авторы компании
Хитов:
7216
Дизайн интерьеров
Хитов:
10698
Графический дизайн
Хитов:
6566

 


КУДРЯВЦЕВ. О ДИЗАЙНЕ, АМБИЦИЯХ И ЖИЗНИ ЗДАНИЙ

Веб-резиденция профессионального дизайна
04.08.2010

По мнению большинства жителей и гостей областного центра, Саратов – город красивый, только неухоженный. Самое главное, что у него есть неповторимый шарм, созданный стараниями архитекторов, которые проектировали здания в различных стилях – от классицизма до модерна. Один из самых ярких представителей архитектурного сообщества города, кандидат архитектуры, доцент, заведующий кафедрой "Дизайн архитектурной среды" СГТУ, председатель Саратовского отделения Союза дизайнеров России Виталий Кудрявцев рассказал "Взгляду-инфо" о тонкостях профессии, желаниях заказчиков, реконструкции купеческих особняков и о том, чем архитектор отличается от пчелы.

– Виталий Викторович, почему однажды Вы выбрали именно эту профессию? Каковы были Ваши первые шаги в архитектуре?

– Архитектурой и дизайном я начал заниматься еще до института и даже участвовал в международных конкурсах, например, конкурсе "Мир завтрашнего дня", был в призерах. Потом поступил в Московский архитектурный институт – МАИ. Время обучения в вузе было очень интересным, там работали лучшие преподаватели в стране, для нас они были лучшими в мире. А во время практики по живописи мы разрисовали студенческую столовую в Московской области. Это был один из первых практических объектов, который мы тогда сделали.

- Как рождается сама идея архитектурного проекта или дизайна?

– Архитектура в большой степени зависит от атмосферы места и культурного контекста. Они диктуют главные условия создания будущего объекта. Также имеют значение тенденции развития современной архитектуры и дизайна, которые нужно ощущать. При совмещении места и тенденций и рождается конкретный объект.

– К каким зданиям и интерьерам в Саратове Вы приложили руку?

– В большей степени к интерьерам, чем к зданиям, причем, в основном к интерьерам кафе, баров, ресторанов и магазинов. Но была и католическая часовня на проспекте Кирова. Из ресторанов это – "Мандарин", "Пивной завод", "Золотая грива", "Золотой скарабей", "Золотой дракон", "Полиглот", "Планета суши", "IL Патио", "Тинькофф". Из магазинов – реконструкция "Детского мира" под "Макдоналдс", "Саквояж", торговый комплекс "Москва" и другие.

– Все эти дизайнерские работы кардинально отличаются друг от друга. Как вам удается каждый раз, создавая что-то новое, не терять свой собственный стиль?

–Да, все эти проекты отличаются друг от друга даже чисто тематически. Например, "Мандарин" – китайский ресторан, и надо сказать большое спасибо заказчику за то, что перед тем как создавать дизайн, он отправил нас в Китай. Мы были в Пекине, ходили по лучшим достопримечательностям: императорскому дворцу, Храму Неба. Пропитывались духом Китая…

Интерьер должен быть живым, поэтому уже по завершении строительства к нему постоянно добавляются различные мелочи. В "Пивном заводе", в зале для некурящих, висят картины, которые я иногда перевешиваю. Я с самого начала слежу за процессом воплощения моей идеи, за ходом строительства, ведь если ты хороший дизайнер, будь добр быть на площадке практически каждый день.

– А вообще заказчики привередливые? Бывает ли такое, что требуют от вас невозможного?

– Они разные. Хорошо, когда заказчики тебе доверяют, не смотрят постоянно «под руку». Как говорил Карл Маркс, самый плохой архитектор от наилучшей пчелы отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. Если честно, то получается так, что мы воплощаем свои амбиции за чужие деньги, но в итоге все от этого выигрывают.

– Вы рисуете от руки на бумаге или с помощью компьютера?

– Студенты прозвали меня "хэндмейкером", я все рисую на бумаге, а потом передаю это людям, которые переносят нарисованное в компьютер. Для меня так удобнее и быстрее.

– К какому стилю вы больше тяготеете? К хайтеку или, может быть, к классике?

– Некоторые архитекторы и дизайнеры работают в определенной стилистике, но любой стиль с течением времени меняется, в нем появляются новые тенденции. Чтобы поспевать за ними, архитектору нужно тоже меняться, либо быть настолько мощным профессионалом, чтобы создать собственное направление. Есть и другая альтернатива – уловить общий тренд, ощутить мировое течение и, оставаясь самим собой, работать в ногу с современностью. Наверное, мне это ближе.

При создании этнических ресторанов дизайнер должен учитывать особенности культуры. Например, в "Золотом скарабее" – египетская тематика. "Планета суши", "IL Патио" в какой-то степени имеют этнический налет, но вместе с тем там присутствуют жесткие требования брендбука – фирменного стиля заведения. Но даже несмотря на определенную заданность, которая изначально существует в подобных проектах, всегда есть возможность оставаться самим собой, привносить то, что характерно для нашего города и будет востребовано жителями. И не всегда то, что подойдет для Москвы, окажется уместным для Саратова. Нужно это понимать.

– Часто ли дизайнеров приглашают для создания интерьеров квартир?

– Приглашают, но это особый разговор, потому что работать с конкретным заказчиком – это значит в какой-то степени стать самим заказчиком. Нужно перевоплотиться и сделать так, чтобы не навязывать ему свою волю, и вместе с тем, чтобы объект подходил ему и его устраивал. Это не всегда просто. Целеустремленный архитектор или дизайнер в запале своих творческих амбиций может просто-напросто навязать ту или иную стилистику, которая не совсем согласуется с внутренним миром и убеждениями заказчика.

– Возможно ли в современных условиях появление в Саратове архитектурных шедевров?

– Архитектура – искусство королей, искусство больших денег. Поэтому многие из наших талантливых студентов, выпускников специальностей "Дизайн архитектурной среды" и "Архитектура" в СГТУ, к сожалению, уезжают в Москву, Питер. Кстати, они там неплохо работают и весьма заметны. Это плюс нашей школе. Те, кто остается в Саратове, работают на вполне приличном уровне. Что касается шедевров и их создателей, у нас были и есть очень талантливые ребята, и мы с надеждой смотрим на них и считаем, что за ними будущее.

– Сегодня в России много говорят о малоэтажном жилье. Возможна ли у нас ситуация, когда значительная часть горожан переселится в отдельные дома в пригороды?

– Это общее направление, но каждый город индивидуален, у него складывается определенная планировочная структура. Есть города с плотно застроенным центром и малоэтажной периферией; есть другой тип городов – плотный центр, затем более разреженная застройка, потом опять узлы высотной застройки. Наверное, по второму пути идет Саратов. Достаточно посмотреть на Агафоновку. Казалось бы, один из бывших окраинных районов, довольно непрезентабельных, но в настоящее время многие из ветхих домиков заменяются хорошими коттеджами. Там появляется довольно цивилизованная среда. Если эта тенденция продолжится, я не говорю, что там будет Беверли-Хиллз, но там точно будет приличное территориальное образование с малоэтажной и очень качественной застройкой.

Также были попытки в районе поселка Юбилейный сделать коттеджный поселок, но он еще не вполне сформировался, и говорить об окончательном результате сложно. Можно назвать в качестве положительного примера проектной работы строительство таунхаусов на склонах Соколовой горы под аэропортом. К сожалению, из-за экономического кризиса проект так и не был осуществлен.

– В Саратове очень актуальна тема реконструкции купеческих домов. Многие предприниматели, арендуя помещения на первых этажах старинных особняков, ремонтируют их. Но зачастую со старинных домов варварски сдирается лепнина, кованые решетки, балконы… Вам нравится такой "косметический ремонт"?

– Есть государственный орган, который за это отвечает – комитет по историко-культурному наследию. Сейчас ряд полномочий передается муниципалитетам, происходит разделение на объекты федерального, регионального, муниципального значения. Вообще самое интересное, что есть в Саратове – это памятники архитектуры. В последующие годы ничего лучше не было создано, поэтому мы закономерно ими гордимся. Это достояние, которое досталось нам от наших предков, и мы должны его лелеять, заботиться и преемственно развивать. Но в то же время город – это живой организм. В свое время, когда мы обходили жилые дома, являющиеся памятниками архитектуры, первое, о чем нас спрашивали жильцы: "А когда нас, наконец, снесут?". То, что это памятник, людям, живущим, как они сами говорят, в этих "гнилушках", абсолютно все равно.

– Как вы относитесь к застройке исторического центра города?

– А центр – это какая часть Саратова? Если посмотреть по плану 1812 года, то это границы Садовых улиц, если посмотреть по фактически сложившейся застройке, то это гораздо более компактная структура, она включает в себя как часть застройки начала XIX века, так и застройку конца XIX – начала XX веков. То, что касается начала XIX века, это одни правила – застройка под общий карниз, образцовые фасады, нормативные выкраски (наборов цветов, в которые красили дома – Авт.). Примером как раз таких правил может служить улица Московская. Конечно, если сейчас там появится девятиэтажный монстр, Московскую можно будет считать полностью "убитой".

А вот для постройки начала прошлого века характерна эклектика – все здания разные по высоте. И поэтому, если в таком районе появляется современная вставка, по масштабу и по колористике не выбивающаяся из общей композиции, я считаю, что это вполне нормально. Город нельзя законсервировать, это все-таки не музей. А Саратов – это современный город, он должен жить, но в определенных границах и регламентах.

Источник: Взгляд-инфо

 





Вы здесь: ПОРТАЛ дайджест люди КУДРЯВЦЕВ. О ДИЗАЙНЕ, АМБИЦИЯХ И ЖИЗНИ ЗДАНИЙ

Яндекс.Метрика