авторы компании
Хитов:
6268
Графический дизайн
Хитов:
426
Хитов:
6364
Графический дизайн

 


ЖИЛАЯ СРЕДА. ДВИЖЕНИЕ К УНИВЕРСАЛЬНОМУ БУДУЩЕМУ. ЧАСТЬ 3

Веб-резиденция профессионального дизайна
20.02.2017
Многофункциональность как тенденцию предметно-пространственного окружения также можно назвать этапом распредмечивания, сопровождающегося расширением функциональных возможностей. Тенденция эта, как и другие черты Органичной Целостности, проявляется наиболее активно при наличии экстремальных условий жизнедеятельности. В частности, одной из областей предметной среды, где универсальность носит актуальный характер, к сожалению, является оружие и военная техника. Кроме того, пройдя этапы специализации, многофункциональным со временем стал и разнообразный ручной инструмент.
 
 
О многофункциональности современной персональной техники уже было сказано. Стоит добавить, что особую актуальность ей придаёт наглядное соответствие двум группам факторов – «человеческому» и факторам окружающей среды. В первом случае, многофункциональность предметной среды – это ее стремление преодолевать морфологический конфликт и соответствовать универсальности человека. Во втором, это выраженный экологический аспект. К примеру, повышение многофункциональности технических устройств должно внести вклад в решение острой проблемы множественных и токсичных отходов электротехники, которые сегодня ссылаются Европой в Африку, Индию и Китай.

Безусловно, без изменений в сознании человека здесь так же не обойтись. Пока «первобытные» желания вроде обладания последним iPhone сильно затрудняют развитие Экологического сознания человека будущего (Ральф Метцнер, «Переход к экологической эпохе» (10)), но упомянутые прогнозы учёных всё же оставляют надежду; а, возможно, заставят человека меняться и сами экстремальные (в том числе и экологические) обстоятельства его жизнедеятельности в будущем.

Взаимодействие человека с многофункциональными объектами многое говорит об изменениях в сознании. В отличие от разработчиков Nokia, сделавших ставку на развитие отдельных специализированных устройств (и тем самым, безнадёжно отставших), Стив Джобс поверил в возможности человека обращаться со сложными многофункциональными устройствами, что легло в основу iPhone. В итоге сегодня  мы уже с трудом представляем без них свою жизнь и взаимодействуем чуть ли не на бессознательном уровне. Негативные аспекты этого взаимодействия (обсуждаемое клиповое сознание, техно-зависимость и проч.) – являются недостатком не техники, но современного человека. Ситуация, при которой дополнительные возможности свободы оборачиваются тюрьмой, свидетельствует о пока актуальном несоответствии традиционного сознания и технического развития. При этом, парадокс в том, что достижения современной предметной среды как плод того же сознания, говорят о потенциале и характере его развития.

Интерактивность

Тенденция развития интерактивности жилой среды может рассматриваться в качестве одного из подходов к её универсализации. Исследователи определяют интерактивность искусственной среды как «намеренный двусторонний обмен между человеком и машиной» (Mike McCullough, ‘Digital Grund: Architecture, Pervasive Computing, and Environmental Knowing’). Универсальная среда, взаимодействующая с пользователем, снижает уровень морфологического конфликта, поскольку меняется в зависимости от его нужд и желаний, причём это может происходить как в физическом, так и в эмоциональном отношении.

 Ряд приёмов, наделяющих жилую среду интерактивными качествами, был развит архитектурой эпохи модернизма, а так же отдельными современными архитекторами. Сегодня понятие интерактивности в жилой среде в значительной степени рассматривается через призму новых технологий. Как правило, подразумеваются возможности технологии «Умный Дом», в то время как морфологическая изменчивость, структурная реакция среды на действия пользователя пока всё еще воспринимается европейским сознанием с трудом, ведь «дом всё еще крепость», а, значит, статичен и неизменен в своей сути. 

И, тем не менее, восприятие жилой среды как чего-то перманентного и пассивного, меняется, появляются новые группы пользователей, для которых существование в высокотехнологичном интерактивном пространстве довольно естественно (к примеру, так называемые «нео-номады» в Силиконовой Долине). Глядя на тенденции и общую растущую погруженность современного человека во взаимодействие с интерактивными технологиями, представляется, что в будущем жить в среде, не взаимодействующей со своим пользователем, будет казаться полной архаикой, такой же экзотикой, какой сегодня для нас является поход за водой к колодцу или необходимость колоть дрова, чтобы натопить дом.

Индивидуализация

На первый взгляд, довольно неожиданным аспектом тенденции универсализации предметно-пространственной среды может показаться рост индивидуального подхода. В последнее время мы привыкли ассоциировать современность с массовым производством и относительной стандартизацией, что часто приводит к однообразным решениям.

В жилой среде мы всё еще, в основном, приспосабливаемся к уже существующему, а кажущаяся индивидуализация технических устройств основывается на выборе пользователем набора стандартных сервисов. Однако даже само появление такой опции как возможность индивидуальной комплектации какого-либо устройства – это уже шаг по направлению к формированию индивидуальной предметно-пространственной среды.

Интересным примером сегодня служит использование технологии 3D сканирования параметров тела человека при пошиве костюмов экстра-класса. На первый взгляд – это всего лишь частный и малодоступный для большинства людей высокотехнологичный подход. Но, как известно, развиваясь, многие вещи постепенно становятся общедоступными, как, к примеру, произошло с сотовой связью.

Кроме того, интересно представить себе применение некой индивидуальной матрицы параметров и предпочтений в других областях. Начало этой тенденции сегодня демонстрирует «умный» (иногда слишком) Интернет, который запоминает, что мы ищем в сети, и потом предлагает соответствующую контекстную рекламу. Это может порой и раздражать, но представляется, что в будущем аналогичный подход считывания данных клиента может, к примеру, по умолчанию подготавливать гостиничный номер, помогать с выбором блюда в ресторане или направлять при шопинге. Поле для фантазий здесь весьма обширное, но главное, стоит понимать, что рост индивидуализации предметно-пространственной среды (на качественно новом уровне) в будущем может обеспечивать оптимизацию ресурсов как потребителя, так и поставщика продукции или сервиса. Здесь преодоление морфологического конфликта выходит уже на индивидуальный уровень. 

Структурная (морфологическая) изменчивость

Рост структурной (или морфологической) изменчивости предметно-пространственной среды  - один из наиболее выраженных аспектов ее антропоморфной универсализации. Он соотносится с подвижностью, изменчивостью и гибкостью организма человека как на микро (регенерация клеток и обмен веществ), так и на макро (общая подвижность тела) уровнях.

Аналогично с феноменом распредмечивания, рост морфологической универсальности в предметной среде сегодня более проявлен, когда искусственные объекты пространственно приближены к организму человека. Здесь вновь можно упомянуть одежду и другие носимые объекты (часы, сумки и проч.). Они повторяют контуры тела человека и способны менять форму соответственно его макро и микро движениям. Низкий уровень морфологической гибкости здесь приводит, по меньшей мере, к дискомфорту (к примеру, когда трут ботинки).

Причина, по которой объекты, приближенные к телу человека, обладают высоким уровнем морфологической универсальности, вновь может быть найдена в наличии экстремальных факторов. Здесь это фактор ограниченности пространства: если живой организм поместить в тесное и не гибкое пространство, то это провоцирует высокий уровень морфологического конфликта. Выхода два – либо организм перестаёт быть живым и тогда, как известно, тесное ограниченное пространство – уже не проблема; либо эта тесная оболочка должна начать соответствовать человеку, то есть, стать мобильной и изменчивой.

К примеру, такими качествами в определённой степени обладает автомобиль: внутри этой мобильной среды элементы трансформируются под пользователя (сиденье водителя). Мобильность и необходимая компактность автомобиля не позволяют обращаться к традиционной организации среды: внутри нее человек статичен, а элементы среды изменяются вокруг него.

Несмотря на то, что традиционно нам привычно не отождествлять одежду, транспортные средства и жилую среду как «однокоренные» понятия, все они - элементы нашего искусственного предметного мира, и все они являются производным сознания человека. Японский архитектор-метаболист Кисё Курокава писал в 1977, что машина уже не должна рассматриваться только как средство транспорта, поскольку ее интерьер начинает приобретать архитектурное значение. Учитывая, сколько времени многие люди сегодня проводят за рулём, с этим трудно не согласиться. Это значит, что структурные особенности предметной среды уже проявившиеся в одной области, не должны игнорироваться, применительно к другим, и особенности, к примеру, одежды, могут и должны приниматься во внимание при решении морфологического конфликта в дизайне жилой среды.

То же может быть сказано и о ручном инструменте. Эта область очень полно иллюстрирует структурную эволюцию предметного мира, поскольку ручной инструмент - один из первых искусственных объектов, созданных человеком (к ним относятся и природные объекты (камни, палки), модифицированные человеком под себя), и при этом он не теряет актуальности до наших дней. В начале своего появления, ручной инструмент воспроизводил отдельные возможности человеческой руки (держать, черпать, ударять), но в процессе своей эволюции начинает воспроизводить ее морфологическую универсальность. Обращение к универсальности инструмента служит воплощением универсальности кисти руки. Причину инновации здесь стоит искать не в появлении новых технологий, а исключительно в изменениях сознания, поскольку, как объект подобия, человеческая кисть со своей универсальной морфологией существовала всегда.

Уже упомянутые вспомогательные технологии для инвалидов так же могут быть отнесены к инструментам. Не смотря на то, что в этой области присутствует экстремальный фактор жизнедеятельности, долгое время решения здесь принимались, исходя из модели открытой природы: инвалидное кресло, которое в структурном плане не претерпевало изменений с древних времён и до наших дней было ориентировано на преодоление пользователем открытого пространства. Со сменой структурной модели подобия на модель человека, здесь появилось инновационное антропоморфное решение проблемы движения человека с ограниченными возможностями – экзоскелет.

Сегодня, уровень морфологической универсальности предметной среды во многом определяется степенью ее пространственной близости к человеку. В интерьерах, а, тем более, больших архитектурных пространствах эту тенденцию заметить уже непросто, но всё же, возможно проследить развитие в направлении роста организмоподобной морфологической универсальности, где пионером, бесспорно, является традиционный японский дом.

В Европе жилые среды с трансформирующейся структурой обрели развитие в эпоху модернизма (в основном в первой половине ХХ века). По сравнению с японским домом, здесь катализатором инновационного развития предметной среды послужили экстремальные условия иного рода - факторы Научно-технической революции. Они включали в себя ускорение ритма жизни и развитие технологий, расширение транспортного сообщения и соответствующие изменения в сознании людей.

 

Ксения Якуничева
Выпускница СПГХПА им. Штиглица,
аспирант Технического Университета Тампере

Продолжение следует..

 

 





Вы здесь: АВТОРЫ теория ЖИЛАЯ СРЕДА. ДВИЖЕНИЕ К УНИВЕРСАЛЬНОМУ БУДУЩЕМУ. ЧАСТЬ 3

Яндекс.Метрика