авторы компании
Хитов:
3589
Промдизайн
Хитов:
359
Хитов:
1830
Дизайн моды

 


НАЧО ДУАТО. АНГЕЛИНА АТГЛИЧ. ТЕАТР И МОДА НА AURORA FASHION WEEK

Жанна - ПАЖ
17.10.2012
В 2011 году в Шереметьевском дворце проходила выставка «Рудольф Нуриев. Нити времени.», присутствуя на открытии, я поделилась мыслью с директором петербургского театрального музея Натальей Метелицей о том, что было бы замечательно показать балетные костюмы экспозиции на профессиональных моделях. 


Мысли так или иначе витают в воздухе… На прошлой  AFW Михайловский театр в дуэте с неделей моды реализовали красивую идею, продемонстрировав на подиуме костюмы из спектакля «Спящая красавица». Правда, ее воплощение было интересно тем, что в качестве демонстраторов выступили актеры Михайловского театра. Постановщик показа – маэстро Начо Дуато, главный режиссер театра. (материал из архива desig-union.ru)  
После показа я постаралась воспользоваться возможностью взять интервью у Начо Дуато и художника-постановщика Ангелины Атлагич. Оба они выглядели уставшими, проведя день в Манеже, готовя выход коллекции. Начо мечтал о бокале шампанского, чтобы снять усталость и нейтрализовать чувство духоты от переполненного любителями моды Манежа. Для этой цели мы прошли в vip-зону. Не успели присесть, как к нам повернулся молодой человек и обратился к Начо с неожиданным возгласом: «О! А ты, кажется из Михайловского?.... Как зовут?» У Начо как рукой сняло усталость. Его глаза засверкали изучающим любопытством… Он выпрямился в балетной осанке и произнес: «Я Начо Дуато!)»,- и его лицо засветилось таинственной улыбкой…Он изучающее посмотрел на юношу, ожидая реакцию на свой ответ… «О! Круто! Давай пять!» - отреагировал юноша! Лица всех участников встречи перекрыла «восторженная» улыбка. На этой мажорной ноте мы приступили к интервью.



Жанна ПАЖ: Начо, скажите, пожалуйста, кто определяет в Михайловском театре, кого из художников пригласить оформлять очередной спектакль? Это командное решение или Вы лично приглашаете?
Начо Дуато: Это только мой выбор.

ПАЖ: Каким образом происходит этот выбор. У Вас ведь наверняка есть наработанный список художников, с которыми Вы уже имели опыт работы…
Н.Д.: На самом деле я работал не со многими художниками… И когда речь идет о больших, крупных постановках, я предпочитаю работать именно с дизайнерами, так как нужно создавать простые костюмы, в которых было бы легко работать с артистами. В то же время, они должны быть эффектными. И список таких дизайнеров невелик. Мне не многие нравятся. То же самое могу сказать и про художников сценографов. Да, это один определенный круг людей. 


 
ПАЖ: Получается, что я правильно дала определение коллективу, с которым Вы работаете, назвав его командой. Вы не желаете тратить время на «притирку»…
Н.Д.:  Да это команда. Иначе регулировать процесс, как дирижер оркестра невозможно. В команду входят проверенные люди делают все так, как мне бы хотелось.

ПАЖ:  Дизайнеры, входящие в эту команду, чем схожи по своим профессиональным качествам?
Н.Д.:  Поскольку это совместная работа и приходится много времени проводить вместе, нужно, чтобы сам человек нравился и нужно говорить с ним на одном художественном языке, одинаково понимать музыку, одинаково чувствовать всю постановку. Существуют примеры, когда режиссеры работают с известными фэшндизайнерами, но я не думаю, что это очень хороший подход, потому что если Бежар работает с Версаче, то это постановка Версаче, работает с Гольяно – постановка превращается в постановку Гольяно. Я предпочитаю сотрудничать с дизайнерами, которые не ставят моду и свое дизайнерское видение превыше всего. 


 
ПАЖ:  Работая над «Спящей Красавицей», какие задачи Вы поставили перед Ангелиной?
Н.Д.: Когда создаешь театральные костюмы, важно помнить о том, что артисты в них должны двигаться и танцевать. Бывают поставки в которых видно, что костюмы получились очень тяжеловесными и, что балеринам в них очень сложно передвигаться. Ангелина очень хорошо поняла эту задачу. Ткани, которые мы использовали для костюмов, очень легкие. И даже если костюм нарядный, пышный, 
все равно видно, что он очень легкий. Как сказал Христиан Диор «меньше больше». Ангелина иногда обижалась и грустила, что нужно было убирать много деталей, но важно понимать, что нужно иногда что-то убирать, чтобы получить лучший результат. Остановиться и сказать: «Да, это, что нужно!»

ПАЖ: Спасибо большое, Начо за исчерпывающий ответ! Свой следующий вопрос я обращу к Ангелине... 
Ангелина, сколько лет Вы занимаетесь созданием костюмов?
Ангелины Атлагич : Двадцать пять лет. 

 
 
ПАЖ: Где получили образование?
А.А. : Я закончила Акдемию прикладного искусства в Белграде, там я проучилась пять лет. На территории бывшей Югославии это единственное заведение с такой спецификой. Так что все выходцы из Югославии, которые стали дизайнерами, закончили именно его.

ПАЖ: : Сложно было поступать?
А.А. :  Да было сложно, даже были ситуации, когда на пять мест было сто пятьдесят желающих поступить.

ПАЖ:  В каких театрах Вы работали?
А.А. : В основном я работала в драматических театрах. Делала костюмы к спктаклю «Война и Мир» в Москве, «Любовь к трем апельсинам» в Берлинском Штатсбалет… Во многих театрах работала… 


 
ПАЖ: Специфика работы в драматическом театре и в театре оперы и балета различная. Как перестраиваетесь?А.А. : Для меня важно менять задачи и цели. Поэтому мне понравится работать и в драматическом театре и в оперном. Кстати, для современной драмы теперь также нужно создавать костюмы с учетом сцендвижения.

ПАЖ: Вы сразу начали работать в режиме смен сфер деятельности драма-опера, либо изначально Вы художник драматического театра. Как произошел переход к работе в оперном театре? Режиссеры ведь не верят, как правило «перебежчикам». Они считают, что художник, долго проработавший в драмтеатре не сможет создавать костюмы для оперы и балета и наоборот… В связи с этим вопрос… Почему пригласили драматического художника в иное пространство?
А.А. : Первый балет, который я оформила, был «за границей». Они не знали, что я художник драматического театра. 

 
ПАЖ:  Более десяти, пятнадцати лет fashion проникает в театр ( по ситуации в России сужу). Раньше художник брал в руки белую ткань ( выбрав фактуру), расписывал, дополнял вышивкой, камнями… Работа велась «с нуля». Сейчас театр может приобрести ткани «от кутюр». У Вас был этап «истинно театральных» костюмов, когда все изготавливается «с нуля»?
А.А. : Я думаю, что я принадлежу к другому поколению художников. Я изначально покупаю ткань, которая мне нужна. Нет, я не расписываю белую ткань. Но в случае со «Спящей Красавицей» я получила новый опыт. «Простую ткань» я вручную создавала декор костюмов. Имеется в виду, что была целая команда швей, вышивальщиц. Я создавала декор с нуля, я не использовала элементы ready made. Все создано из ткани, купленной в Германии. Мои друзья были очень удивлены, узнав, что весь декор изготавливался вручную. Это исключительно русская традиция, делать все вручную (пр. авт. –  мнение Ангелины), после второй мировой войны очень много русских приехало в Белград и они принесли с собой частички этой традиции. 


 
ПАЖ:  Из скольких этапов состояла проработка орнамента? Ведь прежде чем не получен крой юбки, к примеру, и не имея точную площадь и форму 
А.А. : Для меня это был своего рода вызов. Работать было очень сложно. Как в глобальном плане (дизайн продумывали сами, ни с чего его не копировали), так и в техническом. 
Часть костюмов была произведена в Москве, часть в Петербурге. Важно было все скомпоновать и проследить, чтобы вне зависимости от места изготовления – почерк был бы единым.
ПАЖ: Ангелина, как Вы распределяете свои силы, работая над декорациями и костюмами?
А.А. : Проработка декораций и костюмов заняло около полугода. Обычно я работаю около месяца над эскизами. Сначала я придумала общее решение декораций, затем продумала костюмы. Затем вернулась к декорациям и начала прорабатывать подробнее. Важно было все скомпоновать и проследить, чтобы вне зависимости от места изготовления – почерк был бы единым. Эскизы прорисованы до «послей бусинки»! 


 
ПАЖ:  Начо сказал, что вещи получились исключительно легковесными. Я полагаю, что задействована шелковая органза? Но край с расстояния выглядит необработанным, а точнее «оплавленным» с подиума за счет своей легковесности. 
А.А. : Платья выполнены полностью из шелка, на одно платье уходило около 50 метров ткани. Даже подкладки шелковые. Края имеют очень деликатную обработку, потому и выглядят так изящно.

ПАЖ:  И я опять соглашусь с Начо, что костюм должен быть легковесным, чтобы зрителю не было «жалко» актёра, за то, что он «тащит на себе» килограммы. В прыжке балетный танцор должен парить, костюм не должен визуально тянуть его «к полу». Ангелина, Вы сразу решили, что костюмы будут монохромными? Я понимаю задачи большой сцены. Возможно, она продиктована именно этими задачами… Возможно, Вы просто захотели вывести на сцену актеров в монохромных костюмах, из которых в итоге при взгляде из зала сложилась бы радужная цветовая палитра…
А.А. : Да именно так. Я хотела получить благодаря этому решению радужную палитру, чтобы более резким был контраст добра и зла в спектакле.


ПАЖ:  Глядя на костюмы, созданные Вами можно говорить, что «от-кутюр» и «хай-фэшн» проник в театр. 
В рамках нинешнего сезона проект AFW подготовленный в партнерстве с культурным центром имени Сергея Курехина, представит на суд зрителей недели показ SKIF FASHION, в котором примут участие дизайнеры Андрей Бартенев, Сергей Чернов, Света Петрова, продолжая тему ситнтеза моды с иными направлениями искусства. Показ будет сопровождаться музыкой Сергея Курехина.
Фото к интервью  – РИА-МОДА










Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью НАЧО ДУАТО. АНГЕЛИНА АТГЛИЧ. ТЕАТР И МОДА НА AURORA FASHION WEEK

Яндекс.Метрика