авторы компании
Хитов:
5283
Графический дизайн
Хитов:
372
Хитов:
404

 


СТО ДНЕЙ АЛЕКСАНДРА КАЗАРИНА

Александр Казарин
13.01.2013
С Александром Казариным мне довелось познакомиться задолго до того, как его избрали Президентом Международной ассоциации «Союз Дизайнеров». Так совпало, что приглашение поучаствовать впроектном семинаре «2050», проводимого в рамках фестиваля СТРЕЛКА в Нижнем Новгороде, вдохновителем и куратором которого был и остаётся Александр Казарин, поступило мне в день окончания фестиваля в Перми, где я находился по приглашению Геннадия Сорокина. Недолго думая, я уехал в Нижний, где имел удовольствие курировать проектную группу «Одежда» ну и, разумеется, лично познакомиться с организаторами. Впрочем, об этом было рассказано в своё время, а сегодня мы поговорим с Александром Казариным, который находится на новом посту вот уже 100 дней с прицепом.
 
 
Александр Линецкий: Александр, поскольку мы тебя уже официально поздравляли с избранием, позволь без излишнего политэса задать тебе мой первый вопрос: — «Как ты умудряешься жить на два дома?»
Александр КазаринНе думаю, что я очень оригинален в данном вопросе. Жизнь на два дома – не прихоть, а необходимость. В Нижнем Новгороде я, по-прежнему, работаю заведующим кафедрой графического дизайна, а в Москве – президентом международной ассоциации дизайнеров. Каждое из этих мест интересно по-своему и везде есть возможность реализовывать новые идеи. Технически жизнь на два города в отношении Нижнего и Москвы стала вполне комфортной, когда появился «Сапсан». Выйдя утром дома в Нижнем, я прихожу на рабочее место в Москве даже раньше сотрудников ассоциации, которые живут в столице. 
 
А.Л.: Я знавал в Питере не одного человека, временно иммигрировавшего по работе в Москву. Но в такой комбинации (Питер-Москва) нет ничего необычного. Скорее, это рутина. Сообщение между двумя столицами год от года все насыщеннее — тут нет проблем. А вот сочетание Нижний Новгород-Москва — это более экзотично. Как правило, все отмечали бешеный московский ритм, более холодный, деловойстиль общения. А как тебе Москва? Как тебе здесь работается?
А.К.: Действительно, темп в Москве отличается от нижегородского, что впрочем, справедливо в отношении любого нестоличного города. Что касается стиля общения, то, как и везде, здесь встречаются разные люди. Впрочем, общение в нашей среде дизайнеров – это особенный мир, где люди из разных городов легко находят общий язык. 
 
А.Л.: И ты, и я принадлежим к одному, скажем так, среднему поколению — т.е. история организаций, в которых мы состоим, писалась до нас, и, несмотря на не такую уж отдалённую историческую перспективу, дошла к нам в виде мифов, иносказаний, трактовок и устного народного творчества. Положа руку на сердце, можешь ли ты сказать, что доподлинно знаешь историю распада Союза Дизайнеров СССР и дальнейшего образования нынешних, современных организаций, объединяющих дизайнеров?
А.К.: Я представляю себе этот процесс достаточно ясно, но всех деталей, конечно, не знаю. Для процесса распада Союза дизайнеров СССР были как объективные, так и субъективные причины, связанные с конкретными людьми и событиями. Многое прояснит изучение архивных материалов Союза дизайнеров СССР, которые мы сохранили в ассоциации.
Кстати, 19-20 апреля в Москве в здании международной ассоциации дизайнеров мы организуем празднование 25-летнего юбилея союза дизайнеров, созданного в СССР в 1987 году. Мы считаем, что этот юбилей -  очень значимая дата для всех дизайнерских объединений, т.к. впервые в нашей стране была создана профессиональная дизайнерская организация.
 
А.Л.: Вряд ли кто-то станет отрицать необходимость объединения профессионалов в той или иной форме — это было всегда, но мне кажется, что в последнее время баланс между энтузиазмом и прагматизмом, существовавший в голове у каждого счастливого обладателя членского билета, сильно накренился в сторону — «А что мне это даёт?». А и впрямь, вот мог бы ты доходчиво объяснить и действительным членам Союза (умышленно не подчёркиваю какого) и будущим — зачем им ЭТО надо?
А.К.: Я никогда не пришел бы в ассоциацию дизайнеров, если бы не верил в то, что объединения профессионалов необходимы и что они имеют потенциал роста. Вопрос «А что мне это дает?» понятен и закономерен. Каждый дизайнер, приходя в союз, имеет какую-то цель. Кто-то ищет подтверждение своего статуса, уже получив ранее круг постоянных заказчиков и хорошие деньги. Кто-то ищет новых возможностей для реализации себя, поняв, что обычной «текучки» ему мало. Для кого-то Союз — это территория, где встречаются друзья, живущие близкими профессиональными ценностями. Некоторые приходят, чтобы все раскритиковать, но ничего не предложить. И такие — есть.
Приведу свой личный пример, который хорошо объясняет, почему я стал членом Международной Ассоциации. Однажды я отправил свою заявку на участие в международном проектном семинаре «Design for Boby and Mind» в группе «Транспортный дизайн», который должен был пройти в Сеуле. Организаторы запросили подробные данные обо мне и потребовали, чтобы я заверил свою заявку и подтвердил свое профильное образование и профессиональный опыт, что могла сделать какая-либо из дизайнерских организаций, известных в мире. В тот момент ни Союз дизайнеров России, ни ВНИИТЭ не смогли меня поддержать. «Добрые люди» вывели меня на международную ассоциацию дизайнеров, которую я теперь и возглавляю. Здесь после спешной подготовки портфолио я был принят в члены и получил заветную печать на своей заявке.
Месячное пребывание в Сеуле и совместная работа на самом современном оборудовании в интернациональной команде изменили мое профессиональное и, отчасти, человеческое мировоззрение. Если бы не этот случай, то, возможно, моя дизайнерская жизнь пошла бы по другому сценарию. Вот так.
В том, что на прямой вопрос дизайнера «А что это мне дает?» наши Союзы сегодня не могут дать полноценный ответ, я вижу большой потенциал роста для нас. Это значит, что мы — творческие организации, должны меняться и ориентироваться на реальные интересы дизайнеров. 
 
А.Л.: Не так давно мы публиковали анонс конкурса «МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ДИЗАЙНЕРОВ ОБЪЯВЛЯЕТ О РЕБРЕНДИНГЕ И ОТКРЫВАЕТ КОНКУРС НА СОЗДАНИЕ НОВОЙ АЙДЕНТИКИ». В связи с этим вопрос: действительно назрела реальная необходимость в смене айдентики? И что ещё собирается «новая метла мести по-новому»?
А.К.: Смена айдентики – это не самоцель., а только одно из средств, чтобы сделать ассоциацию дизайнеров современной и дееспособной организацией, и мне не хотелось бы, чтобы наш «сапожник был без сапог».
 
А.Л.: Если говорить о развитии дизайна, то здесь уйма вопросов: начиная от образования в этой сфере и заканчивая гос.поддержкой дизайна. Где здесь место общественных организаций? Что именно могли бы делать Союзы? Писать проекты законов? Утверждать методички? Разрабатывать расценки? В какую дверь стучаться? 
А.К.: Дизайнерские союзы должны быть полезны дизайнерам. Это мое принципиальное убеждение. В противном случае они не нужны. Цель Союза — быть местом, где каждый дизайнер сможет получить то, что ему необходимо для успешной карьеры, профессионального роста и финансовой независимости. А вот для достижения такой цели Союз должен применять самые разные способы: проведение профессиональных конкурсов, оказание юридической поддержки дизайнерам, работу с бизнес-сообществом и учебными заведениями.  Он просто обязан стать центром притяжения для всех сторон, заинтересованных в развитии дизайна. 
 
А.Л.: Я уж не знаю, за какие грехи Союз (опять специально говорю обобщённо, т.к. касается всех) снискал такое количество яростных критиков. Казалось бы, учебные заведения в сфере дизайна тоже далеки от идеала (при платном, недешёвом и, часто, некачественном образовании), но не имеют таких «доброжелателей». Что не так? Или это просто извечное «бодание» формалов с неформалами? 
А.К.: Как говорят, «дыма без огня не бывает». Видимо, Союзы в какой-то момент дали повод для критики. А само наличие критиков говорит о том, что тема Союзов актуальная и интересна профессиональному сообществу. 
 
А.Л.: Среди нелестной аналитики встречаются и весьма аргументированные опусы: помнится, я присылал тебе ссылку на статью, опубликованную на нашем портале, с говорящим названием: «Судьба творческих союзов». С доводами автора, я лично, во многом согласен. Очевидно, что со сменой парадигмы развития общества должны были измениться и многие его институты, включая и творческие союзы, чего, по-видимому, не произошло. Каким должен быть творческий союз в ХХI веке в твоём понимании?
А.К.: Полностью согласен, что в новых условиях Союзы также должны изменяться. Думаю, что творческим союзам, как мы их ещё по привычке называем, еще предстоит определить свое место. 
 
А.Л.: В эпоху становления капитализма в России само существование общественной организации ставится под вопрос, если не хватает средств. Особенно, если есть обременение в виде недвижимости, которую нужно содержать, оплачивая затраты по ЖКХ. Если коммерческая субаренда запрещена, то что остаётся? Взносы членов организации — их явно не хватает (учитывая естественное старение и связанные с этим льготы по взносам), поддержка спонсоров, дотация государства?
АК..: Сегодняшняя ситуация заставляет общественные организации искать различные источники финансирования. Собственно, этот процесс можно назвать проверкой их на прочность. Ожидать, что какой-то «добрый дядя» принесет финансовое благополучие «на блюдечке с голубой каемочкой» не стоит. Поэтому нужно аккумулировать разные возможные источники поступлений: и членские взносы, и спонсорскую поддержку, и деньги из государственных бюджетов. А рассматривать наличие недвижимости как обременение я бы не стал. Это не обременение, а актив, который необходимо грамотно использовать.
 
А.Л.: В странах с развитой рыночной экономикой никого особенно агитировать не нужно за то, что дизайн — это путь к созданию добавленной стоимости. Как ярчайший пример — компания Apple, ставшая самой дорогой в мире, обогнав на пути к вершине нефтегазовую компанию Exxon Mobil. Вот представь на секунду: российский Газпром — наше всё, находится по капитализации на втором месте, а на первом компания ХХХ, главный ресурс которой — дизайн. Дизайн, как идеология, как стратегия, как альфа и омега всего бизнес-процесса. Что должно произойти? Должен родиться российский Стив Джобс? Как Союз может помочь этим родам? Или, может,  государство? Или кто-то ещё?
А.К.: Думаю, для всех очевидно, что развитый дизайн – это признак общества со сложившейся экономической системой, основанной на производстве знаний и технологий. Не нужно думать, что одна личность или один чрезвычайно удачный продукт дизайна в состоянии изменить общую ситуацию. И ни одна дизайнерская организация также не сможет. Для этого требуются системные изменения в структуре экономики, напрямую зависящие от целенаправленных и планомерных действий государства как экономического и политического регулятора. Объединения дизайнеров, думаю, смогут сделать свой вклад в такое общее дело. 
 
А.Л.: Так уж случилось, что я обязан мониторить процессы, связанные с дизайном в России. И знаешь что? Практически все дизайн-активисты (даже соответствующий термин появился) не имеют к формальным общественным организациям никакого отношения. Будь-то организаторы многочисленных дизайн-виков, музеев дизайна или дизайн-центров. Ощущение такое, что сердце дизайна в России бьётся где-то вне тела творческих союзов. Я сгущаю краски или ты тоже так это чувствуешь?
А.К.: Я убежден, что любая дизайнерская активность: создание музеев, проведение фестивалей, организация центров дизайна, должна быть многообразной. Ни в коем случае нельзя возвращаться к жесткой иерархической структуре, в которой кто-то является «самым главным». Поэтому появление дизайн-активистов стоит только приветствовать. Тот факт, что многие из них формально не принадлежат никаким дизайнерским союзам – это еще один повод для существующих организаций дизайнеров задуматься о своем соответствии настоящему времени. Мы сейчас очень заинтересованы в сотрудничестве с такими активными людьми и приглашаем их для проведения совместных проектов. К слову, из нашей группы дизайн-активистов, которая создавала фестиваль дизайна «Стрелка» в Нижнем Новгороде, очень немногие были членами союза дизайнеров. Другое дело, что Союзы Дизайнеров, имея юридический и международный статус, могут оказать действенную поддержку различным инициативам и творческим проектам. 
 
А.Л.: Говорят: «Удача приходит к тому, кто к ней готов». Давай продлим тезис, скажем, у тебя в руках неограниченный ресурс: что бы ты сделал для развития дизайна в России?
А.К.: Даже и думать не хочу, чтобы я сделал, будь у меня в руках неограниченный ресурс – слишком велик соблазн захотеть сразу всего и много. А если серьезно, то сейчас нам всем вместе предстоит действовать шаг зашагом: поднимать авторитет профессии, поддерживать по-настоящему интересные и современные проекты, помогать учебным заведениям, т.е. вести постоянную работу, направленную на всестороннее развитие дизайна в России. 

В заключение, хочу поблагодарить тебя за откровенные ответы на мои вопросы и пожелать и тебе и членам организации, которую ты возглавляешь, реальных целей и сил для их достижения!

Сайт Международной ассоциации «Союз Дизайнеров»
society-of-designers.ru

Еще по теме: 
СТРЕЛКА В ГОРОДЕ NN. ИЛИ ПРОЕКТНЫЙ СЕМИНАР 2050





Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью СТО ДНЕЙ АЛЕКСАНДРА КАЗАРИНА

Яндекс.Метрика