авторы компании
Хитов:
5478
Дизайн моды
Хитов:
8830
Дизайн интерьеров
Хитов:
5919
Дизайн интерьеров

 


ПОСТОРОННИЙ. УМЕР ВЯЧЕСЛАВ ГЛАЗЫЧЕВ

Веб-резиденция профессионального дизайна
07.06.2012

Во вторник умер Вячеслав Глазычев, крупнейший российский урбанист, замечательный ученый. Это был очень умный человек, и использование своего ума доставляло ему видимое удовольствие. Подобно тому, как хорошему спортсмену нравится пользоваться своим телом.

Последняя фотография Вячеслава Леонидовича, сделанная на праздновании в честь 20-летнего юбилея Союза Дизайнеров России. Фото: Александр Линецкий.

Он занимался самыми разными вещами, и каждая его предыдущая книга никак не предсказывала тему последующей — после общей теории городского дизайна он мог выпустить монографию об Аристотеле Фиораванти, а создавая для Сергея Кириенко программу развития Москвы, одновременно выпустил перевод великого ренессансного трактата Антонио Филарете. Ему нравилось быстро войти в тему, раскидать там всех предшественников, поставить совершенно неожиданные вопросы и уйти, оставив после себя принципиально иной пейзаж.

Это был очень образованный человек. Не знаю, как ему это удалось,— он окончил кафедру промышленной архитектуры Московского архитектурного института, где в принципе учат, как строить заводы по переработке мусора, не вникая в суть производственного процесса. Из потока западной литературы он умел выбирать самые главные книги, делал их переводы и издавал, и каждое такое издание меняло галс развития нашего архитектуроведения и урбанистики. Он перевел и издал "Образгорода" Кевина Линча, и после этого десять лет все составляли ментальные карты городов по опросам жителей, как там это у него написано. Он перевел и издал Рудольфа Арнхейма, и после этого десятилетие все занимались архетипами в городской среде, как там это описано. Он перевел и издал Джейн Джекобс, и после этого все убеждены, что в городе самое главное — это общественное пространство и социальное взаимодействие жителей. Это был классический интеллектуальный тренд-сеттер — о чем он скажет, о том все думают еще десять лет. Он умер в Таиланде, и кажется, это очередная его экстравагантная выходка. Чего это он потащился умирать в Таиланд? Может, там что-то сверхинтересное? Может, надо срочно туда ехать?

Это был очень деятельный человек, который все время придумывал какие-то невероятные проекты. Он реформировал Союз архитекторов и Фонд Сороса, он основывал академии дизайна и городского хозяйства, Институт управления и Сенежскую студию дизайна, и вообще, кажется, какую новую культурную институцию ни возьми за последние лет сорок, там обязательно побывал вначале Вячеслав Глазычев. Такое ощущение, что в его присутствии время начинало идти быстрее, а бытие становилось плотнее, и даже коньяк, который он любил, если пить с ним, был гуще и крепче. Я тут прочитал, что в 1969 году, когда его призвали в армию на курсы переподготовки лейтенантов запаса, он взял и решил пройти курс не за военного инженера, как все выпускники МАРХИ, а за лейтенанта ВДВ. Бегал, прыгал, дрался, стрелял — это многие мужчины любят делать. Но среди философов (а он тогда же защитил диссертацию по философии) это бывает редко.

Вместе с давно умершим Алексеем Гутновым он придумал средовую теорию города, и это последняя большая урбанистическая теория, которую пока создало человечество. То есть с тех пор много всего написано, но все больше какая-то туфта. Причем Гутнов не успел это все изложить сам, и все, что мы знаем про это, мы знаем из книг Глазычева. Это трудно изложить, но упрощенно речь идет вот о чем. Они поняли город как динамическую систему, у которой несколько уровней динамики, каждый из которых является рефлексивным, то есть отвечает на какой-то другой. И они придумывали, как эту систему проектировать с учетом степеней свободы, которыми обладают населяющие город жители. В принципе это была бы такая система, которая позволяла нам отвечать, как скажется уменьшение интервалов поездов на серой ветке московского метро на повышении рождаемости в Зеленограде. Философски речь идет о проектировании свободы, и это настолько захватывающе, что до сих пор сама перспектива несколько туманит мозг. Это никогда не удалось довести до реально действующей модели. Он был генералом без армии — у него не было людей, с которыми он мог бы проверить свои гипотезы. Это был неприлично умный, невероятно образованный, дико энергичный человек, который большую часть жизни провел среди архитекторов, а это особый народ, который больше думает как-то руками, чем головой, двух слов связать не может, языков не знает, книжек не читал, только картинки смотрел и не помнит где. Сколько я его видел на разных конференциях и советах, все время было ощущение, что он среди людей, которые только что изобрели колесо, а он сейчас как раз изучает практические перспективы межгалактической космонавтики.

Он, впрочем, благожелательно относился к проявлениям живой мысли, даже если она стадиально несколько отставала от его собственной. Вот кем он очень интересовался, так это Леонардо да Винчи, и мне кажется, как-то больше всего его занимало, что бывает, когда ты — Леонардо, а кругом у людей проблемы с устным счетом и чтением. Нельзя сказать, что он ответил на этот вопрос — он вообще-то любил вот так бросить проблему и уйти.

У него была характерная, хороша осознаваемая и поддерживаемая им мефистофельская внешность. Узкий, обтянутый кожей череп, тонкая бородка, острые уши, острый взгляд, трубка, подчеркнуто хороший костюм. При его уме и эрудиции это дополняло ощущение глубоко постороннего любому сообществу существа, которое смотрит на окружающее немного с этнографической точки зрения. Но при этом он не был посторонним вполне. Он любил и знал иные миры. Он мог хорошо, до тонкостей дать вам представление, как был устроен мир древнего Иерихона, античных Афин, средневековой Флоренции или современных чужих нам городов, например, он долгое время был членом экспертной группы по анализу кризиса муниципального хозяйства Вашингтона. Но при этом по какой-то странности он считал, что своими невероятными способностями надо пользоваться так, чтобы было хорошо людям его страны. Он все время придумывал что-то такое, чтобы улучшить жизнь в России. И не так, что надо ввести выборы, свободную прессу, независимые суды или все наоборот — нет, он очень скептически относился к любым общим словам и принципам,— а очень конкретно: вот нужно придумать, как жить жителям города Мышкина, Елабуги, Набережных Челнов и т. д. И придумывал. И работало, что уже вообще невероятно, и никто не помнит, что это Глазычев придумал. Честно сказать, я больше не знаю столь неприлично умных людей, которые полагали бы, что этим умом надо пользоваться, чтобы людям лучше жилось. Скорее им свойственно интуитивное ощущение, что микроскопом не забивают гвозди.

Я помню, как в Институте теории архитектуры обсуждалась работа о средневековом Смоленске. Заканчивалась она тем, что после войны и чумы из города вышли два последних жителя, завязали веревкой городские ворота и ушли. Город умер. "Отлично,— сказал Глазычев, выслушав все это.— Это все понятно. Теперь давайте отвечать на другой вопрос. Почему места, где все умирают, не остаются пустыми? Почему мы возвращаемся?" Как обычно с ним, никто пока не ответил. А вот интересно, такие люди тоже возвращаются? Или все же место остается пустым?

Григорий Ревзин
kommersant.ru

Вячеслав Леонидович Глазычев родился 26 февраля 1940 года в Москве.

Отец, кинодраматург Леонид Дмитриевич Глазычев, погиб в 1942 на Калининском фронте. Мать, Милица Николаевна, работала библиографом в ИНИОН АН СССР.

В 1957 году Вячеслав Глазычев окончил московскую английскую спецшколу №1 и поступил в Московский Архитектурный институт, на факультет промышленной архитектуры. Был привлечен к работе в качестве переводчика на Всемирном Фестивале Молодежи и Студентов (1957 год).

В 1961-1962 годах учился в Варшаве.

В 1963-м окончил Московский архитектурный институт, занимался проектированием железнодорожных и аэропочтамтов.

Работал архитектором в институте "Гипросвязь", затем – младшим научным сотрудником ВНИИ технической эстетики (1965-67). С 1964 года вместе с Е.А.Розенблюмом создавал Центральную экспериментальную студию Союза художников СССР по тематике "дизайн среды", с 1967 года перешел на работу в эту Студию в качестве заместителя художественного руководителя.

С 1963 года начал публиковать статьи по проблемам дизайна и художественной культуры в культовом для интеллигенции того времени журнале "Декоративное Искусство" и других изданиях.

В 1969 году был утвержден в ученой степени кандидата философских наук (социология) по итогам защиты диссертации на тему "Социальные функции дизайна", которая в следующем году была издана в качестве отдельной книги.

В 1969 году после специальной подготовки В.Л.Глазычеву было присвоено звание старшего лейтенанта ВДВ.

С 1970 по 1984 год заведовал отделом социальных проблем НИИ Теории и Истории Архитектуры, совмещая эту работу с должностью заведующего отделом журнала "Декоративное искусство".

В 1977 выпустил книгу "Организация архитектурного проектирования". В книге описывались неиспользуемые в советской системе методы организации связи между социальным заказом, проектированием и сферой строительства. Книга в 1978 году была защищена в качестве докторской диссертации. Несмотря на благожелательный отзыв директора ЦНИИЭП Жилища Б.Р.Рубаненко, докторская степень не была утверждена президиумом ВАК вследствие противодействия Отдела Строительства ЦК КПСС с мотивировкой "незавершенное исследование".

С 1984 по 1987 год заведовал отделом культурного потенциала городов в НИИ Культуры Минкультуры РСФСР. Вел экспериментальные программы развития в Тихвине, Набережных Челнах и Елабуге, организуя взаимодействие жителей и властей.

В 1986 году вступил в Союз Архитекторов СССР и через месяц был избран Секретарем Союза. Инициировал начало работы над законом об основах местного самоуправления.

В 1987 году был председателем оргкомитета общества "Мемориал".

В 1988 году ушел в отставку с поста Секретаря Союза Архитекторов, после того как предложенная возглавляемой им группой программа реформы Союза не была принята секретариатом.

С 1988 по 1990 год был ответственным секретарем Фонда "Культурная инициатива".

С 1989 года участвовал в формировании Европейской Академии Городской Среды с центром в Берлине, входил в ее Правление, возглавляя Московское отделение, ведущее программно-консультативные работы в городах России (Москва, Мышкин, Старица и др.). Принимал активное участие в подготовке Законов о местном самоуправлении и о культуре.

В 1991 году был утвержден в звании доктора искусствоведения (культурология) за диссертацию "Культурный потенциал городской среды".

Являлся действительным членом Международной академии архитектуры и Зальцбургского семинара планировщиков городов.

Занимал пост генерального директора издательства "Европа".

Являлся президентом российской Национальной академии дизайна.

Был директором института продвижения инноваций Общественной палаты Российской Федерации.

В 1999 году баллотировался на пост вице-мэра Москвы при кандидате в мэры от партии СПС Сергее Кириенко.

С 2005 по 2008 год с Глебом Павловским был со-ведущим телевизионной программы "Реальная политика".

Был секретарем правления Союза архитекторов СССР, ведущим научным сотрудником Научного центра теории и истории архитектуры и градостроительства.

В МАрхИ являлся профессором кафедры Советской и современной зарубежной архитектуры.





Вы здесь: ПОРТАЛ дайджест люди ПОСТОРОННИЙ. УМЕР ВЯЧЕСЛАВ ГЛАЗЫЧЕВ

Яндекс.Метрика