авторы компании
Хитов:
371
Хитов:
2966
Ландшафтный дизайн
Хитов:
9006
Графический дизайн

 


АРТ-ДИЗАЙН НА АРТ-РЫНКЕ

Веб-резиденция профессионального дизайна
26.03.2009

Ольга Абрамова | Дизайн это как минимум остроумно и технологично, ведь красота и польза — понятия относительные. Ну а цена? Цена по запросу

slice-chair
Матиас Бенгтссон. Кресло Slice. Алюминий. 2000

8 сентября в Нью-Йорке Christie’s проводит аукцион «Современный дизайн». И пресс-релиз, и многочисленные сообщения СМИ преподносят эти торги как первые у Christie’s подобного рода. Здесь есть известная доля рекламного лукавства, потому что современным дизайном и произведениями мастеров, включенных в каталог, Christie’s торговал и прежде. Но важен сам факт признания самостоятельной ценности современного дизайна как части арт-рынка: раз уж такой осторожный игрок, как Christie’s, пошел на это, значит, тут действительно пахнет хорошими деньгами.

aquatableplainЗаха Хадид. Стол Aqua. Полиуретан, силикон. 2006

Современный дизайн в XXI веке стал ходовым аукционным товаром. Многие крупные аукционные дома обзаводятся департаментами дизайна. Phillips de Pury выбрал дизайн одним из приоритетных направлений, Tajan или Artсurial, проводят регулярные дизайнерские торги. С двухтысячного года в Чикаго действует успешный аукционный дом Wright, специализирующийся исключительно на дизайне и добившийся за восемь лет хороших результатов. Кстати, у Wright есть онлайн-магазин, где, не слезая с дивана (возможно, даже дизайнерского), можно купить шедевры классиков — Имзов, Нельсона, Понти, Перриан и многих других — и самые свежие работы только что засветившихся художников.

funny-chair
Вернер Пантон. Стул Funny chair. Бук, крашенный анилином, эмалированная сталь. 1983

Выдающиеся произведения современных мастеров — а крупные аукционы предпочитают общаться именно с ними — сегодня находятся на зыбкой границе между дизайном и современным искусством. Нередко прямо из рук автора, горячими, они перекочевывают в экспозиции мировых музеев. Практика выпуска дизайнерских предметов ограниченным тиражом поддерживает ощущение уникальности и в то же время позволяет «урвать кусочек» не только музейным коллекциям, но и богатым корпоративным и частным клиентам.

ronarad-sofaРон Арад. Диван D' A. Полированная нержавеющая сталь. 1995

Когда речь заходит о ценах, то сегодня странно слышать, что стол — это не более чем стол («вот это стул — на нем сидят, вот это стол — за ним едят») и с чего бы ему стоить бешеных денег? Уже давно стало понятно, что функциональность вещи не столь однозначна и ножу мало быть просто острым, а часам просто точными, чтобы завоевать внимание. Так что предметам, продающимся на аукционах, худо-бедно хватает функций, связанных с «иррациональностью потребностей». А рост цен свидетельствует о том, что дизайн-объекты с реализацией этих функций прекрасно справляются. Показательный пример: в мае 2000 года кушетку «Локхид» любимчика дизайнерских аукционов Марка Ньюсона купили за $105 тыс., а в октябре 2007-го она стоила уже $1,5 млн. Обе происходили из серии в 10 экземпляров (10-й и 7-й экземпляр соответственно), и все это, заметьте, случилось на Christie’s, который только теперь решился выделить современный дизайн в самостоятельную категорию.

lockheed_lounge._copyМарк Ньюсон. Кушетка Lockheed Lounge. Алюминий, стекловолoкно

Лучше поздно, чем никогда, как известно. Тем более что специалисты Christie’s собрали небольшую (всего 30 лотов), но весьма репрезентативную коллекцию. Здесь уже ушедшие корифеи, как Широ Курамата и Этторе Соттсасс, действующие звезды, как Заха Хадид, Рон Арад и братья Кампана, и перспективная молодежь вроде голландца Мартена Баса.

black_iron_chair
Братья Кампана. Стул Black Iron Chair. Железо. 2004. Эстимейт $30—50 тыс.

Аукционные лоты демонстрируют к тому же разнообразие интересов современного дизайна. Это, с одной стороны, стол «Вода» Захи Хадид (эстимейт $150—200 тыс.) или слоистое кресло Матиаса Бенгтссона (эстимейт $20—30 тыс.), где применены самые современные материалы и компьютерные технологии, и с другой — работы участников голландской группы Droog Design, озабоченных проблемами экологии и предлагающих увидеть новое в старых вещах. Образцовый пример — комод Тейо Реми You Can't Lay Down Your Memory (эстимейт $ 20—30 тыс.). Это сооружение состоит из разнокалиберных ящичков, которые заключены в идеально обработанные кленовые короба и стянуты брезентовым ремнем. Каждый из 200 изготовленных образцов может быть собран как угодно и меняться с изменением настроения хозяина. Практически все крупные музейные собрания включают этот объект в свои постоянные экспозиции.

you_cant_lay_down_your_memory
Тейо Реми. Комод You Can't Lay Down Your Memory. Клен, металл, пластик, джут, дуб. 1991

Работы современных дизайнеров часто вызывают сомнения в их удобстве и практичности. Хорошо ли сидится в кресле из многослойного стекла Широ Кураматы (эстимейт $50—70 тыс.), на его же акриловом табурете (эстимейт $80—100 тыс.) или на стальном диване (эстимейт $200—300 тыс.) Рона Арада? Но ведь не зря Геррит Ритвельд, автор хрестоматийного «сине-красного кресла» 1918 года, приклеивал на каждый экземпляр этикетку с цитатой из Кристиана Моргенштерна: «Пользуясь стулом, я бы хотел сидеть не так, как того желает мое седалище, но как было бы угодно моему покоящемуся на стуле духу, если бы он свил сиденье для себя самого». А что может быть прекраснее, чем удовлетворение духовных потребностей?!

kuramata-chair
Широ Курамата. Кресло. Многослойное стекло. 1976

Так что, если у вас есть деньги, шедевры современного дизайна не худшее им применение. А если пока нет — что ж, придется вслед за креативнейшей героиней известного советского романа Людоедкой Эллочкой, легко превращавшей зайца в мексиканского тушкана с помощью зеленой акварели, вспомнить хорошую русскую пословицу: «голь на выдумки хитра». Тем более что это соответствует самым модным тенденциям.

Источник: openspace.ru





Вы здесь: АВТОРЫ теория АРТ-ДИЗАЙН НА АРТ-РЫНКЕ

Яндекс.Метрика