, corresponding member of MANPO DI: You have just been appointed deputy academician-secretary of the Academy’s design section by a decision of the Academy’s presidium. Structural and personnel changes don’t take place in the Academy every day. Such changes usually come when there are new tasks to deal with. Surely in this particular case there will be more attention paid to the way the Academy should play in developing design nationwide? Will you outline how you think the design section will be advancing in years to come? Is there a blueprint for doing it already? What priorities are you going to tackle? – I’m sure the top priority now is to go ahead with the Academy’s 250th anniversary. We’re going to work in this direction throughout the next year. What we want to do is to make designers take more interest in the Academy. The design contest we’re going to start within the next few weeks will largely serve this purpose. The organizers of this contest are the Academy of Arts, International Association of Designers’ Union, Russia’s Artists Union, Ministry of Culture, and Italy’s Academy of Design. There will be several remarkable anniversaries next year: the 20th anniversary of the USSR Union of Designers and our association as its legal successor, the 15th anniversary of Russia’s Union of Designers , the 45th anniversary of the All-Union Research Institute of Technical Aesthetics, the country’s first research centre in the field of design, the 50th anniversary of the International Congress of Industrial Designers and, last but not least, the 250th anniversary of the Russian Academy of Arts — enough occasions for designers to realize again and again their belonging to a common cause.

Александр Григорьев.: Андрей Леонидович, недавно решением Президиума Академии художеств вы назначены заместителем академика-секретаря отделения дизайна РАХ. Структурные и персональные изменения в составе Академии происходят не часто. Кажется естественным ожидать, что подобные перемены соответствуют новым задачам. И в случае с вашим назначением, возможно, речь идет об активизации роли, которую должна играть Академия художеств в развитии отечественного дизайна. Расскажите о вашем видении перспектив развития отделения дизайна РАХ. Существует ли программа этой деятельности, решение каких задач вы считаете первоочередным?
Андрей Бобыкин: С момента моего назначения прошло еще немного времени. Сейчас я пытаюсь определить возможности, которые предоставляет Академия художеств как творческая и как государственная организация для развития дизайна. Конечно, должна быть сформулирована программа, определяющая нашу работу в длительной перспективе, но время не ждет, сегодня есть ряд задач, требующих оперативного решения, и работать приходится «без раскачки». Первая задача — развернуть работу в связи с 250-летием Академии художеств. Юбилейным мероприятиям будет посвящен весь год. Мы хотим повысить и уровень заинтересованности дизайнеров в РАХ. Состав отделения дизайна в Академии немногочислен, но люди там собрались выдающиеся. Сегодня важно увидеть молодых дизайнеров, которые способны прийти в РАХ и встать со временем в ряд больших мастеров. В основном с этой целью сейчас мы проводим Олимпиаду дизайна. Это мероприятие проходит в несколько этапов. Первый тур проводится в Международной ассоциации Союза дизайнеров. Работы участников отбираем по материалам, представленным на магнитных носителях. Второй тур пройдет в тушинском выставочном зале, в Москве, а заключительный, третий, — в одной из столиц стран СНГ. Выбор места для проведения заключительного этапа будет осуществлен на конкурсной основе. Организаторами олимпиады выступают РАХ, МаСД, Творческий Союз художников России, Министерство культуры, Итальянская академия дизайна. С предложением поддержать эту инициативу, включить ее в резолюцию форума глав государств стран СНГ по культурному развитию мы обратились в администрацию президента и в правительство. Сейчас эти предложения нашли отражение в финансовом плане Фонда культурного сотрудничества стран СНГ. Если поддержка будет оказана, мы, безусловно, проведем такой фестиваль дизайна. В ближайшей программе — Fashion design, через год олимпиада будет посвящена дизайну среды, затем — графика, и так далее. Ежегодно в галерее Академии художеств на Пречистенке будет проводиться показ работ лауреатов, мастер-классы признанных мастеров, например в номинации Fashion design примут участие академики Зайцев, Юдашкин, Крутикова. В конце пройдет аукцион. Посетители смогут сделать заказы дизайнерам. Так мы надеемся выявить тех, кто в будущем пополнит ряды РАХ по отделению дизайна.

А.Г.: В этом рассказе очевидна роль возглавляемой вами МаСД. Можно ли говорить, что для развития дизайна ваша ассоциация «подставила плечо» Академии художеств?

А.Б.:  Не совсем так. Это движение обоюдное. Для развития дизайна в стране чрезвычайно важны усилия всех заинтересованных людей и организаций.

А.Г.: Но сейчас в отечественном дизайне особого единства как будто не наблюдается. Существует ваша ассоциация — МаСД, существует Союз дизайнеров России во главе с Юрием Назаровым, Московский союз дизайнеров во главе с Сергеем Смирновым и т. д. Каждая организация живет своей жизнью, проводит свои мероприятия, выставки. Наиболее известна ежегодная выставка-конкурс на призы «Виктория», проводимая Союзом дизайнеров России.

А.Б.:  Значение и роль отдельных мероприятий в дизайнерской жизни России можно оценивать по-разному. Недавно наша ассоциация проводила фестиваль дизайна в Орле. Участие приняли дизайнеры из многих городов России и стран СНГ. Жюри возглавлял Франческо Джуба — президент Итальянской академии дизайна. Поддержку фестивалю оказал губернатор Егор Строев. Фестиваль, длившийся пять дней, стал большим событием в культурной жизни города. Но вы правы, раздробленность дизайнерских организаций налицо, и речь должна идти не о том, кто лучше, а о том, чтобы быть всем вместе! В 2007 году отмечается сразу несколько круглых дат: 20 лет Союзу дизайнеров СССР и нашей ассоциации, какего правопреемнице, 15 лет Союзу дизайнеров России, 45 лет ВНИИТЭ — первому в стране научно-исследовательскому институту в области дизайна, 50 лет ИКСИДу — международному конгрессу промышленных дизайнеров, наконец, 250 лет Российской Академии художеств. Прекрасный повод осознать причастность к общему делу. В свое время я предлагал российскому союзу объединиться, собрать все раздробленные дизайнерские силы. И было бы символично провести объединительный съезд в Доме Союзов, где работал учредительный съезд Союза дизайнеров СССР. В связи с этим интересно вспомнить, что когда в 1984 году началась подготовительная работа по созданию Союза дизайнеров СССР, мне довелось выступать в залах АХ СССР с докладом о перспективах развития дизайна в стране. И тогда многие маститые академики считали, что само это слово звучит неуместно в стенах Академии художеств. А сегодня так уже никто не думает.

А.Г.: Вами высказывалась идея о необходимости создания дизайн-центров в России. Ваша работа в РАХ приближает реализацию этой цели, или для этого необходимо участие других организаций, принятие какихто государственных решений?
А.Б.:  Действительно, создание дизайн-центров в стране — задача важнейшая, если мы хотим иметь страну с передовой экономикой. Развитый дизайн — важнейший показатель развития страны, так как дизайн работает с конечным продуктом, для сырьевой экономики он не нужен. Сегодня Южная Корея — один из лидеров мирового промышленного и технологического развития. Там создан грандиозный дизайн-центр близ Сеула. Это небоскреб, который находится в районе, где сосредоточены все мастерские, все компании, занимающиеся дизайном. Промышленные фирмы и правительство страны вкладывают огромные средства. Там постоянно проводятся выставки, конференции. Это действительно инновационный центр, ставший достоянием всего мира. РАХ готова работать в самых разных направлениях по развитию дизайна. В сотрудничестве с Минэкономразвития мы разработали концепцию развития дизайна в России. В ее разработке принимали участие все заинтересованные министерства и ведомства. В своих выступлениях этого уже касались и министр Греф, и президент. Сейчас документы находятся в Минфине. Там есть пункт о начале работ в I квартале 2007 года по созданию музеев дизайна и дизайн-центров. Но существует проблема — все по-разному понимают, что такое дизайнцентр сегодня. С одной стороны, такое дело должно быть под эгидой Министерства промышленности, которое должно стать объединительным центром в борьбе за качество и мировой рынок. Но у меня создается впечатление, что собираются создать некие региональные дизайн-центры, которые будут похожи на региональные промышленные выставки. А это не совсем то.

А.Г.: Кто будет руководить этими центрами? Ведь многое зависит от компетенции тех, кто начнет воплощать эту идею в жизнь: одно дело творческие работники, а другое — чиновники.А.Б.:  Пока это непонятно. Поручение может быть дано только министерствам, а не творческим союзам.

А.Г.: Кстати, вы говорили о необходимости укрепить статус творческих союзов. Что имеется в виду, как это может быть осуществлено сегодня?
А.Б.:  Во всем мире творческие объединения определяют творческий стаж. Нашим союзам такие права не даны, у нас фактически отсутствует понятие творческого стажа. Государство ничего не делает для передачи полномочий творческим союзам в тех сферах, где оно все равно не играет никакой роли, а если что и делается, то именно творческими союзами. Мы пытались решить эту проблему через закон о творческих работниках и творческих союзах. Была создана организационная и редакционная группа творческих союзов совместно с Министерством культуры. Эта инициатива прошла через Комитет по культуре Госдумы, с одной стороны, и Комитет по общественным объединениям — с другой  российская академия художеств . Работала согласительная комиссия, все вопросы были согласованы. Но когда произошла смена депутатского корпуса, новые комитеты уже не взяли на себя проведение этого закона. С тех пор прошло семь лет, закон во многом устарел. И получается, что у нас занимаются статусом депутата, рассматривают текущие и глобальные вопросы, вплоть до вопроса о легализации проституции, но до культуры никому дела нет. Мы до сих пор не знаем, куда уходят средства государства, выделенные на развитие культуры. Их распределяет Мини стерство культуры. Но ведь только 5 процентов деятелей культуры работают в организациях, подведомственных Минкульту, а большинство — в творческих союзах. Творческие союзы обделены любовью государства и не получают от него никакой помощи. И в области дизайна такое же положение. Вся работа ведется в творческих союзах, здесь дизайнеры сами финансируют работу по развитию дизайна, им как воздух нужна поддержка государства.

А.Г.: РАХ — государственная организация. Быть может, именно Академия художеств как высшая авторитетная организация способна стать той инстанцией, которая объединит дизайнеров и художников и обеспечит плодотворный диалог творческих работников с государством, сможет способствовать объединению сил творческих союзов, выступит арбитром в непростых дискуссиях о развитии дизайна в стране?
А.Б.: Сегодня уже немало для этого делается. Например, МаСД объединила свою работу с Творческим Союзом художников России Эдуарда Дробицкого. Многие художники и дизайнеры являются членами обоих союзов, поэтому есть координация и на организационном уровне. Я уже упоминал о фестивалях дизайна, которые мы проводим совместно с РАХ. В разговоре о дизайне и о роли в его развитии Академии художеств есть еще одна важная сторона — образование. В Суриковском институте начал действовать факультет дизайна. Мне представляется это очень важным для того, чтобы РАХ могла играть интегрирующую роль, о которой вы говорите. Ведь с советских времен главные дизайнерские вузы — Строгановское и Мухинское — были подчинены Министерству образования, главная в те годы дизайнерская организа ция — ВНИИТЭ — Госкомитету по науке и технике, крупные дизайнерские подразделения подчинялись по отраслевому признаку. Но тогда все-таки была го сударственная система дизайна. Сегодня этого нет. Дизайн фактически умирает вместе с отечественной промышленностью. И я думаю, что действительно РАХ сейчас — единственная инстанция, способная играть координирующую роль в том сложном фрагментированном пространстве, в котором существует дизайн сегодня. А с образованием вообще творится что-то непонятное. Сейчас действует более 200 дизайнерских вузов. Они выпускают огромное количество дизайнеров. Но вопрос, какого качества и для кого? Ведь более трети наших молодых и способных дизайнеров работают за рубежом или на иностранные фирмы. На их образование тратятся бюджетные деньги. Для кого мы их готовим? Наша промышленность сегодня не способна предоставить им рабочие места. Даже в тех областях, где наши инженеры на передовых позициях, наша промышленность, наши министерства и ведомства не способны или почему-то не заинтересованы воспользоваться их достижениями. Вспоминается горькая история революционной разработки КБ «Звездочка». Там создали уникальный катер для МЧС. Принципиально новый двигатель позволял ему преодолевать грязь, обеспечивал уникальную проходимость. Однако не нашлось трех миллионов рублей, чтобы довести эту разработку до промышленного образца. Многие зарубежные фирмы проявляют к ней большой интерес, но коллектив предприятия хотел бы производить этот катер сам. Он был бы как минимум в два раза дешевле аналогов фирмы Bombardier. Вновь никто не захотел встать на государственную позицию. Так что, видимо, с серьезным дизайном дело у нас не сдвинется, пока не заработает промышленность, хотя бы малые предприятия, которые начнут что-то выпускать и дадут работу дизайнерам. И еще об отношениях дизайна и промышленности. Должны существовать рычаги внедрения в жизнь лучших дизайнерских решений, получивших высокую оценку профессионалов. Поэтому для того чтобы РАХ могла выполнять свою роль в развитии отечественного дизайна, государством должны быть приняты определенные законодательные решения. И я надеюсь, что РАХ возьмет на себя великий труд подготовки такой законодательной базы. Мы сейчас занимаемся вопросом создания творческих мастерских дизайнеров. Ведь именно дизайнер — организатор коллективной работы различных специалистов, способных вести проектирование сложных объектов. Я надеюсь, что Академии худо жеств окажутся по плечу многие важные задачи: и объединение всех дизайнерских сил, и реализация важных мероприятий (включая законодательные инициативы) для развития дизайна в стране. Меня вдохновляет то, что здесь есть с кем вместе работать. Прекрасно известен организаторский талант Зураба Константиновича, я рад, что моими коллегами являются многие выдающиеся люди, такие как, например, Таир Салахов, Эдуард Дробицкий. А работать есть для кого. Меня удивляет и радует очень талантливая молодежь, приходящая сегодня в профессию.

А.Г.: Минувшие почти два десятилетия в жизни страны были далеко не простыми, тяжелыми и для нашей промышленности, и для нашей культуры. Сегодняшние проблемы в дизайне неизбежно со всем этим связаны. Но, кажется, страна преодолевает этот трудный период. Сегодня хотелось бы и новой стабильности, и новой, разумной государственности, и нового развития нашей художественной культуры…
А.Б.: Мне тоже этого хотелось бы. Иначе я и не пришел бы работать в Академию художеств…

А.Г.: Значит ли это, что ваше согласие работать в Академии художеств равносильно взятому на себя обязательству?
А.Б.: В полной мере.

Беседу вел Александр Григорьев (Член Спб организации Союза Дизайнеров России)

NB | комментарий design-union.ru | Интервью было опубликовано в журнале «ДИ» в 2007 году. Казалось бы: зачем ворошить прошлое? Все непросто. «Раздробленные дизайнерские силы» — осколки Союза Дизайнеров СССР, все еще не объединились в единую организацию. Центры развития дизайна так и не заработали, как это было задумано. Вопросы и проблемы, затронутые в интервью, к сожалению, актуальны до сих пор. Значит нужно снова и снова ставить эти вопросы и пытаться найти их решение...

Источник: di.mmoma.ru





Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью ДИЗАЙН КАК ПОКАЗАТЕЛЬ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Яндекс.Метрика