авторы компании
Хитов:
6361
Дизайн интерьеров
Хитов:
7390
Теория и педагогика
Хитов:
9836
Арт дизайн

Smart ups APC RBC аккумуляторы smart ups.
 


INTERNET OF THINGS РОБА ВАН КРАНЕНБУРГА. ЛЕКЦИЯ В РАМКАХ FUTURODESIGNLAB

Веб-резиденция профессионального дизайна
26.05.2011

«Любите ли Вы театр, как люблю его я?» — с придыханием спрошу я Вас, дорогой читатель? Ну, не театр-театр, а проектный семинар — место, где скука от прослушивания лекционного материала компенсируется азартом проектирования. Проектный семинар с пафосным названием Лаборатория Футуродизайна происходил в Пансионате «Клязьма» Управления делами президента РФ с 25 по 29 апреля 2011 г. Об этом событии стоит написать отдельно, а пока приведём лекцию Роба Ван Краненбурга об «Интернете Вещей».

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

1917. Что-нибудь эта цифра кому-нибудь говорит в этом зале? Это совсем не то, что вы подумали. В этом году в Голландии впервые открылась публичная библиотека. О чем это говорит? Власть может контролировать распространение информации и удерживать ее от населения на протяжении 450 лет с помощью такого протокола, выражаясь в современных информационных терминах, как книга. Если бы власть захотела, а власть — это: король, церковь и десятка два влиятельных князей, то в 1451 году все население Голландии, например, могло бы стать грамотным, но нет — пришлось ждать 450 лет. Почему нет? Почему так долго? Объяснение простое — никому не хочется терять власть. Не зря говорится: — «Кто владеет информацией — владеет миром». В 50-е годы появились компьютеры, которые были объединены в сети, появились определённые протоколы. Наиболее важным и демократичным из них был протокол TCP/IP. Что это означало практически? Это означало полную демократию. Это означало, что любой произвольный пакет информации проходил по назначению за то же время, что и любой другой произвольный пакет информации. То есть, как бы ни хотел, например, Обама побыстрее доставить свою информацию своему реципиенту, он не имел бы никаких шансов сделать это быстрее любого из вас, хотя его информационный пакет мог быть более тщательно зашифрован. У всех одинаковое время по доставке и получению информации — это и есть демократия.

Для большинства людей Интернет возник на Рождество 1993 года, и тогда же появились первые браузеры — клиентский софт, позволяющий работать в Сети. Важно, что если раньше от изобретения книгопечатания до открытия первой публичной библиотеки прошло 450 лет, то теперь от изобретения Интернета до момента его универсального распространения по миру прошло лишь 18 лет. Интернет нас всех очень сильно изменил. Изменилась не только наша частная жизнь. У всех у нас есть масса друзей в любом уголке мира, которых мы не могли бы иметь без Интернета. По-другому мы делаем бизнес, по-другому участвуем в общественной жизни, мы живём по-другому. Политики стали внимательно отслеживать информацию в Интернете, доказательство тому — череда революций, которую мы наблюдали в арабских странах и на Ближнем Востоке. Они все были связаны именно с наличием Интернета.

Одна из самых устойчивых привычек в информационной среде – это то, что если Вы вынуждены ждать загрузки информации больше (условно) пяти минут, Вы просто меняете источник получения информации, Вы не ждёте — и никто не ждёт. Что вообще нам дали новые протоколы распространения информации? Где мы находимся на сегодняшний день? Вот один компьютер (указывая на ноутбуки и планшеты участников в аудитории), вот второй, вот третий — по существу, эти компьютеры связаны между собой — вот и все что у нас есть. Но это меняет очень многое. Колоссально много! Несколько сотен лет, с изобретения книгопечатания в 1451 году, до открытия публичной библиотеки в 1917 году, когда голландцу разрешили зайти в помещение, где хранятся книги, подойти к полке и выбрать то, что ему нравится — люди не могли раньше этого сделать свободно. Им говорили 450 лет: — «Нет, прежде чем ты будешь читать эту книгу, пойди туда и прочти то или это». То есть доступ к информации был жестко ограничен. Сейчас — радикально другая ситуация. Насколько доступ информации открыт или ограничен сейчас — Вам судить.

Когда появились первые браузеры, считалось что 4 миллиарда адресов вполне достаточно, выше крыши, больше не нужно будет. Сегодня оказалось, что этого уже недостаточно. Поэтому IP стандарта 4.4 больше не справляется с возросшими потребностями — исчерпан лимит для соединений, на смену пришёл новый протокол — IP 6, который экспоненциально увеличивает возможности по соединению не только компьютеров, не только мобильных устройств, но и таких вещей, какие мы прежде даже не представляли. Дело идёт к тому, что, практически, с любой вещью можно будет установить прямую и обратную связь с помощью протокола TCP IP 6. Это и есть Интернет Вещей. В принципе, вот эта рубашка, эти брюки могут участвовать в коммуникации, даже вот эта дверь. Чтобы понять это мне потребовалось пять лет. Интернет Вещей, теоретически, позволяет абсолютно всем предметам коммуницировать друг с другом. С помощью IP 6 можно будет присвоить каждому предмету его Интернет-адрес. Каждому отдельному предмету. Что это значит? Представьте: у вас есть кофеварка или какая-нибудь овощерезка, которая имеет свой процессор, свой IP адрес и подключение к Интернету. Она не требует обновления, связанного с походом в магазин и покупкой более современной модели. Вместо этого она сама апгрейдит свою прошивку, отслеживая изменения на сервере производителя.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Этот сценарий, потенциально, распространяется абсолютно на все вещи, в первую очередь, на сложную бытовую технику. Вот вы приехали в Клязьму и вам надо зарядить, допустим, мобильный. Вы подключились к розетке. Кто будет платить за использованное электричество? По вашему мобильнику можно определить, кто его собственник и выслать ему счёт, а не администрации санатория. Это — сетевая идентификация. Можно делать умными не только вещи, делать умными сети, делать умными абсолютно всё, в первую очередь, взаимодействие человека с окружающим миром. Как тут входили в номер (вопрос аудитории)? При помощи электронного ключа. Если вы опустите его в ацетон, что делать не надо, вы увидите там пассивный чип и маленькую антенну. Вот вы подносите карту к считывающему устройству на двери — происходит слабый энергетический импульс, активирующий этот чип и информация поступает на центральный пульт, где определяется, кто входит в эту дверь и можно ли открыть ее этому человеку или нельзя.

Последние шесть цифр нового протокола, который называется NFC (Near Field Communication) позволяют определить на вашем мобильном устройстве при поднесении к, например, консервной банке определить не только её производителя, поставщика, цену, направление и сроки доставки и другие сведения. Помимо всего прочего вы можете последние 6 цифр кода этой конкретной банки кофе увидеть как идентификатор web-страницы. И тогда вы получаете еще более детализированную информацию о том, что связано с этим предметом. Например, вы можете тут же определить на facebook кто к этой банке подходил, высказать своё мнение. Поставить «Like», посмотреть, кто ещё сказал: — «О, эта банка кофе мне безумно нравится». И Вы понимаете, что предпочитают ваши друзья и знакомые, вообще ваш круг общения. Замените слово кофе на любое другое, можно продолжать без конца. В ближайшие 5-10 лет вам придётся заниматься дизайном умных вещей и придумывать все, что только можно придумать в этой области.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

А сейчас я хочу говорить о четырехслойном пироге. Эти четыре слоя архитектуры Интернета Вещей я продвигал в Евросоюзе уже давно, и сегодня такие крупные производители как Siemens уже запали на это и поняли, что этим нужно заниматься. Теперь посмотрим, что представляют собой эти слои:

  1. уровень – это цепочка сервисной оценки, позволяющая присвоить адрес и отследить передвижение любого предмета или его конкретного элемента. Например, для европейского союза, для его программы по здравоохранению, контроль за распространением лекарственных препаратов оперирует не упаковкой лекарства, а каждой таблеткой, находящейся внутри этой упаковки с помощью RFID-маркера. Говоря о первом уровне идентификации каждого предмета в мире, мы видим здесь два типа: пассивный элемент — так работает ваш электронный ключ от номера, и активный — это активные сенсоры. Например, компания Heineken устанавливает активные сенсоры на свою продукцию. Передвижения любого ящик можно отследить по всему миру в реальном режиме времени. Компании это кажется целесообразным. Теперь разберемся с деньгами. Может быть, нам хватило бы и одного уровня, когда все вещи перезваниваются и говорят где они находятся, но даже такому приличному производителю как Heineken никто не отстегнет денег, если это не будут люди, которые будут поглощать этот напиток. Чтобы достать деньги с кошелька, нужно что-то другое. Нужно продать услугу помимо того, чтобы понять логистику перемещения товара
  2. уровень — сервис. На этом уровне обслуживания, когда мы его проанализируем, мы поймём, что самые сильные рыночные позиции занимают провайдеры мобильной связи. Они продают вам не только телефон, но и сим-карту к нему, в которой можно активировать те или иные опции, вы можете иметь подключение к Интернет или не пользоваться ничем кроме телефона, использовать фотоаппарат и так далее. Речь идет о том, насколько все эти сервисы будут интегрированы в Интернет Вещей. Информация становится не просто избыточной, а всеобъемлющей. Есть компания, которая называется Ray Ant, которая специализируется обслуживании слабовидящие или слепых людей, зависящих от устройств, работающих на батарейках. Им нужно знать совершенно точно состояние заряда батареек, чтобы не оказаться полностью беспомощными. Эта информация позволяет провайдерам услуг обслужить этих людей своевременно, тем самым спасти их жизни. Т.е. речь идет о безопасности человека в окружающем мире, при взаимодействии вещами, которые его окружают. Конечно, дверь не скажет вам: «Осторожно! Ты сейчас лбом трахнешься об меня, потому что ты ногу неправильно поставил!». Но что-то в этом роде уже происходит. Холодильник в состоянии отслеживать наличие и качество продуктов, которые в нем содержатся, и передавать информацию не только владельцам, но и поставщикам, заказывая в пределах установленных лимитов по списку свежие продукты
  3. уровень связан с урбанизацией городской жизни. Он называется «умный город». Например, IBM Cisco осуществили ряд проектов в рамках концепции «умного города». Это сеть разного рода сенсоров, помещённых в городскую среду, данные с которых стекаются в дата-центры. В горсовет или мэрию — где как это как называется. А там, на основании анализа этих данных, предприинимаются централизованно те или иные действия. Я же предлагаю концепцию «умного города», построенную по-другому принципу: вся информация, которая касается жителей этого города, стягивается в конкретный жилой квартал, в Ваш дом и соседние дома. Чтобы вы как жильцы этого микрорайона могли бы управлять Вашим микрорайоном как «умным городом».
  4. уровень — это сенсорная планета. Например, китайское видение нашей планеты в ближайшие 30 лет сводится к тому, что нейро-сенсорные датчики повсеместно будут вживлены в тело планеты: в моря, поля, океаны, леса, реки, в источники артезианские питьевой воды — в любую другую точку, где необходимо снимать и мониторить информацию. Почему это важно китайцам? Они хотят отслеживать все природные процессы, в первую очередь, негативные и разрушительные: землетрясения, цунами, ураганы и т.д. которых мы опасаемся, но не знаем точно, когда ждать. Контролировать и мониторить данные по конкретному региону можно будет в режиме реального времени на обычном мобильном устройстве, подключённом к Интернет.

Я курирую в Евросовете один из самых интересных, самых передовых проектов, так называемых флагманских проектов. Я член экспертной группы еврокомиссии и не потому что я такой хороший для них. Дело не во мне лично. Просто им на самом деле нужны такого рода мозги. Дело в том, что в гутенбертовской модели мира, просуществовавшей 450 лет, вселенная была статичная.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Информация, которая содержалась в книгах, могла быть структурирована в статичные сегменты. Учёные, инженеры, техники пользовались своей литературой, художники, дизайнеры, архитекторы — своей. Знания были организованы по цеховому признаку. Сейчас всё это изменилось. В мире Интернет ситуация полностью изменилась. Сейчас нет цеховой обособленности, специализации: я дизайнер, ты инженер, а он переводчик. Сейчас все взаимосвязано, мы подпитываем друг друга, если мы нормальные люди и живём в гораздо более интегрированном мире. Скажем, каким бы прекрасным программистом вы ни были, без взаимодействия с дизайнером по интерфейсам вы сделаете посредственный, никому не нужный продукт. Мы все сегодня в мире становимся, а Вы уж тем более, как дизайнеры, все более тесно взаимозависимыми. От каждого из Вас зависит качество продукта, который все мы вместе произведем. На самом деле, мир XVI века, гутенбертовская эпоха, никуда не делась: государства, нации, народы, границы, страны, модель управления и так далее — всё эта основано на старой гутенбертовской модели понимания мира. Но процесс пошёл — сегодня некоторые из управленцев старой школы начинают понимать, что они не справляются с сегодняшним миром, с его кризисами, используя устаревшие подходы и концепции. Управление в режиме реального времени требует другой реакции, способности к анализу большого объёма данных и т.д. Но пока ещё финансовые потоки связаны с ресурсами, которые работают в старой парадигме. Поэтому вам, основывая собственную компанию, нужно понимать контекст, новые реалии и встраивать её в новый интерактивный мир.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Начнём мы говорить об Усмане Хаке, который был и является художником, дизайнером. В 1996 году в одном из проектов он сделал пахучий пол, поскольку ему хотелось воздействовать не только на зрение, как художнику, но и на другие чувства, в данном случае — на обоняние. Проблема состоит в том, что, когда мы говорим об идее сенсорной планеты, о новых горизонтах интерактивности, мы не до конца понимаем их природу и сценарии развития. Те, кто сегодня определяет глобальные векторы, ещё не чувствуют, что возникают новые типы интерактивности. Если сегодня властные структуры могут создать инфраструктурные системы: построить дороги, мосты, аэродромы, то они пока не способны понять, что дороги, мосты, аэропорты требуют совершенно иной системы интерактивности, взаимодействия. Найти эту систему взаимодействия — задача дизайнеров.
В 2001 году Усман Хак сделал проект для туристов, предложив изготовление почтовых открыток с использованием их же фотографий, которые можно было отослать друзьям и знакомым. Из других затей этого художника можно упомянуть проект Хонт. Это комната его матери, которую он нашпиговал разного рода полтергейстами, какими-то звуками, привидениями, где зритель чувствует, что за ним кто-то подглядывает, когда он находится в этом пространстве. Вот программу Хонт Вы можете посмотреть и получить эти ощущения от его маминой комнаты. В 2003 году он предложил идею мобильного облака — многомерного объекта, который будет висеть в атмосфере, а конфигурация этой инсталляции зависела бы от того кто сколько раз кому позвонит. В 2008 году он сделал проект интерактивного дома в Бостоне, в котором всё обусловлено движением человека: от того как ходят по полу, какие вещи трогают, и прочее — дом начинает взаимодействовать с человеком. Подобные интерактивные проекты можно увидеть в выставочных залах, где демонстрируется современное искусство. Усман Хак сделал этот проект в реальном мире. Ему потребовалось 10 лет для того, чтобы раскрутить свой Интернет Вещей. Когда вы набираете в поисковике Интернет Вещей, первой будет ссылка на Усмана Хака.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Ваш покорный слуга, Роб Ван Краненбург, делал то же самое, но потребовалось 7 лет, прежде чем ссылка на мой ресурс в Google вышла вторым или третьим номером. У меня много сторонников, при желании и вы можете стать участником, подписаться на новости.

Отдельно стоит упомянуть о проекте SHARE (поделись). Он стартует в этом году в июне. Как работает этот проект? Вы можете сами выступить организаторами и модераторами трёх дизайнерских ворк-шопов. Первый из них описывал бы анализ ситуации в городе. Второй — найти определённые решения по методике мозгового штурма. Третий — это дизайн города, как такового.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Предварительно обкатать эти программы мне удалось в Румынии. В маленьком городишке Тимиш, где социальные работники, операторы социальных сетей, собрались в одном зале вместе с хакерами из этого города, с фанатами сети. Началось активное взаимодействие людей, которые никак в реальном мире никогда не пересекались. Что из этого получилось — я вам скажу. Итак, что делать, когда интерактивность уже здесь? Ведь её приход сулит не только блага, но и угрозы. Если вы интерактивны — вы раскрываетесь. Весь ваш бэкграунд становится доступным для тех, кто с вами общается, либо хочет за вами последить. Если это попадёт в плохие руки, что будет? Какие варианты? Выступать с протестами, написать транспоранты: «Мы против!». Избавит это вас это от проблемы? Наверное, нет. Надо не протестовать против опасных вещей, а участвовать в опасных вещах, делать их доступными общественному контролю. Подчинять их социализации с тем, чтобы каждый простой человек мог бы в этом участвовать на равных с какой-либо закрытой тайной организацией. Таким образом, все сделать прозрачным — это более продуктивная идея. Один из вариантов — проект «hackable devises», программа CKAB. Впервые в рамках программы сикеп антагонистически настроенные группы сталкиваются не в Интернете, а в реальном пространстве. Два года назад я попытался предложить программу по Интернету Вещей для обычных компаний, для менеджеров среднего звена. Человек, которому я это предложил, который мог это организовать для большого количества компаний, сказал: — «Слушай парень, слишком рано». Год назад он сказал: — «Давай попробуем». В этом году было назначено 4 интерактивных семинара, в разных города Европы. Timing is right — время пришло. Вы находитесь пока на переднем крае этой волны, вы можете её оседлать, как сёрферы. Такие же вещи начинают раскручиваться в Париже, в других местах. То есть то, что мы делаем на Клязьме, это на переднем крае сегодняшнего понимания Интернет пространства.

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Несколько слов о том, как устроена CKAB — это, по сути дела, модульная программа.

  1. модуль — это анализ того, что за последние 10 лет было сделано в области развития Интернет вещей. Например, в художественном мире, как это делал Усман Хак, вы сейчас посмотрели это.
  2. модуль— это то, что связано с июльским запуском программы микрофлешек с софтом SHARE, с приложениями, которые будут работать на эту программу.
  3. модуль – это сеть обучающих программ. Вот у нас сейчас третий элемент раскручивается. Мы с вами находимся в обучающей программе.
  4. модуль — это, наверное, консультационная фирма, то есть это консультации по Интернету вещей, которые я и мои сторонники собираемся проводить.

Теперь о местах, где это произойдёт. Одновременно в Париже, Сан-Франциско, в Амстердаме, Гонконге, Сингапуре и Сан-Пауло. Помимо этого, я надеюсь, что это произойдёт в Москве, а может быть в Тольятти, кто знает. Теперь, если моя мечта сбудется, а я сейчас с вами делюсь своей мечтой, то тогда мы загребём кучу денег, просто большущую кучу денег. Классно? Классно!

Роб ван Краненбург, руководитель проекта развития «Интернет Вещей» в рамках программы Европейского Союза FP7, основатель thinktank Council

Что мы будем делать с этими деньгами, девушки и юноши? Мы их не потратим на роллс-ройсы, на яхты по 270 метров длиной или что-то в этом роде. Ничего подобного. Мы с вами эти деньги, когда мы их заработаем, вложим в железо. Мы встроим наши приложения в стиральные машины, в мотороллеры, во всякую, возможную технику с тем, чтобы она была максимально интерактивной. Чтобы мир вещей стал интерактивной частью нашего пространства. На этом я перестаю мечтать и хочу сказать вам. Этот июньская программа на флешке нужна вам. Для того, чтобы ваши мозги, по- разному устроенные, с разной степенью восприимчивости к внешней среде, могли быстро соединятся в облако реального сознания, работающего в дизайнерском режиме. У вас есть одно преимущество — все, кто старше вас на три года — они без ключей, у них нет идей куда двигаться. Вы-то пока можете найти эти ключи. Не уподобляйтесь старикам, перебросьте всю негативную энергетику, что вокруг вас была в мире, перестаньте быть зомби, станьте сами источником позитивной энергии. Работайте вместе, в командах, интегрируйтесь в единое целое, станьте людьми в большом смысле, человеками, которые сочетаются с пространством. Расшевелитесь! Предложите миру новые услуги, создайте новый сервис, ни на секунду не зацикливайтесь на стереотипах. Вообще перестаньте общаться с теми, кто как кирпич, ни на что не реагирует. Не тратьте на них время. И двести лет назад мир также двигали не массы, а единицы. Сегодня, в мире, который работает в real time, это ещё более важно!

Организатор Futurodesignlab:lumiknows.ru
Интернет Вещей: theinternetofthings.eu
Усман Хак: www.haque.co.uk





Вы здесь: АВТОРЫ теория INTERNET OF THINGS РОБА ВАН КРАНЕНБУРГА. ЛЕКЦИЯ В РАМКАХ FUTURODESIGNLAB

Яндекс.Метрика