авторы компании
Хитов:
30013
Дизайн среды
Хитов:
3936
Хитов:
368

 


ТАТЬЯНА ПАРФЕНОВА. МОДЕЛИРОВАНИЕ МИРА

Жанна - ПАЖ
15.05.2012

Изначально поводом для интервью с петербургским дизайнером одежды Татьяной Парфеновой стал выход, теперь уже можно сказать, ее очередной книги с рассказами, названной автором «Розовая». В тот день в модный дом были приглашены все, кому было доверено сообщить об этой новости в ближайшие же дни поклонникам многогранного таланта Татьяны Парфеновой, и просто любителям всего нового и оригинального…

Петербургский дизайнер сидела  на правах хозяйки вечера за декорированным декупажем из журналов мод различных лет, внушительного размера столом, и приветствовала каждого вновь вошедшего. Комфортная, почти домашняя и дружелюбная обстановка того вечера располагала к беседе… Но ее темой стала в первую очередь не книга, а сама дизайнер, с ее мыслями, взглядами, прошлым и настоящим… А иначе, «как кто-то сможет понять, зачем дизайнерам рассказы писать?»...

Жанна ПАЖ: Таня, Вы окончили училище живописи им. В. Серова. Какую-то роль в Вашей жизни сыграло второе образование —  получение диплома Московского технологического института? 
Татьяна Парфенова: Понимаете, я же его бросила. Если не ошибаюсь, на четвертом курсе. Мне стало не интересно там прибывать, у меня уже была своя компания… Это было в начале перестройки. Не было интересно учиться. Совсем. Все что на тот момент там было, я уже это знала. Если бы я начала свое образование сначала, то конечно, я бы поступала долго и упорно, и поступила бы в Академию художеств. Так случилось, что ребенку ведь не достаточно только верить в себя, ему еще нужна поддержка взрослых и не всегда родителей. Родители, конечно, тебя любят, поддерживают… Но часто важно чтобы кто-то со стороны подсказал, пусть даже посторонний человек. И я не решилась поступать в Академию. Потом, когда училась в Серовском училище и после него, могла поступать в Академию. Но время так изменило мою жизнь… Не стало мамы, вышла замуж, родила ребенка… Первый муж совсем не хотел, чтобы я была художником. Его желанием было мое присутствие рядом с ним дома. Потом мы расстались, но не навсегда, он все-равно присутствует в моей жизни, он близкий человек и отец моего ребенка. Мой нынешний муж — художник. В связи с этим все гармонично.

ПАЖ: Я нашла интересную информацию о том, что во время обучения в институте, Вы стали дважды лауреатом профессиональных конкурсов. В 1988 году в Чехословакии на конкурсе “Интермода”, а затем в 1989 году — “Молодые дизайнеры” в Лондоне. Как была организована  работа конкурсов на тот момент, что запомнилось?
Т.П.: Дело в том, что я заняла сначала третье место в Петербурге ( в Ленинграде) на конкурсе. Призом стало участие в конкурсе «ИнтерМода» (Чехословакия). На нем я как раз заняла первое место. Призом стала поездка в Италию в модные дома Gucсi, Fendi, Prada. На конкурсе в Чехословакии испытывала непрерывную радость. Прага оказалась невероятно красивым городом. Стояло лето. Много дизайнеров из разных стран приехало. На конкурсе работала очень хорошая команда. А  в Лондон «ездила» только моя коллекция. Сама я не присутствовала на нем. Чуть позже были конкурсы «In Vogue» (Латвия); «Золотая вешалка», «Золотой манекен» (Москва)…. В принципе, у меня есть награды всех конкурсов, которые проходили в тот период…

ПАЖ: В какой момент жизни у Вас сформировалось четкое желание быть дизайнером одежды ( модельером)? Или такого момента конкретного не было, и все произошло в значительной степени спонтанно...
Т.П.: Сначала это было спонтанно, хотя сейчас считаю, что закономерно… Меня очень хорошо одевали в детстве, я очень любила одежду красивую в юности. Я была модницей, много вещей покупала. Поэтому, вначале моя деятельность —  это утилитарное применение моей способности рисовать. У меня было достаточно здравого смысла, чтобы рисовать то, что могут купить. Поэтому к возможности пойти работать и рисовать эскизы в ателье я отнеслась, как к не сложному делу. Но не оценила ее по достоинству. Мне кажется, что только лет десять назад, я осознала, что в этой профессии так много возможностей и их течений… Столько знаний нужно иметь! Такую интуицию! Уметь применять себя. Профессия очень полезная и нужная. Профессия, которая постоянно заставляет тебя развиваться. В ней столько трагедии, комизма… Она невероятна! Столько должно быть профессиональных знаний в багаже! Это же занятие не для одного человека, поэтому нужно знать и смежные специальности…
 
ПАЖ:  Вы начали активную деятельность дизайнера в тридцать лет. С какими мыслями Вы начинали свое дело? Все ли Вам рисовалось четко и ясно, я имею в виду задачи, перспективы развития модного дома. Были ли какие-либо «подводные камни»?.
Т.П.: Если бы я со знаниями сегодняшнего дня  была тогда, то устраиваться на работу или начинать подобную деятельность я бы, пожалуй, не стала. Только незнание этой профессии на тот момент и поверхностное отношение человека, который просто носит одежду, позволило мне это сделать. Сейчас для меня выглядит смешной ситуация, когда люди приходят в эту профессию, будучи какими-то актрисами, певицами, т.е. медийными персонажами… Они для себя решают, что могут этой деятельностью заняться… Глупо. Я лично в тридцать еще не стала дизайнером. В тридцать я пришла на работу. Может я стала дизайнером к сорока годам… В тот момент, когда я начинала свое дело, от незнания все было ясно. А когда появляется знание, то появляется и неуверенность в себе, когда уже понимаешь, на какую глубину нужно погружаться.
 
ПАЖ:  Таня, в одном из интервью Вы сказали, что сами никогда не шили. Из чего формировалось Ваше понимание, что есть качественно в изготовлении одежды, а что нет? Были ли ориентиры?
Т.П.:Что такое качество, понимаешь сразу, когда видишь вещь. Все начинается с ровной строчки… Мне кажется, что с этим знанием  я родилась, с предрасположенностью к этой профессии.
 
ПАЖ:  За какой период сложилась технология изготовления вещей от Татьяны Парфеновой? В первый же год? Или на это ушло какое-то время? 
Т.П.: Много было экспериментов. Делала и рваные края, и швы наружу, и … Я первой сделала украшение дырками. Были поиски и в пошиве, и в работе с конструкцией. Несколько лет назад мы сделали «платье одной детали». Развертка кроя напоминает гигантскую улитку, которая ползет по стене. Это ТАК КРАСИВО! Я даже думаю его когда-нибудь выставить…Фантастическая вещь!
 
ПАЖ: За какие свойства Вы любите бархат? 
Т.П.: За глубину, за отражение света, мягкость. Может бархат для меня это некий атавизм «из женской древности». Я размышляю не по поводу «древнего материала», ведь бархат кажется вечным… Для меня в бархате, наверно, есть что-то от звериной шкуры… Хотя, я бы никогда не хотела иметь отношение к работе с мехом. Я если вижу шубу на ком-то (даже издалека), у меня настигает состояние душевной тяжести и какого-то горя… Я убежденный представитель green peace. И это убеждение идет  не «от головы», а от души. Бархат — изысканный материал. Он хорош во всех вариантах: и с длинным ворсом, и с коротким, и «зализанный», и прессованный. Не люблю только бархат с тесненным орнаментом. Есть в мире компании, которые специализируются на производстве бархата. Я также являюсь любителем искусственного меха. Легкого, тонкого, высококачественного… Стоимость такого меха высокая. Шуба получается не дешевой. При этом ты не имеешь отношения к убийству.
 
ПАЖ: Что для Вас первично? Название (тема) коллекции, эскизы, подбор материалов вне зависимости от темы, а потом уже дается название?
Т.П.: Сначала тема, затем на эту тему происходит подборка тканей, «под ткани» ( тут мы говорим и о цветовой гамме) — изготавливаются эскизы. Потом определяются базовые конструкции. Иногда берутся «старые основы» и делается mix. Далее к основным тканям подбираются «сопутствующие», когда идет углубление в тему.

ПАЖ: В 1996 году показ Вашей коллекции « Мамеле» состоялся в хоральной синагоге. Чем аргументировали служители синагоги свое согласие на проведение модного показа?
Т.П.: Это было не согласие… Они сами мне предложили…В этой религии очень важно, как выглядит женщина. Считается, что женщина должна быть (в хорошем понимании) украшением, должна быть прекрасна, должна радовать глаз мужа… Сначала мне предложил консул Израиля сделать показ (до этого состоялась премьера в Москве). Название, кстати, придумала Татьяна Москвина. Мы сидели в ресторане «Русский китч», когда шел ремонт в ее квартире. Я ей рассказала про эту еврейскую тему, про девушку, собирательный образ которой «состоит из вдохновительницы мужа», вдохновительницы художников и поэтов, женщины революционерки, образа начала двадцатого века…И она дала название коллекции. Такое случилось впервые, чтобы коллекцию назвала не я а другой человек. И я ей за это название благодарна. Когда коллекция готовилась, приехал Леня Десятников, и я ему показала платья. Он воскликнул: «Боже! Они похожи на платья моей тети!» И он с легкостью отдал свою музыку («Эскизы к закату») для моего показа. Написана она была к фильму по рассказам Нобеля. Музыка невероятная!

ПАЖ: Ваш послужной список характеризует Вас как активного, неугомонного (в хорошем смысле) и трудолюбивого человека. Между тем, общаясь с Вами, я вижу никуда не спешащего, спокойного, умиротворенного человека. Вас трудно представить в суете премьерного показа, контролирующей исправление вдруг обнаруженной недоработки в коллекции…Кажется, что Вы успеваете неспеша… Это так?
Т.П.:  В общем, да. Есть такое стихотворение японское: «Медленно ползет улитка по горе Фудзи.» Да нет, я спешу на самом деле… Это только видимость. Делаю два дела сразу или три.

ПАЖ: Сколько часов в день у Вас уходит на работу? И сколько времени в день Вы отдаете тому или иному делу? 
Т.П.:  Больше десяти часов.

ПАЖ: Насколько меняется Ваш распорядок, если параллельно с работой в доме моды Вы занимаетесь иным проектом. Чем-то приходится «жертвовать»? 
Т.П.:  Все проекты, которые я делаю, так или иначе связаны с модным домом. Я вообще ничем не жертвую, кроме себя. Ничем.

ПАЖ: Если говорить о работе в кино или театре… Что в этих сферах Вам интересно? Там ведь иная специфика… «Дирижером оркестра» является режиссер, и он определяет задачи. Далеко не всем персонажам требуется создать образ от-кутюр и образ не каждого персонажа может вызывать творческий аппетит… Как к этим нюансам Вы относитесь? 
Т.П.: Я работала в фильме Зельдовича «Мишень» и была номинирована на премию «Ника». Работала с Масленниковым над «Зимней вишней 2» ( и 3). Опыт работы в кино очень небольшой, так как нет предложений таких, о которых бы я сказала: «Я хочу!». Предложение не должно быть что-то эпохальное. Должно быть интересное. Пусть это будет короткометражное кино, но интересное. Саша Зельдович очень интересный режиссер. Мне кажется, что  на данный момент недооцененный режиссер… Такое кино, какое снимает он, к сожалению, нынешнему обществу не нужно. Саша снимает хорошие, достойные фильмы, Работать с ним было очень комфортно. Он человек с хорошим вкусом. С Масленниковым было сложно работать. Нов кино есть один приятный момент. Ты, как художник, не все должен  производить. Часть одежды можно закупать в магазинах, заказывать вещи у других дизайнеров. У кино большая палитра. Не только твоя палитра, но и палитра «соседей». Для Зельдовича много покупали в Venity, в «День и ночь»… Все бутики города были нами просмотрены. Это очень интересно. А сама я «запоем» могу смотреть кино. Я недавно просмотрела фильмы из серии «Золотой Голевуд» (40-50-е годы). С большим удовольствием смотрю фильмы BBC.
 
Я работала в фильме Зельдовича «Мишень» и была номинирована на премию «Ника». Работала с Масленниковым над «Зимней вишней 2» ( и 3). Опыт работы в кино очень небольшой, так как нет предложений таких, о которых бы я сказала: «Я хочу!». Предложение не должно быть что-то эпохальное. Должно быть интересное. Пусть это будет короткометражное кино, но интересное. Саша Зельдович очень интересный режиссер. Мне кажется, что  на данный момент недооцененный режиссер… Такое кино, какое снимает он, к сожалению, нынешнему обществу не нужно. Саша снимает хорошие, достойные фильмы, Работать с ним было очень комфортно. Он человек с хорошим вкусом. С Масленниковым было сложно работать. Нов кино есть один приятный момент. Ты, как художник, не все должен производить. Часть одежды можно закупать в магазинах, заказывать вещи у других дизайнеров. У кино большая палитра. Не только твоя палитра, но и палитра «соседей». Для Зельдовича много покупали в Venity, в «День и ночь»… Все бутики города были нами просмотрены. Это очень интересно. А сама я «запоем» могу смотреть кино. Я недавно просмотрела фильмы из серии «Золотой Голевуд» (40-50-е годы). С большим удовольствием смотрю фильмы BBC.

ПАЖ: Есть ли примеры каких-то нестандартных ситуаций связанных с работой в кино или театре?
Т.П.:  Только один случай был очень странный. Я работала над спектаклем Лолита в Пермском театре оперы и балета… И пермская художница умышленно сняла неправильно мерки с актеров. Я привезла костюмы для двух составов. Планировалась большая премьера, приуроченная к пятидесятилетнему юбилею Родиона Щедрина… Солисткой была моя любимая актриса из Геликон Оперы Татьяна Куинджи…
День примерки — я примеряю костюмы — ничто «не сидит»… Представляете! И за ночь швеи театра перешили все! Из «большого» делалось «маленькое», в «маленькое» вставлялись большие куски… И мне эту работу нужно было людям оплатить! Хорошо, что приехал мой друг Сережа Гарибуль, который заехал в модный дом, взял деньги и привез их… От вечера примерки, до вечера премьеры прошли сутки. Я сидела в парке возле театра, у меня текли слезы, и я думала: «Зачем МНЕ ЭТО НУЖНО???» 
Еще не было кризиса, никакой тяжести на душе, никакого дурного предчувствия… На фоне абсолютного благоденствия я взяла на себя эту почти непосильную ношу и спасала спектакль. Его начинал делать знаменитый Митя Черняков, который бросил этот спектакль и после этого оставался один месяц, чтобы его подготовить к премьере. Но, слава Богу, все закончилось хорошо, и Щедрин сказал, что окончательная версия спектакля ему понравилась больше всех предыдущих… Консультантом по костюмам у меня был Каверин (знаменитый специалист по Набокову). Он приходил в модный дом, мы беседовали… В итоге у меня были в наличии все описания костюмов. От спектакля я, конечно, получила повышение адреналина, но и удовольствие большое. После премьеры мы с Щедриным и Майей Плесецкой посетили в красивейший монастырь (на тот момент мы были уже не первый год знакомы)…

ПАЖ: Что подталкивает Вас к реализации себя в новых сферам дизайнерской деятельности? Может это не есть просто реализация, а что-то другое…
Т.П.: Понимаете, работая с костюмами, накапливается такое количество информации большое, что в итоге понимаешь — «в костюм это не впихнешь»… Создаются рисунки, для которых не достаточно цели быть использованными в шарфах. В тоге появляются и стулья,  подушки… Все развивается не искусственно, а потому, что растет… Появляются картины, книги, в которых хочется рассказать о какой-то ситуации… Это тоже моделирование, но моделирования всего вместе, целого мира… Скоро будет выпущен большой столовый сервиз под названием «Царский». Он получился таким, что можно будет тарелки бить, так как стоимость всего сервиза с огромным количеством предметов составляет всего шестьдесят тысяч. Для большого авторского сервиза цена очень доступная.

ПАЖ: Я знаю, что у Вас заключен договор с Эрмитажем, дающий право производства аксессуаров с репликами произведений из коллекций музея? Объясните, пожалуйста зечем нужно было заключать подобный договор?.. Ведь по авторскому законодательству произведения, перешедшие в общественное достояние (в случае отсутствия наследников или истечения срока действия исключительных прав), могут использоваться любыми лицами свободно. Ведь в большинстве стран мира авторские права истекают через 70 лет после смерти автора…
Т.П.: Сейчас договора нет, и он был заключен не в отношении работ художников, а в отношении Эрмитажа и модного дома. Мы воспроизводили, продавали, с нами работали сотрудники Эрмитажа, музей реализовывал созданные нами вещи, за это мы музею отдавали роялти. Это был опыт нескольких лет работы и думаю, что мы к нему вернемся.

ПАЖ:Если вернуться к первоначальному поводу интервью — книге «Розовая», то что стало лейтмотивом идеи создания  подобной книги?
Т.П.: В эту книгу вошли рассказы, не вошедшие в «Альбом». Они туда просто не поместились. Поэтому большая часть заключена в книге «Розовая».

ПАЖ: Какие рисунки стали иллюстрациями к книге?
Т.П.: Это рисунки, которые «родились» во время телефонных разговоров.

ПАЖ: Таня, скажите, пожалуйста, несколько слов о своем детстве… Как Вас воспитывали? Читая Ваши рассказы, рассматривая рисунки к ним, мне показалось, что Вы росли любимым ребенком…
Т.П.: Да я росла очень радостным ребенком.
Детство у меня было замечательным. Нас было трое детей: я, моя сестра Ляля и двоюродный брат. Нас так нежили, нянчили и баловали, что мы росли абсолютно свободными и счастливыми детьми. Какими все наверно и должны расти… Нас не ругали. К примеру, в мое детство пластилин был твердым, как железо… Мне не терпелось сделать его как можно быстрее мягким. А когда лепят дети? Дети лепят зимой, когда батареи горячие…Я клала его на батарею и тут же забывала об этом своем действии…Забытый брусок пластилина тихо сползал по батарее вниз на паркет… И повторялось это каждый раз, так как каждый раз ты уверена, что он «не сбежит»… Затем я выросла с большим уважением к мужчине, как к очень умному, необыкновенному человеку. И к женщине, которая полна любви и нежности к своим детям. Поэтому с патри- и матриархатом у меня согласие, они в равновесии.

ПАЖ: Какими качествами должен обладать
А — «хороший» дизайнер
Б — «хороший» человек
В — «хороший» клиент
Т.П.: Хороший человек, тот, который не оставит в беде и поможет, который не злословит, не делает гадости, который любит приносить пользу обществу. Хороший клиент, это клиент, который доверяет своему дизайнеру, а хороший дизайнер тот, который не разочаровывает своего клиента.

ПАЖ: На АFW Вы показали коллекцию «Двенадцатая ночь». Коллекция обыгрывает тему сюжета пьесы Шекспира — перевоплощение женщины в мужчину и наоборот. Можно сказать, что это первая мужская коллекция, либо в связи с акцентом унисекс Вы ей даете иное определение?
Т.П.: Я говорю этой коллекцией о том, что женская одежда произошла из мужского гардероба, как женщина произошла из ребра Адама. И теперь по просьбе некоторых мужчин, которым захотелось «вернуть» в свой гардероб кое-что, мы отошьем небольшое количество мужских вещей… А то, что увидели зрители — демонстрация женской коллекции на мужчинах-моделях — это форма показа о происхождении одежды…
 
 
 
 
 

ПАЖ: Показ коллекции имел не музыкальное, а голосовое сопровождение…
 Манекенщики, идя по подиуму, цитировали текст Шекспира. Вы сразу приняли решение, что музыки в показе быть не должно?
Т.П.: Да. И я очень рада этому! В этот же вечер, буквально за два часа до показа я вышла с концерта Григория Соколова со слезами на глазах, находясь в полном потрясении..., потому что такого таланта, нежности и слияния с инструментом я не слышала никогда. Он, конечно, гений. И какое для меня вознаграждение, что показ изначально был задуман без музыкального сопровождения, так как после его музыки принять какую-то иную ( электронную или даже симфонически исполненную) невозможно.

ПАЖ: Большое спасибо за интригующий показ! Публика, сидящая в зале, явно ждала его продолжения после ухода юношей с подиума. Вероятно, ждала «женскую часть» показа. Но девушки не вышли… Они молчаливо присутствовали на протяжении всего мини fashion-спектакля, спроекцированные светом на стены зала, наполнилнившегося тайной и недосказанностью… 
 
 
 
Т.П.: Дело в том, что если коллекция хорошая — никто не встает и не уходит. Когда, к примеру, был показ в гостинице «Астория» коллекции «Матильда», то все, может и распределились по ресторанам гостиницы, но никто не ушел после показа. У публики остаются ощущения, мы работаем с целью получения эмоций от публики. Это самое важное, чего мы хотим достичь..

ПАЖ: На сегодняшний момент Вы создаете одежду, предметы интерьера, сами интерьеры, работаете для театра и кино, пишите рассказы… Есть ли сфера, которой бы еще хотела коснуться Ваша фантазия? 
Т.П.: Да, есть вещи, которые мне интересны, я о них думаю, но я не готова к их перечислению, так как много вокруг чего интересного… Жизнь вообще очень удивительна и интересна! Наверно даже слишком интересна и слишком удивительна… Вот, вот выйдет замечательная книга — «Воздушные потоки или счастливый малыш». Это утопия. Вместе с тем, мне кажется, что она не вымышленная, а абсолютно реальная. Она о любви. Очень красивые в ней иллюстрации. Более ста. Художником книжки является Оля Иванова, моя племянница. Она работала и над предыдущими книгами. Эта книга —  история моей жизни или мои представления о ней, или мое желание так жить… И вот почему мы так не живем? Мы должны об этом подумать и изменить свою жизнь к лучшему. Все равно мы любим друг друга, все равно от нас ничего не уходит. И все равно те люди, которые были рядом с нами, они рядом с нами и остаются. И это, не потому, что мы их помним, а потому, что они есть в нашей крови.
 




Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью ТАТЬЯНА ПАРФЕНОВА. МОДЕЛИРОВАНИЕ МИРА

Яндекс.Метрика