авторы компании
Хитов:
415
Хитов:
3720
Теория и педагогика
Хитов:
10197
Медиадизайн

 


ДИЗАЙН «ГОВОРЯЩЕГО ПРОШЛОГО». К ПРОБЛЕМЕ МУЗЕЯ БУДУЩЕГО

Веб-резиденция профессионального дизайна
30.11.2010

Рассматривается проблема трансляции генетической памяти прошлого, заложенного в «ДНК» вещного окружения, а также такие вопросы как значение прошлого в настоящем и будущем, наследие предков в образно-пространственном воплощении, проблемы интерпретации исторического, культурного, национального наследия в экспозициях музеев.

«Видеть прошлое, находясь в настоящем – это одно,
однако истинная задача предвидения – видеть прошлое в будущем…»
Ф. Герберт

 
Object Meret Oppenheim. Париж 1936. Из собрания MOMA

По словам Бердяева, «для технической эпохи характерна скорость, происходит бешеное ускорение времени, и жизнь человека подчинена ему полностью» [1]. Сейчас мгновение существует лишь для того, чтобы создавать следующее за ним мгновение, не оглядываясь назад.

Мы говорим о древних предшественниках, об истории, о богатом культурном наследии, руководствуясь при этом совершенно отвлеченными мотивами собственного любопытства. Порой мы вспоминаем о памяти предков, скрытой где-то в земных биосферных структурах, давно потерявшей свой лик, свой образ, свою самобытность. Разум человека нового времени отказывается принимать это странное, необъяснимое понятие.

В попытках разобраться в загадках Земли человечество на протяжении столетий совершает новые и новые открытия, выдвигает гипотезы и предположения. Процесс этот непрерывен, как и сама эволюция, движение вперед продолжается; люди не останавливаются, подгоняемые извечными неразрешимыми до поры вопросами о генетической памяти, о свойствах биосферы и о связи с космическими явлениями. Феномен генетической памяти поколений по сей день будоражит воображение биологов, генетиков, антропологов, историков… В стремлении докопаться до самых глубинных истин происхождения биосферы специалисты разных областей предоставляют многочисленные доказательства, объясняющие взаимодействие живого на планете, взаимосвязь сложных энергетических, биологических, пространственных и многих других образований.

Одной из таких гипотез является теория волновой генетики. Ученые с помощью сложных исследований и опытов пытаются раскрыть тайну передачи наследственной информации от поколения к поколению, взаимопроникновения и распространения структур ДНК на нашей планете.

Согласно данной теории, «наследственная информация передается не только через материю биологической клетки, но и через некие тонко-энергетические поля, которые несут информацию того или иного человека» [2].

При таком подходе становится очевидно, что доказанные ранее способы достоверной генетической связи между поколениями имеют также и другие формы существования. Другими словами, открываются совершенно новые возможности взаимообмена информацией между людьми не только на биологическом, но и на энергетическом уровне.

Исследования ученых-генетиков демонстрируют факт феноменального свойства составляющих компонентов планеты. Каждый материальный объект, подобно живому существу, обладает собственной памятью, энергетикой и «ДНК».

«Выводы, которые напрашивались после серии экспериментов над аппаратом наследственности, потрясли даже самих ученых-биохимиков. Оказалось, что после смерти гены не разрушаются полностью, а оставляют фантом, несущий некую информацию. И существует этот фантом – сгусток выбрасываемой из клетки информации – несколько дней, потом исчезает. Но не совсем. Информация, заложенная в генетическом аппарате человека, никогда не уходит бесследно...» [2].

Тогда, если следовать логике ученых, нетрудно понять, что те же закономерности действуют и в отношении неживых объектов. Любое материальное тело, независимо от того, из чего оно состоит, содержит в себе микрочастицы воды – это хранители определенных структур биологической информации. Каждая материальная субстанция несет в себе свою собственную живую «душу», которая так же рождается и умирает. Она проходит свой жизненный цикл, заключенная в оболочке, накапливая информацию в генетической памяти, преобразовывая и упорядочивая всевозможные внешние воздействия на нее, и затем остается в структурах биосферы после того, как утрачивает физическое тело.

Значит, память, заключенная в ДHК, практически неуничтожима. И именно фантомы подтверждают, что ничто на планете не умирает до конца, ничто живое не исчезает бесследно. Остается нечто в виде информации, и, возможно, оно бессмертно.

Это бессмертие живет в артефактах, дошедших до наших дней и которыми некогда владели наши предки. Они наделены богатой памятью, накопившейся за столетия, впитали в себя душу человека, касавшегося их, боготворившего их, самой планеты, земли, воздуха... Они, однажды возникшие, теперь являются неотъемлемой частью биосферы, тонкой энергетической материи, пронизывающей и связывающей все живое. Теперь это трансляторы воспоминаний, проводники информации, каналы, по которым субъекты получают сообщения о прошлом, настоящем, будущем.

Каждый из этих проводников говорит с нами и друг с другом на своем языке, «звучит» в пространстве и времени на определенной ноте, как люди общаются, стараясь понимать друг друга, на разных диалектах. По словам Хомского, «глубинные синтаксические конструкции, составляющие основу языка, передаются по наследству от поколения к поколению, обеспечивая каждому человеку возможность овладеть языком своих предков. Суть человеческого языка инвариантна для всех людей» [3].

Значит, существует вероятность заговорить со своими предками на одном языке, «услышать» и понять их через материальные предметы прошлого, увидеть их душу через пространственное образное воплощение.

Своеобразным инструментом для осуществления диалога «человек-вещь» выступает язык дизайна. Дизайн может создать среду для полноценных событийных переживаний человека, в ней находящегося, систему взаимодействия структур генетической информации. Пространство, наполненное символами, воздействующими на зрителя, становится своего рода «полем» для погружения человека в определенный эмоциональный настрой, образ жизни, культуру.

Свойства материальных объектов сохранять информацию рассматривались в различных ракурсах. Метафизика утверждает, что «главное свойство вещи заключается в том, что она вещает. Вещь способна говорить, она может быть носителем иных смыслов помимо тех, что ей приписываются. С ней возможно вступать в некие значимые смысловые отношения» [4].

Ученые сделали вывод, что вещь «вспоминает» утраченные фрагменты только при определенной пространственной ориентации и времени года. По сути вещно-пространственное окружение само по себе самодостаточно и способно образовывать множественные интерактивные связи как внутри себя, так и между ним и субъектами, его воспринимающими. Любое изменение, движение, ориентация вещи в пространстве осуществляет сдвиг в понимании человеком глубинных процессов, которые она несет в себе.

И. Кант трактует «вещь в себе» как «нечто, существующее вне и независимо от сознания и являющееся источником действия на наши органы чувств, на человеческую способность восприимчивости, т.е. как источник всех наших созерцаний. Со стороны «вещи в себе» к нам идут воздействия, происходит влияние на чувственность и таким образом определяется, в конечном счете, все содержание постигаемого» [5], рождается многообразие ощущений, человеческое сознание приводит полученные органами чувств разрозненные образы, ощущения в систему, в результате чего в человеческом разуме возникает целостная картина окружающего мира.

Каждый предмет в среде вокруг нас – это своего рода «передатчик», заключающий в себе энергетические «волны» и излучающий их во внешнее окружение, воздействуя при этом не только на систему самой среды, но и непосредственно на субъект, которым является человек.

По мнению П. Гаряева, основоположника волновой теории, голографическая память и есть ассоциативная, т.е. даже увиденный фрагмент местности может дать полную образную картину всей этой местности. Или случайный запах, звук возвращает в прошлое, где жил человек, образ которого навеял аромат духов и голос. «Это и есть восстановление целого из части – величайшая способность генетических структур помнить целое. Генетический аппарат, обучая нас и задавая векторы нашего развития, постоянно дает возможность организму возвращаться в определенные периоды жизни и «перечитывать» тексты программы генома» [2].

Следовательно, даже небольшой фрагмент, преподнесенный в соответствии со своим энергетическим и материальным содержанием, может дать полную картину утраченных структур. Способность вещного окружения влиять не только на мысли, чувства и ощущения человека, но и на воспоминания, подсознание и восприятие через окружающие его образы ассоциаций, заложенные на генетическом уровне, вполне вероятна. Через предмет, пространство, экспонат биологическая память может вернуть нас в прошлое на столетия, может вызвать воспоминания, так глубоко скрытые в нас, что они переходят в ряд неосязаемых и неощутимых. «Воспоминание не есть сохранение или восстановление нашего прошлого, но всегда новое, всегда преображенное прошлое» [1].

Гармоничная организация пространства и объектов в нем для активного энергетического и информационного взаимообмена «человек-вещь» сегодня видится непростой задачей. Несмотря на большой опыт постановки музейных исторических экспозиций, мы до сих пор не можем найти атмосферу для построения гармоничного диалога прошлого, настоящего и будущего, для погружения в мир предков.

Восстановить связь времен, вернуть человеку его прошлое – все это может осуществить наука. Есть возможности для адекватной трансляции исторического наследия в будущее, нужно только понять принцип взаимодействия всех утраченных элементов этого механизма.

По словам Бердяева, «только память и знает внутреннюю тайну прошлого, она есть действие вечности во времени. И история, как внутреннее существование, познается через онтологическую память, через приобщение к прошлому в активном припоминании. Для этого я должен познавать мое собственное прошлое как праисторию моего духа, тогда оно становится составной частью моего настоящего, и разрыв времени преодолевается» [1].

Каждое новое поколение несет в себе громадный исторический, национальный багаж многовековой памяти. Время приносит не только открытия, прогресс и амбиции, оно продолжает увеличивать с каждой секундой разрыв между непознанным свершившимся и грядущим. Но в нашем настоящем остались и всегда будут следы прошлого, и прошлое – это составная часть будущего. Гармоничный пространственный взаимообмен между зрителем и экспонатом, создание «живой» среды для активного диалога культур, сохранение памяти поколений в образном воплощении – основные возможности языка дизайна. Осуществление этих возможностей несет в себе открытие забытых некогда предпосылок будущих свершений.

Бангерт Мария Александровна, магистрант УралГАХА
Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Н.П. Гарин,
Уральская государственная архитектурно-художественная академия,
г. Екатеринбург, Россия
УДК 316.6

Библиография

1. Бедяев Н.А. Я и мир объектов / Н.А. Бедяев. – М.: Республика, 1994. – 480 с.
2. Гаряев П.П. Легенда о волновой генетике. [Электронный ресурс] / П.П. Гаряев. // LiveInternet.ru – Режим доступа: http://www.liveinternet.ru/users/m007kuzya/post63553029/.
3. Мастыкина И. Экспериментальное обнаружение «тонкого тела». [Электронный ресурс]/ И. Мастыкина // Biomagic.by.ru. – Режим доступа: http://biomagic.by.ru/fantom_dnk.htm.
4. Михайлова М.В. Философия простых вещей: Созерцательность и событийность. [Электронный ресурс] / М.В. Михайлова // Философская Самара. – Режим доступа: http://www.phil63.ru/filosofiya-prostykh-veshchei-sozertsatelnost-i-sobytiinost.
5. Румянцева Т.Г. «Вещь в себе». [Электронный ресурс]/ Т.Г. Румянцева. – Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/fil_dict116.php.
6. Гаряев П.П. Волновая генетика как реальность. [Электронный ресурс] / П.П. Гаряев // Звезда Востока. – Режим доступа: http://www.oozv.narod.ru/nauka/garyaev_vgenetika_real.htm.
7. Герберт Ф. «Дюна». [Электронный ресурс] /Ф.Герберт. – Режим доступа: http://www.fenzin.org/book/5399

NB | комментарий design-union.ru | Мы уже поднимали эту тему. (ИНТРИГА ДИЗАЙНА) Тема непростая, на грани здравого смысла или, если хотите, у края осознаваемого мироздания. Когда именно предмет «обретает душу»? В какой момент Галатея оживает? А если это не Галатея, а какой-нибудь ночной горшок?  Если предмет дизайна создан творцом  в одном экземпляре и является уникальным  — значит ли это, что в нем «больше души», чем в конвейерных репликах?  Какие объекты могут претендовать на статус «отдельной формы жизни»? Те, к возникновению которых приложил руку человек? А как на счет обычного камня у дороги? Вопросы риторические.... Но вдруг возникнет жэелание что-то сказать по этому поводу — не сдерживайте себя :--))

Источник: http://archvuz.ru





Вы здесь: АВТОРЫ теория ДИЗАЙН «ГОВОРЯЩЕГО ПРОШЛОГО». К ПРОБЛЕМЕ МУЗЕЯ БУДУЩЕГО

Яндекс.Метрика