авторы компании
Хитов:
9006
Дизайн моды
Хитов:
5997
Арт дизайн
Хитов:
6716
Дизайн интерьеров

 


ОТ «А» ДО «Я» АЛЕКСАНДРА АРНГОЛЬДТА

С дизайнером Александром Арнгольдтом я встретилась после одной из пресс-конференций AuroraFashionWeek. По пути к месту, где мы собирались побеседовать, Александр дважды отвлекся, чтобы сфотографировать на мобильный только ему наверно заметную красивую трещинку в мраморном полу Манежа, и мы начали беседу.

 
Фото-студия ECO J
 
О мадам, о персике и марках...
 
Жанна ПАЖ: Александр, на пресс-конференции Вы рассказали о драгоценном опыте, полученном Вами в Германии. Мне кажется, очень важно рассказать о нем российским молодым дизайнерам и не только. Сколько лет Вам тогда было?
Александр Арнгольдт: Во-первых, Жанна, спасибо Вам за вопрос, который Вы задали на пресс-конференции болгарскому дизайнеру Петору Петрову по поводу стиля профессорского преподавания Viktor&Rolf…
А что касается моего опыта… Мне был двадцать один год, я только вернулся из армии… Моим учителем стала немка madame Dukru .
Попасть к ней в ученики было почти невозможно. Когда она меня первый раз увидела — сразу поставила в известность, что никогда этого не случится, назвав при этом меня «маленьким фашистом». Я не отступал, периодически звонил, невозмутимо интересовался, как ее дела…и время от времени мои звонки перемежались маленькими презентами — знаками внимания и симпатии, скорее похожими на комплемент ей. Это мог быть букет ландышей, конфетка, маленький тортик. В конце концов «в стене появилась дверь» и мне было сказано долгожданное ПРИХОДИ. Я был счастлив! Я не ожидал, что мне будут платить. В конце месяца заплатили 50 немецких марок. Сравните, самая маленькая заработная плата была у портних — две тысячи немецких марок. Жил в маленькой комнатке под лестницей и каждый день видел шагающие по ней ноги…
Я не думал о деньгах. Мне хотелось быть в процессе. Четко понимал, что здесь я получаю опыт, а деньги заработаю в другом месте. У меня даже не возникал вопрос о них.
Был счастлив, что меня пустили в «святая святых». Считал, что я на учебе — и у меня начали открываться глаза… Только через два года я стал получать какие-то адекватные деньги. Никогда ничего не просил. Если бы не платили, я думаю, что все равно бы работал. Я приходил к мадам с персиком…Ой, прямо прослезиться хочется!
Предоставленная возможность получить опыт — это знак того, что человек тебе доверился и готов тебе его передать.
 
 
Фото-студия ECO J
 
О белом пони, пришитой кнопке и стуле за пять фунтов...
 
ПАЖ: Наши старт-дизайнеры должны относиться к стажировке, как к этапу обучения.
А.А: Что касается молодых дизайнеров… Ко мне, к примеру, приходят молодые дизайнеры… Они ничего не умеют делать. Им невдомек, что дизайнер, к которому они пришли на стажировку, тратит на них колоссальное количество времени. Они начинают думать, что я их «папа» и, что со всеми проблемами нужно идти ко мне. Всегда им кажется, что их используют… А начинать нужно с того, что ОНИ могут дать. Они ничего, как правило, дать не могут. Понимаете?
 
ПАЖ: Таня Котегова в интервью для design-union.ru рассказывала о своем периоде ученичества у швей Надежды Ломановой. Она не получала, как сейчас принято говорить, гонорар, а выполняла все, что попросят. Нужно было что-то приметать, она приметывала, пришить пуговицу- пришивала…У нее была цель — получить исключительный опыт.
А.А.: Да, да. Абсолютно верно!
 
ПАЖ: Выпускники дизайнерских Вузов покидают их с налётом звездности. Затем сталкиваются с реальной жизнью. На производстве выясняется, что у них нет подготовки, нужно перестраивать сознание.
А.А: Да. Они ко мне приходят, зачастую не умея пришить даже кнопку. К сожалению, русские студенты это не осознают.
 
ПАЖ: Они очень пассивны…
А.А.: Пассивны абсолютно. Задают мне вопрос: «Ой, зачем нам нужно знать технологию, зачем нам нужно знать конструкцию? Мы художники!» Я им отвечаю: «Девочки, для того, чтобы воплотить идею, заложенную в эскизе, нужно быть и технологом». Владея технологией в ситуации, когда портниха говорит, что «это невозможно сделать», ты в ответ сможешь сказать «возможно»! Бывает, смотрю на вещь и говорю: « Это можно сшить за три часа». Если портниха не соглашается, то в ответ слышит от меня: «Я сейчас сяду сам и сошью за три часа. Хочешь?» Последующая ее реакция: «Все, Саша, я поняла…» Дизайн одежды — это ремесло и в нем нужно знать все законы от «А до Я». Еще очень важный момент в нашей профессии — вовремя отступить. У меня очень большой опыт, но иногда смотришь на стоящую пред тобой задачу и понимаешь»: — «пойдем другим путем».
 
ПАЖ: Саша, Вы имеете в виду процесс «замучивания идеи»?
А.А.: Не то, чтобы «замучивания»… Когда три факта присутствуют: сложно, долго и дорого. А студенту, бывает, кажется, что его идея такая гениальная!.. Гениальные идеи иногда разбиваются о технологические сложности…
 
ПАЖ: Логично, когда приложенные усилия дают результат. Как с этим быть?
А.А.: Да, но я вспоминаю — у нас в учебном заведении перед выпуском был «жесткий курс», на котором нам ставили задачи как в «ИКЕА» дизайнеру: «Ваш стул должен стоить пять фунтов и ни копейки больше, а лучше меньше». Этот курс меня многому научил. Понимаете, Жанна, случается, что воплощение идеи в материале очень затратно и нужно найти золотую середину. Эти размышления, конечно, не касаются изделий «от кутюр». Поэтому, чем возиться с молодыми дизайнерами, я лучше буду ухаживать за моим белым пони.
 
 
Фото-студия ECO J
 
О материалах, brain-текучке и китайской вербовке...
 
ПАЖ: Саша, где Вы приобретаете материалы для своих коллекций? В чем состоит процесс их выбора?
А.А.: Классика. Ничего нового я не придумываю. Наша команда ездит на четыре выставки. Мы делаем селекцию. К сожалению, как показывает опыт, невозможно «задружиться» с фабрикой. Идет миграция дизайнеров. Только, только ты наладишь отношения с фабрикой, они начинают идти на уступки по метражу, на уступки с выбором цвета и т.д., но уходит дизайнер по текстилю и «лицо продукции» меняется. 
 
ПАЖ: Получается, что фабрика выступала как бы в роли «партнера» Вашей идеи, у партнера произошла «пересадка мозга» и результат становится недостижим?
А.А.: Да. И еще есть одна проблема. Дизайнеров текстиля активно перекупает Китай. Качество ткани катастрофически падает. Внешне ткани роскошны, а …
 
О дизайнерской бабушке, Jil Sander и Карле Марксе...
 
ПАЖ: Опусти в воду…
А.А.: Или потри их…Приведу пример…У меня никогда не было пальто, так как я пользуюсь услугами метро, а затем беру машину. Приехала как-то в гости моя любимая бабушка и, как Вы понимаете, далее последовало: «Боже! В пиджаке, в кашемировом шарфике! Как можно! Пойдем, купим бушлатик!»   Пришли в магазин. «Ой, две тысячи евро это очень дорого, очень дорого, но поверь мне Сашечка — это на двадцать лет! Твой дедушка заказывал дорогие туфли ручной работы носил сто лет!» — сказала бабушка и мы купили в миланском магазине бушлатик. Вы не поверите! За месяц у него истерлась подкладка и сукно...! Я был в шоке, так как за две тысячи евро был приобретен английский бушлат из английского сукна…
 
ПАЖ: Из сукна, которое славится своим качеством и историей …
А.А.: Приобретая его, ты инвестируешь деньги фактически в историю… Да, я им даже написал письмо в компанию. Потом самому стало любопытно… Распорол карманы, они были не проклеены. Есть же жесткие технологические цепочки! Я потом сам сшил себе бушлатик и с удовольствием его ношу.
Сапоги, приобретенные мной своей бабуське во флагманском бутике Jil Sander за восемьсот евро также огорчили. Говорю: «Бабушка, сможешь ходить на рыночек со своей тележечкой за помидорчиками еще сто лет!» Звонит мне: « Во времена Карла Маркса эту бы Jil Sander расстреляли на баррикадах!» (Она у меня большая поклонница Карла Маркса). Оказалось, что у сапог каблук пластмассовый и оклеен просто кожей!
 
ПАЖ: Имитация.
А.А.: Jil Sander! Имитация! Восемьсот евро — это очень большая цена за пару обуви. Говорят бренды, бренды…Бренды — это не только мода, это, прежде всего качество, в которое ты можешь инвестировать свои деньги и носить «долгие сезоны».
 
 
Фото-студия ECO J
О пауках и пленницах...
 
ПАЖ: Александр, что может помочь русскому дизайнеру «выжить»?
А.А.: Русским дизайнерам очень всегда важно попасть в тренд и потом они плачут, что не могут заработать деньги. Что есть потребитель? Он может сказать: «Ой, Вы знаете, я хочу купить майку за десять евро». Потом выясняет, что через дорогу майка стоит пять евро…
И что он сделает? Что сделаю я или Вы? Пойдем и купим за пять… Поэтому, чтобы выжить русскому дизайнеру — нужно иметь яркий авторский почерк. И плюс к этому — свою собственную посадку. Посадка — это самое главное, что есть у дизайнера. Иногда как бывает… Посадка настолько притягивает клиента, что фактически он из-за нее оказывается у Вас «на крючке». Клиент пришел, надел твои брюки и говорит: «Саш, брюки сидят на мне идеально!» Вы знаете, я всегда занимался легким платьем, брюки «не мой конек»…Но клиент продолжает: « Я не могу купить брюки с такой посадкой ни «у Армани», «ни у Диора», а твои брюки сидят на мне идеально». Авторский почерк важен. И клиент всегда будет твоим, и всегда будет у тебя покупать. Многие дизайнеры этого не понимают. Я всегда студентам говорю: «Пускай у Вас будет странная посадка, но если придут несколько девушек и увидят, что Ваши платья сидят на них идеально, они будут к Вам ходить всю жизнь. Вы, как паук, а девушки как бы Ваши пленницы. Как они потом будут думать? «Я приду к Арнгольду, куплю пальто, платье…Все в одном месте.» Во-первых, они экономят время. Через несколько сезонов, бывает, заказывают те же брюки или то же платье… Мне это странным кажется. Но так бывает.
 
Об истории песни и НЛО...
 
ПАЖ: Давайте поговорим о Вашей коллекции, которую Вы привезли на AuroraFashionWeek. Что было первично при создании коллекции ? Тема молока сначала появилась или потом?..
А.А.: Я пишу иногда истории смешные… Для меня литературная отправная точка всегда важна. Я никогда не делаю коллекцию без литературного начала. Мне несложно сделать коллекцию. Мне сложно придумать историю, которая попадет в сезон, в мое настроение. Поэтому важна история, которая потом обрастает подробностями. У меня есть директор по продажам, который отсматривает коммерческую сторону коллекции… Поэтому придумать — это пол дела. Необходимо, чтобы человек, который продает коллекцию сказал: «Саша, мне нравится».
Иногда слышу: «Это продаваться не будет». Я испытываю огромное удовольствие, когда получается в чем-то переубедить, и я вижу, что продажи хорошие. У директора по продажам очень крепкие знания, ее мнение для меня всегда важно. Если что-то нужно исправить, подрезать — всегда исправляем.
 
 
Фото-студия ECO J
 
ПАЖ: Нет ощущения, что «наступают на горло песне»?
А.А.: А я люблю, когда наступают. Это тоже провоцирует развитие.
 
ПАЖ: В коллекции есть ретро акцент…
А.А.: Вы знаете, Жанна, это не то чтобы отсылка «в ретро». Я придерживаюсь мнения, что есть силуэты и цвета, которые женщину украшают. И меня в этом никаким образом не переубедить. Люблю работать с формой, которая должна украшать женщину. Все, что украшало женщину «было ДО…». Поэтому я отвечаю, что это не ретро, а новое прочтение. Я стараюсь работать, как архитектор. Декор не самая моя сильная сторона.Люблю конструкцию, крой, поэтому «рою нору в этом направлении». Одна журналистка назвала мои коллекции неоклассикой. Хотя, моя бабушка всегда говорила: «Если ты дура, будь один раз в месяц умной. Мужчины любят контраст». Я полностью за девушек, которые носят джинсы, кожаные вещи…Они создают контраст романтике.
Кстати, когда обдумываю новую коллекцию, всегда нахожу девушку, которая меня проконсультирует. Это может быть журналистка, клиентка или кто-то еще… Так как, какие бы знания не передала мне моя бабушка, все-таки я не женщина. Женщина для меня является неопознанным летающим объектом. Мы никогда не знаем, что женщину может смутить. Всегда спрашиваю у женщины: «Как тебе кажется? Вот такой силуэт, вот такая ткань…» Получаю ответ, который бы в жизни мне не пришел в голову! Я в шоке от ответа, а она говорит: «Да…»
 
Опять о белом пони, здоровых трубах и педикюре...
 
ПАЖ: Я хочу поблагодарить Вас, как зритель, за показ, изначальная простота и романтическая «подача» которого была уравновешена серьезностью и концептуальностью финала. Мне очень понравился режиссерский ход и оформление показа.
А.А.: Если честно, вся идея разбилась! Я абсолютный перфекционист. Ко всему подхожу очень серьезно. Изначально предполагалось использование здоровых труб, а не тех тоненьких, какие Вы увидели в показе. Сто пятьдесят метров толстых труб застряли на таможне. Финская компания по моему заказу их выполнила, соответственно, в России их было не купить. Две недели ни один специалист растаможить не мог. За неделю до показа мы стали решать, чем их заменить.
 
 
Фото-студия ECO J
 
ПАЖ: Вот она романтика!
А.А.: Да трубы…И девушки..., у которых нет педикюра…Пятки, ногти, они не могут ходить…Для меня это стало шоком. Это их профессия! Когда я прихожу к пекарю, мне не приходится говорить: «Васечка, овсяное печенье изготавливается вот так…» Это его профессия. Он знает, как печь овсяное печенье. А здесь..? Я не знаю, что с этим делать…
ПАЖ: Сталкивалась с этой проблемой у моделей, очень обидно…
А.А.: Да, обидно. Вдруг они начинают снимать обувь, как на моем шоу… Я перфекционист и мне хочется, чтобы все было качественно. Мне звонят зрители: «Арнгольдт, все было прекрасно, но…» А я в ответ: « Нет, не говорите. Я знаю, что Вы мне хотите сказать…» Обувь, задействованная в показе, использовалась в Москве в шоу «Русалка и библиотекарь». И почему-то в Москве модели нормально ходили в этой обуви, а в Петербурге модели ходить в ней не могут. Не знаю почему. Воспользуйтесь скотчем…Что еще сказать. Когда мне заказывают для показа обувь, то пишут размер каждой пары на каждую модель. Тридцать шестой, к примеру. Обувь присылают из Америки. Потом вдруг слышу: «Ой, я не «влезаю»!» Я в ответ: «Милая моя, ты же сама озвучила свой размер!» А что такое модель на Западе? Приведу в пример отношение к профессии одной своей знакомой, которая там работает моделью. Она «пожаловалась» мне как-то: «Саш, скажи, нормальные люди или нет? У меня размер обуви тридцать девять с половиной, а они мне тридцать шестой с половиной выдали! Я иду по подиуму и улыбаюсь! Но это моя профессия! Что делать?! Если я хочу заработать денюжку, я должна выйти и улыбаться…». А Вы видели, с какими лицами в показе модели ходили? Мне кажется, все озвученные мной проблемы —  это работа модельных агентств. Вы знаете, я своего пони ( он у меня белый в пятнышко) каждую неделю мою, причесываю, чтобы он был пушистым и красивым. Почему раз в неделю или хотя бы перед работой на Неделе Моды не сделать педикюр и т.д.?
 
 
Фото-студия ECO J
 
ПАЖ: Встреча с дизайнером, с коллекцией — событие для модели. Дизайнер доверяет показать свою коллекцию…
А.А.: Жанна, у меня был шок. Мама, бабушка, должны девушку учить, что ее ноги в жизни мужчины играют огромную роль! Она может быть не накрашена, но ноги должны быть в идеальном состоянии. А если мужчина захочет вот именно сейчас поцеловать твои ноги?  Просто был реальный шок. А они МОДЕЛИ!!! Шок — это по-нашему.




 




Вы здесь: ПОРТАЛ ноосфера интервью ОТ «А» ДО «Я» АЛЕКСАНДРА АРНГОЛЬДТА

Яндекс.Метрика