авторы компании

http://tc24.club/ шоу крокодилов паттайя таиланд экскурсии в паттайе.
 


МИХАИЛ БАРАШКОВ. МНЕ ИНТЕРЕСЕН ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОСТОЙ ПРЕДМЕТ

Веб-резиденция профессионального дизайна
22.10.2012

«Когда я сдавал экзамены, поступая на архитектурный факультет Академии Художеств в Ленинграде, мне как раз исполнилось 17 лет. Я не думал тогда, что у меня будет такая долгая любовь к архитектуре. Первая мысль об измене пришла в 38 лет, когда век ХХ благополучно завершился.История дизайна ХХ века была написана и я заметил, что в ней практически отсутствуют российские страницы. Я подумал, что если не вмешаться в этот процесс, то мне на пенсии будет не оправдаться перед внуками.»  Михаил Барашков

Владимир Шевченко: Начнём с самого начала. Михаил. Ты во сколько встаешь утром?
Михаил Барашков: У меня сейчас много авторских надзоров. Встаю в 7 утра. И позволяю себе с утра прямо в постели залезть в интернет, посмотреть Российские сплетни (улыбается).

В.Ш.: Что ты имеешь в виду, новости?
М.Б.: Да, новости.

В.Ш.: Если про сплетни говорим, что ты думаешь про «Пусси Риот»?.
М.Б.: Что я думаю про группу «Беснующиеся пе@ды»? Понимаешь, меня есть взрослая дочь, и я понимаю, что вообще происходит. Промоушн — шикарный абсолютно. Хоть в учебник помещай. Начиная с названия. Реклама. Но как-то все это некрасиво.

В.Ш.: Реклама кому?
М.Б.: Самим себе. Как Герострат. Который поджег храм Артемиды Эфесской. Храм поджег, отхватил себе место в истории. Первый принцип промоушена – прикоснуться к чему-то такому очень известному. Поэтому, нужно правильно выбрать площадку. Сначала кто-то залезает на Лобное место в Москве — нулевой эффект. Потом кто-то совокупляется в музее — опять ничего. Что делать? Нужна новая площадка. И тогда кто-то решает использовать значимое святое место для всей России — восстановленный памятник победе в Войне 1812 года. Место памятное, мемориальное. Да еще и первый храм России. Они решили еще и там выступить. Это храм, деньги на который собирались по всей стране. Внутри находились мемориальные доски со списками погибших. Понимаешь, как могила Неизвестного солдата. «Пе*ды беснующиеся» могли выступить и на Могиле Неизвестного солдата. Почему бы и нет? Кто и как их «успех» пытается использовать – это отдельная история.

В.Ш.: А мне кажется, что этот просто хулиганство. И высокая степень наказания, которая делает их мученицами, придает им незаслуженную значимость.
М.Б.: Некрасивую роль играет муж одной из участниц. В моем понимании — собственную жену засадил за решетку для самопродвижения. С моей точки зрения, это не по-мужски. Может, еще и книгу напишет, заключив контракт на пару миллионов. Только какой ценой. Видишь – ли, в чем дело. Я о промоушене реально узнал, когда дизайном в Европе начинал заниматься, больше 10 лет назад. Делали первые шаги в Кельне на выставке под финским флагом. Мы были в зоне авангарда. Справа Карим Рашид, слева Росс Лавгроув. И тогда я понял — для того, чтобы дизайн был успешен, надо выступать только в зале авангарда и обязательно с первыми именами, мировыми и не бояться с ними соревноваться. И если рядом с ними твою работу отмечает мировая пресса, значит, ты выступил успешно.

В.Ш.: Как ты считаешь, Миша, какой Россия будет через 10 лет. Потому что сейчас, ты понимаешь, как вихрь, происходят изменения. Что будет через 10 лет?
М.Б.: Сегодня я вижу, что 50 % населения находятся внутри Инета, очень плотно. Новая реальность у нас появилась, новая инфо-реальность. Делаю картинку, посылаю ее по почте, тотчас получаю отклик. Когда мы делаем дизайнерские или архитектурные проекты, мы в режиме реального времени обмениваемся информацией с человеком, который работает в Швейцарии. Оперативно решаем все вопросы. Я — человек, который имеет профессию, и эта профессия требует общения нон стоп.

В.Ш.: Т.е. ты должен быть в курсе того, что происходит в мире и стране, для того чтобы поддержать разговор с клиентами?
М.Б.: Ну, это очень прямолинейно. Это — не более чем рука на пульсе. Меня интересует «красиво-некрасиво», как это работает, будет ли это работать. Дизайн, архитектура, спорт, культура. Проснувшись, просматриваю новости. Интересно, например, как там Кличко выступил. Смотрю «Спорт Экспресс». чтобы утром узнать, как сыграли ребята. В свое время, когда у меня дочь в Англии училась, она меня в соц.сеть записала, но я ею особенно не пользовался. Только когда она училась в Англии — это была удобная форма общения.

В.Ш.: Меня интересует твоё мнение: если передавать твоё представление о красоте, понимание профессионализма начинающим дизайнерам, архитекторам, сможет это изменить облик России, когда они закончат учиться и начнут сами творить, создавать, работать?
М.Б.: Хороший вопрос.

В.Ш.: Ты достаточно авторитетный.
М.Б.: Ой, ты знаешь этот авторитет…

В.Ш.: А что такое авторитет, кстати?
М.Б.: Свежий пример про авторитет. Недавно согласовал проект второй очереди большого дома на Песочной набережной в Петербурге, который был сделан нами 6 лет назад и он лежал так тихонечко. Сейчас я попытался свое изменившееся представление о мире представить в других вариантах фасада, но тем не менее был согласован вариант 6-ти летней давности. Нет авторитета. (Улыбается.)

В.Ш.: Но, однако, согласован именно ТВОЙ фасад, Михаил. 
М.Б.: Наш фасад, это была командная игра. Но я, знаешь, за это время, за 6 лет прошедших, какой- то путь прошел, как мне представляется. Хотел поделиться.. Не поделился..

В.Ш.: Подожди, а как можно определить, вот человек авторитетный или неавторитетный, как ты считаешь? Какой критерий?
М.Б.: Есть новая реальность, Инет пространство. Когда я набираю «Михаил Барашков», выскакивает «возможно, вы имели в виду Михаил Барышников».. Ну, значит, не авторитет. (Смеется).

В.Ш.: Подожди, ты сейчас серьёзно говоришь?..или.. Значит ты тщеславен, раз ищешь себя в Яндексе?
М.Б.: Нет- нет, речь не о тщеславии.. Просто нужно вовремя понять… что мы не являемся властителями дум. Это было такое ругательство 25 лет назад в России — «властитель дум», так друг друга писатели наши называли ;--))

В.Ш.: Мне кажется, тут идёт подмена — будто индекс цитирования человека в Интернете равен его авторитету. Но если человек не ведёт блог, не торчит круглые сутки в соц.сетях, не дает каждый день интервью для Интернета, его там и не будет. Поэтому это показатель не столько авторитетности и профессионализма, сколько количества времени, проведённого человеком в Сети. 
М.Б.: Могу сказать так. Посмотри на состав преподавателей академии. Мои однокурсники, они уже преподаватели. Вот они – авторитет, воспитывают молодежь. А я сижу тихо, в деятельности профессионального союза участия особого не принимаю. Но это мое понимание, взгляд со стороны.

В.Ш.: Я тебе могу сказать, что ты делаешь немножко больше, чем ты о себе говоришь или думаешь. То, что ты известен на международном уровне от лица России. Это твой вклад.
М.Б.: Мне кажется я ещё сохранил самоиронию. К проекту в рамках «Хельсинки – столица мирового дизайна», в который меня пригласили, отношусь с юмором. «12 великих дизайнеров» — я всем друзьям говорю: — «11 великих + 1». Россия пока не Остальные 11 участников — пусть они великие… они находятся в международном дизайнерском информационном поле. В силу ряда обстоятельств нас там нет…

 

В.Ш.: Что это за обстоятельства? Иными словами: российские дизайнеры неавторитетны в мире, потому что… ?
М.Б.: За последние несколько лет, еще несколько российских архитекторов и дизайнеров стартовали в международных проектах. Именно в дизайнерских проектах. Например, Сергей Чобан (мы с ним учились в одной мастерской в Академии художеств) в прошлом году сделал коллекцию сантехники для Дуравита. Дима Логинов сделал коллекции для нескольких итальянских компаний. Насколько знаю, Александр Матвеев РедДот получил за дизайн канцелярских принадлежностей «Эрих Краузе». Я за него очень рад. Сейчас видны какие- то результаты. Есть международное дизайн-пространство. И когда таких ребят, которые участвуют полноценно в западных проектах будет не 4-5 человек, а 400-500 человек, тогда и наберётся критическая масса, которая в корне изменит ситуацию.

В.Ш.: Ты имеешь в виду — будут замечать страну на поле дизайна? Достаточно ли того, что российские дизайнеры будут проявлять инициативу и участвовать в международных проектах?
М.Б.: Не только. Дизайнеры должны поработать на западные компании. Как пример, этот проект. О котором мы говорили ранее.

В.Ш.: В данный момент Хельсинки – столица мирового дизайна 2012. В рамках «хельсинской столичности» стартовал проект, пригласивший со всего мира 12 великих дизайнеров..
М.Б.: Я стараюсь относиться к этому без излишнего пафоса! Тем не менее, организаторы выбирали дизайнеров по всему миру, чтобы пригласить поучаствовать в проекте. Набралась неплохая компания: Джаспер Моррисон, Хари Коскинен, Томас Сандел, Альфредо Хаберли и ещё несколько звёздных дизайнеров. Каждый волен делать что хочет. Без ограничений. Каждый месяц презентуется новый проект. Именно поэтому 12 человек. Организатор — мебельная компания Nikari.

В.Ш.: Проектировать можно было что угодно? Главное из дерева?
М.Б.: Да. Тема — живая природа. Мебель, объект мебели, предмет мебели. 12 абсолютно разных подходов. Для компаний вообще это очень понятный рабочий момент, потому что они, таким образом, пытаются найти объекты, которые будут продаваться. Отчисления от продажи, насколько я понимаю, пойдут в Фонд Дикой природы, Компания делает очень внятный для европейского сообщества жест – деньги от продаж, часть денег, разумеется, перечисляется в фонд дикой природы. Производители мебели совмещают коммерческую составляющую, с историей, полезной обществу. А это как раз и есть западный подход. Это нормально для них. Общество, в котором есть понятие — социальная ответственность, в котором есть гражданская ответственность. Они считают, что природа — это важно.

В.Ш.: Начало твоего участия в проекте - октябрь прошлого года, правильно?
М.Б.: Нет. Летом. В августе. Уже больше года назад. Финны предложили, а я посчитал что всегда интересно поучаствовать в хорошей компании (смеется)

В.Ш.: Компания дизайнеров, я тебе скажу, замечательная.
М.Б.: Компания супер, да. И полная свобода. Абсолютно не связаны ничем руки. Придумывай все что угодно. С одной стороны это и прекрасно, с другой – у людей сначала мысли разбежались. Но каждый сделал то, что хотел. Я традиционно сделал барный стул (смеется). На этом сайте можно посмотреть работы других 11-ти дизайнеров.www.nikari.fi http://nikari.fi/mikhail-barashkov

В.Ш.: Михаил. Я понял, что сентябрь — это твой месяц получается. Кроме того, что на сайте опубликован твой проект и то, что они, скорее всего, запустят его в производство, что-то будет еще происходить?
М.Б.: 12.12.12 они приглашают на финальное событие в Хельсинки- собираются все звезды.

В.Ш.: Отлично. Надо ехать. Михаил, очень важно то, что ты сказал, Для того чтобы поднять авторитет Российского дизайна на международном уровне, необходимо.
М.Б.: …чтобы это массово было!

В.Ш.: Что мы со своей стороны можем сделать? У нас на Портале много материалов о международных выставках, конкурсах, в которых можно участвовать. Как ещё инициировать активное участие наших дизайнеров в международной жизни?
М.Б.: Русские физики участвуют в западных проектах. Люди, закончившие Петербуржские и московские университеты, физические факультеты и прочее, они участвуют в крупнейших IT компаниях по миру —всяких гуглах, майкрософтах… Да много где сидят русские специалисты — и это есть факт. Русские певцы имеют контракты по всему миру. Возьми Хворостовского: живет в Лондоне, и где он только не выступает и каких только у него нет обязательств. Возьми Казарновскую, возьми русских танцовщиков, которые имеют контракты с театрами. Ведь это так. Соответственно русские дизайнеры… Как один из вариантов — появление нового Сергея Дягилева, который создает фантастические «Русские сезоны» в Париже…

В.Ш.: Т.е. человек, который по своей энергетике, лидерским качествам, способен сделать проекты международного уровня.
М.Б.: Да. После Дягилева мало подобных примеров продвижения страны на международный уровень. 
Второй вариант: если русский театр не идет в мир, тогда русский актёр поступает в Гранд’Опера. Сколько наших звёзд танцует, поёт, сколько музыкантов играет по миру? В качестве приглашённых дирижёров мировых супер-оркестров. Есть интерес. Есть предпосылки, чтобы русские дизайнеры блестяще выступали на западном рынке. И работали на европейского, американского или японского производителя.

В.Ш.: Т.е. ты рекомендуешь искать работу прямо там? Учить язык и ехать на Запад искать работу?
М.Б.: Да просто нужно стараться делать какие- то проекты для компаний. Ведь зарубежные производители постоянно ищут таланты.

В.Ш.: Как ты сам, будучи молодым архитектором и дизайнером, вышел на западный рынок?
М.Б.: Это было уже 17 лет назад . Мне было 30 с чем-то лет. Делал интерьеры здесь, в Санкт-Петербурге. Я рассматривал себя исключительно как архитектора. И был Для работы мне нужны были коллекции мебели. Я ездил на мебельные фабрики, появились какие- то контакты. Естественным путем, как мне кажется, такие знакомства происходят.

В.Ш.: Т.е получается, для начала необходимо хотя бы посещать выставки зарубежные? Молодым что можно посоветовать?
М.Б.: Максимально плотно общаться в этой среде, для того чтобы завязать знакомства. Один из 12 участников проекта PROJECT 2012 DESIGNS FOR NATURE — Альфредо Хаберли. Я прочитал его интервью в Русском AD. Он с самого начала определил для себя планку — «Работаю только для звездных компаний». Так и работает на уровне B&B, Италия. Меня предупредили о том, что у нас одинаковый договор для всех 12 участников. Это очень правильный подход. И русский бизнес должен играть абсолютно по правилам европейского рынка. И это должно сделать государство.

В.Ш.: А при чем тут государство. Можно свалить ответственность на государство и сказать, что мне Президент компьютер не поставил. Но зачем что-то сваливать на кого-то?
М.Б.: Дизайн для многих европейских стран, это экспортная статья экономики. Когда я начал участвовать в международных выставках я увидел, что если наша компания участвует в выставке, государство (Финляндия, например) возвращает часть потраченных денег. Ты же потратил свои деньги 20 тыс евро, тебе могут 12 тыс. вернуть, если ты успешно выступил. Это позиция государства, заинтересованного в том, чтобы дизайн был экспортной статьей экономики.

В.Ш.: Зачем государству таким образом тратить деньги?
М.Б.: Финны так делают, датчане так делают, итальянцы… там вообще мастерская стоит в каждой деревеньке. Гос-во их выстраивает в шеренги и везет, ведет, под своим флагом на международный рынок.

В.Ш.: Мне кажется вот в чем дело. У нас сырьевая экономика. И поэтому государство не вкладывает деньги в дизайн. А вкладывают деньги в спорт, например. В Олимпийские игры? Есть яркие спортсмены, которые пропагандируют страну. В дизайне таких ярких примеров нет. Мы знаем, на международном уровне - Карим Рашид, Старк и т.д. Русских имён не слышно. Что сделать, чтобы звучало Михаил Барашков, например! Люди творческих профессий заинтересованы в том, чтобы «снять страну с нефтяной иглы». Если государство сможет сказать: —«Смотрите и в дизайне мы вас опережаем, у нас дизайн «круче»». Тогда деньги пойдут? Газпром, например, может поучаствовать в продвижении отечественного дизайна?
М.Б.: Я недавно общался с одним из директоров Газпрома. Когда я его спросил: — «Каким- то образом компания Газпром может поучаствовать в продвижении русского дизайна?». В ответ я услышал, что это решают акционеры.

В.Ш.: Ну, может, перед акционерами стоило выступить?
М.Б.: Ну, понимаешь, меня не приглашали на годовое собрание, я бы и выступил, но не приглашают. Я философски к этому отношусь, на 6 -ом десятке, позволю заметить. Как Есенин говорил «Я теперь скупее стал в желаниях». Понимаешь. Мое поколение уже к пенсии готовится.

В.Ш.: В принципе ты свою миссию фактически выполнил. ТЫ был первым, кто вышел от России на международный дизайнерский рынок. 
М.Б.: Это было больше 10 лет назад, да. На мебельный рынок. Во всяком случае, коллекция выпускалась в Европе и продавалась в 26 странах мира., это было. Это был 2002 г, сейчас 2012. 10 лет назад. За это время были интересные публикации в западной прессе, профессиональной прессе про мои работы. Все сколь-нибудь значимые журналы на тот момент. За это время выросло уже другое поколение. Сейчас вот Дима Логинов понесет знамя. Но, понимаешь, у меня нет сейчас тех амбиций, что были тогда. У меня было желание создавать какие то объекты. Я пытался играть формой. Работал фактически на грани арт-дизайна. Сейчас я принципиально сделал установку на функциональность и на серийный продукт. Другие задачи ставлю. В рамках проекта DESIGNS FOR NATURE я предложил такой массовый продукт. У меня другая, новая задача в этом, смотрю на это другими глазами. Человек в искусстве всегда голый. Я попробовал от функции пойти.

Вот он стоит — барный стул, который 10 лет назад продавался по всему миру. Там я пытался форму необычную сделать.. А сейчас меня не это заботит. Я сам себя спросил: — «Михаил, что ты можешь сделать интересного?» И я ответил себе, что интересно сделать какой- то очень функциональный объект. На самом деле я разработал целую коллекцию. Маленький стул, большой стул, средний стул, стол. Вот, а это один из предметов этой коллекции - барный стул(показывает).

В.Ш.: Миша, мне интересно, если бы не нужно было зарабатывать проектированием архитектурных объектов и интерьеров и ты можешь заниматься тем, что хочется. Ты бы что делал? Если это корректный вопрос
М.Б.: Абсолютно корректный. Может быть, я на самом деле создавал бы какие-то арт объекты. (смеется). Если такой ответ понятен. Я больше бы к арту сдвигался. У меня есть разный опыт за последние годы. Я убедился, что нужно, как говорится, sing your song, петь свою песню. Т.е., нужно абсолютно искренне выражать твое ощущение мира на данный момент. Если внутри тебя есть какая то эмоция, ее надо передать, она будет искренней. Человек же меняется постоянно, может не так сильно внешне, как внутренне.. Если в человеке изменилось ощущение мира, он попытается написать какую то музыкальную вещь, которая не соответствует его реальным ощущениям мира, то будет фальшиво, неискренне. И это всегда видно. Художник — он всегда голый, т.е. в своем произведении он себя показывает, свое ощущение

В.Ш.: Голый — это искренен и открыт, ты это имеешь ввиду?
М.Б.: Да, да. Если это искреннее произведение, человек себя показывает голым.

В.Ш.: До этого самого момента, фраза «художник должен быть голый» значила, что он должен быть без денег, нищ, голоден. Миш, ты сейчас рушишь стереотипы!
М.Б.: Художник голый, значит искренний художник. А в противном случае это будут игры. Игры в художника. Мне часто мысль приходит в голову, после того, как ты сделал работу, написал музыкальную вещь или создал какой- то объект, ты уже прожил это состояние, стал другим. поэтому естественно ты не можешь писать то, что ты писал 5 лет назад или создал 5 лет назад. Вот тогда я так видел, сегодня я так не вижу, сегодня мне интересно другое. Сегодня мне интересен функциональный простой предмет. Может, через год , дай Бог, у меня будет новое ощущение мира, и мне захочется делать совершенно другие вещи .. Главное —  честно.

barashkov.ru





Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью МИХАИЛ БАРАШКОВ. МНЕ ИНТЕРЕСЕН ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОСТОЙ ПРЕДМЕТ

Яндекс.Метрика