авторы компании
Хитов:
10151
Дизайн интерьеров
Хитов:
8413
Дизайн интерьеров
Хитов:
16363
Дизайн интерьеров

курьерская доставка писем
 


VIGNELLI. 20 YEARS LATER | ВИНЬЕЛЛИ. 20 ЛЕТ СПУСТЯ

Веб-резиденция профессионального дизайна
16.12.2009

Александр Линецкий | Кого нынче в России удивишь гастролями звезд первой величины? Это воспринимается как должное и само собой рузумеющееся. Но так было не всегда. Вообразите: СССР, город Ленинград, перестройка, Горбачев, Муха ... Виньелли. Виньелли! Дизайнерский дуэт, похожий на голливудских звезд, у нас в Молодежном зале! Это не укладывалось в голове. И тем не менее это было. Было прикосновение к какому-то запредельному миру, к совершенно иным масштабам профессии, к ослепительному откровению, что нет никаких границ... Прошло 20 лет — целая жизнь — Виньелли снова с нами. Доброжелательно отвечает на вопросы. Тот самый Массимо Виньелли, за которым дизайнеры всего мира повторили: "Дизайн един"

Митя Харшак | Имя Массимо Виньелли стоит в ряду величайших дизайнеров современности, оказавших безусловное влияние на развитие профессии во второй половине ХХ века. Для нескольких поколений дизайнеров-графиков, многие из которых уже и сами стали безусловными звездами профессии, он непререкаемый авторитет и Учитель. Как титан эпохи Возрождения Массимо Виньелли занимается самыми разными направлениями дизайна — графикой и интерьером, предметным дизайном и одеждой, книгой и мебелью. Ведь максима Массимо — «Design is one».

Митя Харшак (М.Х.): Массимо, вы живете плодотворной творческой жизнью более полувека. Поменялось ли с течением времени ваше отношение к собственным ранним работам? Хотелось ли что-то в них изменить и улучшить?
Массимо Виньелли (М.В.): С самого начала моей карьеры я намеренно оставался в стороне от модных веяний в дизайне и стремился к вечным ценностям. Поэтому, оглядываясь назад, я вряд ли могу увидеть в своих работах то, что теперь можно было бы улучшить. Если они казались мне хорошими тогда, то я доволен ими и сейчас. И наоборот.
 
М.Х.: Сколько дизайнеров работает в «Виньелли Ассошиэйтс» в настоящее время? Чем они занимаются: предметным дизайном, графическим или веб-дизайном?
М.В.: Когда у нас был большой офис, в штате было немногим более 35 человек, но в то время дизайн был гораздо более трудозатратным занятием. Сегодня, поскольку у всех есть компьютеры, большой офис уже не нужен. В настоящее время у нас в штате всего два дизайнера, которые занимаются графикой. Для разработки интерьеров и проектов в сфере предметного дизайна мы нанимаем фрилансеров. Приятно замечать, что с течением времени количество работы и новых проектов не сокращается.
 
М.Х.: Каким образом организована работа в вашей студии? Существуют ли четкие проектные группы, которые всегда работают только вместе, или вы постоянно тасуете дизайнеров, работающих над каждым новым проектом? Может быть, они работают над проектами индивидуально?
М.В.: Ранее у нас был вице-президент по дизайну, в подчинении у которого были ведущие дизайнеры по направлениям «Графический дизайн и упаковка», «Инфографика», «Дизайн интерьера», «Мебель и предметный дизайн», «Дизайн одежды». У каждого из руководителей в подчинении было еще несколько дизайнеров, составляющих вместе проектную группу.
 
М.Х.: Много ли времени отнимает у вас руководство студией? Как часто вы встречаетесь с клиентами и беседуете ли вы с ними лично?
М.В.: Я всегда лично встречаюсь с клиентами, вместе с дизайнером, который ведет проект. Я постоянно консультирую дизайнеров по их проектам, поэтому я всегда в курсе текущей работы.
 
М.Х.: Как правило, ваше имя является своеобразным знаком качества работы. Но случалось ли вам сталкиваться с недовольством клиентов?
М.В.: Очень редко, возможно, никогда… Клиенты приходят к нам, потому что хотят именно такой дизайн, какой делаем мы. И мы вместе работаем над проектом, объясняем причины, по которым выбрали то или иное решение, до тех пор, пока полностью не поймем друг друга.
 
М.Х.: Наверняка вы беретесь далеко не за любой заказ. Каким должен быть клиент или проект, чтобы заинтересовать вас?
М.В.: Мы отказываем тогда, когда проект кажется нам неприемлемым, неинтересным или же мы не можем найти взаимопонимания с клиентской стороной. Но это случается довольно редко.
 
М.Х.: Как правило, сколько проектов находится у вас в работе параллельно?
М.В.: Предела нет. Настолько много, насколько это возможно — по каждому из направлений.
 
М.Х.: Многие знаменитые студии открыты к сотрудничеству с молодыми талантливыми дизайнерами и студентами. Возможно ли попасть к вам на практику?
М.В.: Когда у нас был большой офис, мы всегда брали учеников и затем часто принимали их в штат. Но сегодня, к сожалению, это невозможно.
У этой публикации есть предыстория. Еще летом я обратился к Максиму Георгиевичу Жукову с просьбой посоветовать для «Проектора» тему материала по истории шрифта. Максим как всегда с большим вниманием отнесся к моей просьбе и предложил несколько тем, которые, на его взгляд, было бы важно выпустить в свет на русском языке. Среди них были «Канон Виньелли» (www.vignelli.com/canon.pdf) и интервью Массимо Виньелли, которое он дал Эндрю Цукерману для книги «Мудрость» (New York: PQ Blackwell/ Abrams, 2008; www.wisdombook.org). Конечно же, в редакционных планах была публикация о Виньелли. К тому же Владимир Чайка блистательно выступил на «Этажах» с рассказом о своем пребывании в Нью-Йорке в «Виньелли Ассошиэйтс». Все сходилось к этому могучему имени. Вот только незадача — в моих правилах не публиковать тексты, которые уже где-то ранее выходили в печати. И я решил попытать счастья и написать мэтру Массимо Виньелли с просьбой об интервью для журнала. Мало надеясь на ответ (представляю, сколько таких писем приходит ему со всего мира), я все же упомянул в письме общих знакомых — Жукова, Серова, Чайку. И о чудо! Массимо ответил буквально на следующий день. Завязалась переписка, и через некоторое время с помощью Саши Линецкого у нас оказалось эксклюзивное интервью Массимо Виньелли, которое я с радостью публикую. Я сердечно благодарю Максима Жукова за знакомство с Массимо Виньелли, Владимира Чайку — за искрометный рассказ о своем пребывании в Нью-Йорке, Сашу Линецкого — за помощь с интервью. М.Х.
Александр Линецкий (А.Л.): Верите ли вы в то, что дизайн спасет мир?
М.В.: Главный долг дизайнера состоит в том, чтобы уменьшить удельный вес «визуальной загрязненности» мира. Наша обязанность также предложить клиенту умное и взвешенное решение его задачи и вдохновить его на производство качественного продукта.
 
М.Х.: Кого вы могли бы назвать своим учителем? Я имею в виду в глобальном масштабе: возможно, кого-то из древних, а может быть, нашего современника.
М.В.: Мы постоянно учимся на примерах великих мастеров во всех областях знания, но в той же мере есть что почерпнуть и в работах наших современников. Знания — величайшее наследие человечества. Мы также учимся и на чужих ошибках, в том числе дизайнерских…
 
А.Л.: Известен ли вам секрет хорошего дизайна, которым вы могли бы поделиться?
М.В.: Я всегда говорю, что мне нравится дизайн, который чист семантически и синтаксически сообразен, прагматически понятен. Мне нравится, когда в дизайне чувствуются сила, элегантность, острота ума и более всего — принадлежность к Вечности, а не к сиюминутности.
 
А.Л.: Массимо, вы дизайнер с мировым именем, и, может быть, мой вопрос прозвучит странно, но тем не менее: если не дизайн, какую профессию вы могли бы выбрать? Кем мог бы быть Виньелли: знаменитым поваром, музыкантом, художником, может быть, спортсменом?
М.В.: Я бы хотел быть настоящим архитектором (таким, который строит здания), или же музыкантом или писателем.
 
А.Л.: А что такое дизайнер в понимании мэтра Массимо Виньелли?
М.В.: Дизайнер — это профессионал, который вовлечен в процесс производства, начиная с разработки концепции и до стадии изготовления и дистрибуции. Его задача — предоставить эффективное и экономичное решение задачи, понимать особенности каждого этапа создания конечного продукта. Дизайн — это важная составляющая процесса производства, а не наведение красоты в последний момент!
 
А.Л.: Есть такое понятие как «национальный дизайн», и часто под этим подразумевается какая-то фольклорная или этническая направленность. Как вы понимаете национальный дизайн и какая страна, на ваш взгляд, могла бы претендовать на лавры «самой дизайнерской страны мира»?
М.В.: Национальные особенности каждой культуры глубоко уходят корнями в ее историю и обычно заметны во всем, включая дизайн. Немецкий дизайн, например, считается более интеллектуальным, нежели эмоциональным, и сравнительно качественным, ориентированным на непреходящие ценности. Итальянский дизайн — ему полная противоположность. В нем гораздо больше эмоций. И, таким образом, у каждой страны есть признаки национальной культуры в дизайне. Тем не менее сегодня существует тенденция к нивелированию национальных различий. Дизайн становится все более универсальным, что, возможно, и плохо, но неизбежно.
 
А.Л.: Любая профессия в той или иной степени является социально ответственной: плохой учитель может отбить у ребенка охоту к обучению на многие годы, плохой медик своими действиями может поставить под вопрос саму человеческую жизнь. В чем, по-вашему, ответственность дизайнерской профессии перед обществом?
М.В.: Как я уже говорил ранее, основная задача состоит в том, чтобы сократитьвизуальную загрязненность окружающей среды и предложить обществу более ответственный дизайнерский подход. Дизайн для людей, а не только для прибыли.
 
А.Л.: Прекрасно, если профессионал сочетает в себе способность генерировать идеи и качественно их воплощать. Что для Виньелли является приоритетным в дизайне: потрясающая новаторская идея или профессиональное, качественное исполнение? Предвидя ответ типа: «Дизайн — это и то, и другое», я постараюсь расширить вопрос. Допустим, мы видим дизайнерский объект, который не отличается яркой, свежей идеей, но прекрасно нарисован, выполнен из качественных материалов, функционален и т. д., — сочтете ли вы это хорошим дизайном? Или, напротив, мы видим объект, в котором заложена потрясающая дизайнерская идея, но реализована она не безукоризненно. Что тогда? Какой из двух объектов для вас лучше выполняет миссию дизайна?
М.В.: Безусловно — первый. Я опять повторю, что дизайнерам необходимо быть более ответственными. Хороший дизайн обладает целостностью во всех смыслах, не только на уровне идеи. Вот почему важно соблюдать профессиональную дисциплину и этику.
 
А.Л.: Ваш тезис «Design is one» многие дизайнеры в России восприняли с большим энтузиазмом, но, зная, что переводы грешат приблизительностью, хочу спросить у автора, что точно значит это высказывание: «Дизайн един», «Дизайн велик», а может быть, что-то еще?
М.В.: Дизайн — дисциплина со своей внутренней структурой, правилами и заповедями. Но главное, в нем нет догмы, потому что там, где догма, нет дизайна. Дизайн гибок и легко адаптируем к любым ситуациям, но всегда словно заключен сам в себе.
 
А.Л.: Разные профессии предполагают разную степень публичности: если представить себе виртуальную шкалу публичности, то шпионы будут на левом фланге — 0%, а актерская профессия на правом — 100%. Где, с вашей точки зрения, место дизайнерской профессии на этой шкале?
М.В.: Дизайнер занимает на ней то место, которое заслужил. Качество его работы — единственное мерило успеха.
 
А.Л.: Существует много исследований, посвященных красоте. Некоторые утверждают, что в основе красоты лежит симметрия. Согласны ли вы с таким утверждением? Если да, то не попадает ли тогда дизайн, напрямую связанный с красотой, в разряд точных наук, как геометрия, например?
М.В.: В некоторых ситуациях симметричность уместна, в некоторых — нет. Стандарта не существует. Мне чаще нравится асимметричность, в ней больше динамики. Но это зависит от контекста.
 
А.Л.: Дизайн в каком-то смысле божественная профессия. Я имею в виду, что Господь создал твердь, воду, небо, а дизайнерам (и паре других профессий) приходится создавать все остальное. Если вдуматься, то весь материальный — не природный — мир создан самим человеком, и чаще всего это был дизайнер, как бы его ни называли в текущий момент времени. Может быть, в дизайнерских школах нужно ввести такие дисциплины, как философия, логика, может быть, прикладная магия?
М.В.: Магия не нужна. А вот философия, история, критика должны быть включены в обязательную программу в любой школе дизайна.
 
М.Х.: Назовите, пожалуйста, 10 великих дизайнеров, которых молодые люди, вступившие на дизайнерское поприще, должны знать обязательно.
М.В.: Не упоминая великих мастеров, за последние сто лет могу отметить Ле Корбюзье, русских конструктивистов, Миса ван дер Роэ, Луиса Канна, Алвара Аалто, Мюллера-Брокмана, Дитера Рамса, Чарльза Имза, Пола Ранда и многих еще. Из современников: Ренцо Пиано, Питера Цумфтора, Филиппа Старка, Тадао Андо.

«Чем выше мастер, чем больше масштаб работы, тем проще ответ. Если кто-то долго, мутно расписывает, выделяет всякие детали — значит, там не все в порядке с решением. Виньелли никогда не славился тем, что он создал миллион знаков. Он славился тем, что он умеет сделать все — от ложки до города». (Владимир чайка)

Слайд-фильм «Дизайн Виньелли», снятый 20 лет назад. (скролить до конца статьи!)




 





Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью VIGNELLI. 20 YEARS LATER | ВИНЬЕЛЛИ. 20 ЛЕТ СПУСТЯ

Яндекс.Метрика