авторы компании

Проверить сро как проверить.
 


O ЧЕМ ДУМАЕТ СОЛДАТ СЁМУШКИН, ГЛЯДЯ НА КИРПИЧ?

Андрей Андреевич Мещанинов
15.01.2013

«На мой-то взгляд, постмодерн, появившись в 1966-м, исчерпал себя в 1980-е, но волнами катится до сих пор и ему служат. Особенно у нас.»

Геннадий Вершинин (из комментариев)
 
Вот и я, служивый, думаю — чему служу? Хотелось бы — истине, а получается, отжившему, неактуальному западному течению, пропагандирую давно исчерпавшее себя. И совсем уж я на этом успокоился, а тут вдруг выпал один случай, который меня самого удивил... Но об этом чуть позже.
Для начала вооружимся: а) терпением и б) инструментом, которым пользовались эти самые исчерпавшие себя для обозначения своих приоритетов и описания своего творческого арсенала.
Очень удобен тут Чарльз Дженкс, поскольку его труд* с запозданием был профессионально переведен на русский, и нет опасения впасть в ересь за счет неверного прочтения изложенного. Поскольку сжатых формулировок он не дает, отожмем суть:
 
  1. Язык постмодерна имеет двойное кодирование. Один слой обращения — для непосвященных, рядовой публики, второй — для профессионалов и вообще разбирающихся в тонкостях культурных значений.
  2. Таким образом, объект является многозначным сообщением, допускающим многослойность прочтения, игру образов и смыслов, ироничность, парадоксальность, плюрализм стилей и оценок, их эклектичное соединение.
  3. Отсюда возможность и принципиальное одобрение совмещения различных культурных и стилевых подходов, реминисценции прошлых эпох, аллюзии, ассоциации — и чем этого больше, тем богаче семантически объект и, следовательно, он эстетически более выразителен и близок человеку.

Есть и другие прокламируемые качества, но пока остановимся на этом.

Теперь об этом самом случае. Надо было мне забросить на сайт института (ИТиД. Прим. ред.) сведения о достижениях его учителей и питомцев на последнем Модулоре. Скопировал я иллюстрации, сделанные А.Линецким, разместил в столбик, чтобы сделать комментарии, увидел все сразу и ахнул: все они являются живой иллюстрацией изложенных мною выше положений постмодернизма. Это при том, что никакой пропаганды его идей у нас в институте не ведется, а большинство авторов вообще не имеют о нем ни малейшего понятия. Помните у Мольера: Журдену открыли глаза на то, что он, оказывается, всю жизнь говорит прозой, а он и не подозревал об этом!
Дальше я прошелся взглядом по всем другим премированным на Модулоре работам и убедился, что все, доступные детальному рассмотрению, кроме, пожалуй, одной — (медицинской каталки, созданной Н.Якуничевым и А. и Н. Новожиловыми, созданными в лучших традициях модернизма) — попадают в разряд наглядной апологетики постмодернизма. Но может, мне действительно, на что бы я ни посмотрел, уже, как тому солдатику, мерещится одно и то же? Так давайте посмотрим хоть немного вместе:
 
alt

Вот серия студенческих плакатов на тему «Абсолют». (Учебная работа студентов ИТиД Билина К., Яковлева Е.,Рожкова К., Стадников С.,Пашкова Ю., руководитель доцент ИТиД Пашковский С.В.) Очевидно, что в этой интерпретации вовсе не доминирует пропаганда бренда водки, а ведется сознательная игра между автором и зрителем с культурными смыслами. Все помнят рекламную компанию через бутылку Абсолюта, где ее «приживляли» к окружению знаковых мест. Тут этот прием становится поводом, чтобы устроить полный иронии диалог со зрителем — стёб, как теперь говорят те же студенты, хохму, игру в значения, профанацию сакрального. Задан культурный фон, в котором форма сосуда органично вытекает из знакомого зрителю историко-культурного контекста или дается задача «домыслить» её, если обладаешь знанием языка эпохи, автора, места. АБСОЛЮТно постмодернистская эквилибристика значениями, АБСОЛЮТно понятная и близкая посвященным и АБСОЛЮТно неприемлемая в понятиях модернизма (который, кстати, и «воспивает» остроумно часть постеров). 

alt

Вот еще одна премированная работа, которая выполнена в творческой студии А.С. Колобова, педагога ИТиД, в соавторстве со студентами ИТиД Василием Малыком и Фаридом Рафиковым. Вы усматриваете тут рекламу шрифта, как было заявлено? Ну да, он тут присутствует (скорее «проступает»). Однако на эту демонстрацию буквально наслаиваются некие «посторонние» контрастные смыслы, связанные с модернизацией, точнее — с социально-культурным фоном начальственных призывов к ней, проецируемым на зрителя через образ допотопного пожарного щита, этакой эпатажной приметы прогресса пожаротушения в современной России (продемонстрированного в последних два лета). Дымящаяся призрачность и неоднозначность изображений, порождаемые ими ассоциации, очевидная политическая аллюзия не оставляют сомнения в остро современном, постмодернистском языке реализации авторской темы.

alt

Но может быть, все это возможно лишь в дизайн-графике? А вот премированный арт-объект, проникший в Модулор под ником арт-дизайна, как и многие другие. Его автор — В.Е.Егорова, много лет посвятившая работе в ИТиД. Но даже если считать этот объект не артом, а функционирующим стулом, он демонстрирует совсем иные смыслы, оправдывающие его существование. Уже не рукотворное традиционное эфемерное кружево, а по воле современных технологий застывшая жесткая, пластмассовая, хай-тековская оболочка демонстрирует наглядную связь прошлой и современной художественно-предметных культур. Вот почему мне хотелось бы выдернуть из-под оболочки стул, сделать ее самостоятельно опирающейся на плоскость. Дематериализация стула предельно заострила бы смысл высказывания: эта оболочка — только реминисценция о кропотливом труде кружевниц, перечеркнутом неумолимой поступью технической цивилизации, это только метафора исчезающего быта. Этакий «вишневый сад». Конечно, сама уместность такого диалога была внесена в профессиональное мышление дизайнера с появлением идеологии и языка постмодерна.

Примеры можно было бы множить и дальше; премированные, и не только, работы дают нам для этого прекрасную возможность. Интересующиеся, зайдите в статью МОДУЛОР-2011. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИТОГИ и посмотрите на иллюстрации новыми глазами. Но думаю, мое утверждение стало и так достаточно понятным: постмодернизм, как язык и профессиональное мышление дизайнера, никуда не уходил и себя отнюдь не исчерпал. Он проник в сознание современных дизайнеров (как и людей других творческих профессий) не как старательно заученный свод правил и не как осознанно применяемый перечень методов и приемов, почерпнутых из руководств либо наставлений. Им пропитано все мировосприятие современного художника. Оно не противопоставляет себя чему-либо и не вступает в конфронтацию с модернистским прошлым — время этого диалога осталось позади, в эпохе становления новых взглядов.

Современный дизайнер в массе не отождествляет свое творчество с постмодерном и не философствует на тему уместности того или иного выразительного языка. Он чаще всего и не знает, что «говорит прозой». Разбираться в сложных хитросплетениях мировосприятия современных дизайнеров — удел критиков и искусствоведов. Но иногда и мы, изнутри, должны вернуться мысленно к точке невозврата, с которой начался отсчет нового времени и прошлые прекрасные основы творчества многим стали казаться рутинными.
Мы можем восхищаться великолепными иконами эпохи модернизма так же, как мы восхищаемся шедеврами более ранних эпох и стилей. Но это не меняет факта — нам туда не вернуться — мы все осознанно или нет стали обитателями времени ПОСТ.

В информационном обществе сменились приоритеты и изменилось отношение к визуальным характеристикам окружения. Все глубже, пусть и неосознанно, мы воспринимаем предметное окружение как многоэлементную значащую среду, несущую сообщения, осуществляющую коммуникативную функцию и являющуюся информационным посредником, средством диалога между людьми в сфере социально-культурного взаимодействия. Работа с синтаксисом формы — выражением в ней функции, технологии и свойств материала не исчезла совсем, но заняла скромное необязательное место в ряду приоритетно решаемых семантических задач. К тому же, постиндустриальное производство предложило столь богатые технологические альтернативы, а функция значительной части объектов настолько обособилась, стала независимой от формы, что это дало дизайну непринужденность и высокую степень свободы в формообразовании, духовную независимость от ранее абсолютных качеств.

Индивидуализация и плюрализм потребительского выбора в обществах , свобода самовыражения через предметно-пространственное окружение потребовали от архитектуры и дизайна актуализации средств образной выразительности и включения текстографического и предметного окружения в арсенал нарративных средств культурного диалога. Метафорическая образность как основа языка высказывания стала необходимым качеством продукта дизайна.

Независимо от того, принимаем мы эту действительность или камлаем, потряхивая близкий сердцу бубен модернистских догм, и авторский, и массовый дизайн уже живут и действуют в изменившихся обстоятельствах по новым правилам игры. Можно не называть это постмодернизмом, коли душа не лежит, но все равно, это ПОСТ.





Вы здесь: АВТОРЫ теория O ЧЕМ ДУМАЕТ СОЛДАТ СЁМУШКИН, ГЛЯДЯ НА КИРПИЧ?

Яндекс.Метрика