авторы компании
Хитов:
6509
Дизайн интерьеров
Хитов:
411
Хитов:
2429
Графический дизайн

 


НА ПУТИ К ТВОРЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Веб-резиденция профессионального дизайна
22.11.2010

Елена Зеленцова | Когда в сегодняшней России говорится об инновационной экономике, чаще всего имеется в виду модернизация технологий в традиционных сферах экономики и бизнеса. Если при этом и упоминают о культуре, то в контрастной роли хранительницы наследия, существующей в каком-то особом, отделенном от практики пространстве и не подлежащей модернизации.
 
Между тем в мире все активнее развивается новая концепция социального и экономического развития, выдвигающая культурные ресурсы и творчество на первый план современной, постиндустриальной экономики. Этот инновационный сектор называют творческими, или креативными индустриями (creative industries). К творческим индустриям относят музыку, изобразительные искусства, кино, исполнительские искусства, галерейный бизнес, моду, ремесла, издательское дело, рекламу, дизайн, архитектуру, Интернет и компьютерные технологии, культурный туризм. Творческие индустрии соединяют бизнес-навыки и культурные практики, основой которых является творческая, интеллектуальная составляющая.
 
Культура и индустрия
 
Соединение понятий «культура» и «индустрия» произошло в тот момент, когда появились новые технические средства, позволяющие тиражировать произведения искусства – фотография, репродукция, звукозапись и т. д. С одной стороны, индустрия делала произведение доступным широкому кругу людей, с другой – обращала его в предмет массового потребления и коммерческой эксплуатации. В известном эссе «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости» (1936) немецкий социолог Вальтер Беньямин проанализировал трансформацию произведений искусства как физических и эстетических объектов в контексте развития техники и технологии. В эпоху технической вопроизводимости произведения искусства лишаются своей ауры, своей уникальности – утверждал он.
 
Понятие «культурная индустрия» ввели и сделали предметом широкого обсуждения коллеги Беньямина, другие представители Франкфуртской школы социологии Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер в главе «Культурная индустрия: Просвещение как обман масс», вошедшей в их книгу «Диалектика Просвещения» (1947). Они резко критиковали процесс массовизации культурной продукции и услуг в послевоенной Америке и Европе. Даже такой, казалось бы, положительный момент как доступность и демократизация доступа к культуре, они оценивали негативно, утверждая, что удешевленная промышленная «распродажа всего и вся» только подорвала к ней всякое уважение. «Тот, кто в девятнадцатом и в начале двадцатого столетия платил деньги за то, чтобы увидеть драму или услышать концерт, относился к представлению, по меньшей мере, с таким же уважением, как и к заплаченным деньгам», Теперь же к «недоверию по отношению к традиционной культуре как идеологии примешивается недоверие к культуре индустриализованной как надувательству».
 
Этот критицизм базировался на концепции отрицания индустриального общества середины ХХ века. Однако вместе с медленным и далеко не гладким урегулированием «классового антагонизма» трансформировались и противоречия между «высокой» и «массовой культурой», рожденной техническим и социальным прогрессом. За несколько десятилетий тесный и продуктивный взаимообмен культуры и производства стал самоочевидным фактом. Самый яркий пример – то, чем в ХХ веке явился кинематограф – техническое изобретение, вобравшее в себя опыт всех традиционных искусств, ставшее одним из самых успешных и востребованных производств и среди массы поточной продукции давшее выдающиеся образцы авторского творчества…
 
Наступление «постиндустриальной», «информационной» эпохи существенно изменило весь контекст осмысления культурных индустрий. Главные черты этого контекста – многообразие субъектов и поиск путей коммуникации между ними – то, что всегда было в компетенции культуры. Более того, когда начался отток производств из экономически развитых стран, регионов, городов в развивающиеся страны и регионы с более дешевой рабочей силой, культурные индустрии выступили спасительным антикризисным средством. То, что считалось периферийным и затратным (поддерживалось государством и благотворительностью), стало осмысляться как мощный производительный ресурс. Опустевшие фабрики и заводы стали центрами современного искусства, музеями, галереями, дали приют независимым творческим компаниям. Вовлечение культуры и творческих ресурсов в программы городского развития преобразило облик европейских городов.
 
От культурных индустрий – к креативной экономике
 
Принципиального различия между определениями «культурные индустрии» (cultural industries) и творческие, креативные индустрии (creative industries) нет. Они часто употребляются как синонимичные, но в некоторых исследованиях культурные индустрии выделяются в отдельный сектор творческих индустрий. Последнее понятие является более широким и универсальным. В России креативные индустрии часто переводят как «творческие индустрии», стараясь, таким образом, «укоренить» это понятие в русском языке.
Каноническое определение креативных индустрий, на которое опирается сегодня в большинство исследователей и специалистов по городскому развитию, было сформулировано Департаментом культуры, медиа и спорта Правительства Великобритании в 1998 году: «Креативные индустрии – это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которое несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности».
 
Словосочетание «креативные индустрии» неслучайно употребляется во множественном числе. Это не единая отрасль. Отрасли культурных индустрий (архитектура, мода, изобразительное искусство, кинематограф, издательское дело и т. д.) имеют разные возможности зарабатывать деньги, разную экономическую логику и динамику развития.
 
С точки зрения форм бизнеса, творческие индустрии основаны на приоритете малых и средних предприятий, производящих творческие продукты и услуги. В то же время, это местные производства, ориентированные на поиск выхода на глобальные рынки в условиях постиндустриальной экономики.
Наконец, в 2000 году в журнале «Business Week» впервые было введено в оборот понятие «креативной экономики», а в 2001 году вышла книга Джона Хоукинса «Креативная экономика», возвестившая наступление постинформационной эпохи, для которой информация и знания – это ресурс, а движущей силой и главной ценностью выступает творчество.
 
Творческие люди сегодня – это не только художники, писатели, артисты – представители творческих профессий. Творчество и креативность востребовано в самых разных областях жизни – в промышленности, в бизнесе, в управлении. Современные бизнес-стратегии принимают во внимание не только материальные, но и нематериальный активы. Человеческий, творческий капитал корпорации становится немаловажной частью ее финансовой состоятельности. Творческий, креативный подход дает возможность найти новые, уникальные решения в стремительно меняющемся мире. Основной урок, преподанный культурой производству и бизнесу на рубеже веков - урок творчества.
 
Творческие кластеры
 
Особая роль творческих индустрий связана с развитием проблемных городов и территорий, а также с возрождением территорий, из которых ушли производства в регионы с более дешевой рабочей силой. Художники приходят туда, где нужны изменения.
 
В городах малые и средние творческие предприятия объединяются в творческие кластеры – содружества независимых компаний, связанные общностью территории и отношениями взаимного сотрудничества и конкуренции.
 
Кластеры бывают разных размеров – от огромных районов, как Голливуд (район Лос-Анджелеса), индийский кинематографический центр Болливуд (район Мумбая, бывшего Бомбея), Силиконовая долина (Стэнфордский исследовательский и промышленный парк вблизи города Пало Альто в Калифорнии), Эмшер-парк (парк индустриальной культуры в центре Рурского бассейна, колыбели индустриальной цивилизации, которая стала сегодня колыбелью новой, постиндустриальной экономики Германии, основанной уже не на добыче угля, а на творческих ресурсах) до масштабов городских построек, поменявших свое историческое назначение.
 
Один из таких кластеров расположился в лондонском Ист-Энде. Это содружество независимых творческих компаний, нашедшее приют в здании бывшей пивоварни. Пивоварня Трумана (Truman Brewery) сохранила имя пивовара 17 века, даже не подозревавшего о том, что на месте его цехов через три столетия возникнет центр культуры и искусства. Новое здание Truman Brewery было возведено на Брик Лейн в 1888 году и стало крупнейшей пивоварней Лондона. Ист-Энд того времени служил в своего рода «обслуживающей зоной» для богатого центра города и лондонского Сити. Здесь располагались склады, небольшие заводики, рынки, цеха по изготовлению самого разного рода продукции. В 1988 году, спустя сто лет после открытия, оно перестало быть пивоварней, но по-прежнему его судьба связана с развитием города. Сегодня «старая пивоварня Трумана» (The Old Truman Brewery) привлекает людей со всего мира. На одиннадцати акрах земли есть все: бары, рестораны, магазины, мастерские, пространства для выставок и конференций, офисы и два рынка, которые открыты дважды в неделю и на которых можно купить дизайнерскую одежду.
 
Можно привести примеры совсем небольших кластеров, таких как «The Mushroom work» в Ньюкасле, на северо-восточном побережье Великобритании. Долгое время Ньюкасл был в основном индустриальным центром (судостроение, судоремонтная, электротехническая промышленность, производство горно-шахтного оборудования и т.д.). Сегодня город получает все большую известность как университетский город и центр культуры и искусства. Исторический центр города соседствует с промышленной зоной, в которой раньше располагались заводы и складские помещения. Сегодня эти кварталы стали центром креативных индустрий. В них расположены художественные галереи и мастерские художников, кинотеатры и кинопродюсерские компании, книжные магазины и издательства, культурные центры и офисы самых разных творческих предприятий. Творческие индустрии с каждым годом отвоевывают все большие пространства, осваивая ранее неуютные и заброшенные здания в промышленной зоне. Сегодня эта часть города конкурирует с историческим центром по притоку посетителей, как из числа местных жителей, так и из числа туристов. Одним из таких «завоевателей» старых промышленных зон стал британский художник и предприниматель Ник Джеймс, который создал небольшой творческий кластер «The Mushroom work». «The Mushroom work» вмещает всего 12 студий, кухню и небольшое помещение для выставок и презентаций. Цель работы кластера сформулирована предельно просто – поддержка молодых творческих профессионалов через предоставление им помещений на льготных условиях. Потенциальный член творческого кластера может быть дизайнером мебели, писателем, художником или дизайнером книги. Договор обычно заключается на 1-2 года, в течение этого времени новый член кластера должен добиться успеха. Симптоматично, что «сердцем» «The Mushroom work» Ник Джеймс называет не выставочный зал, а кухню. Возможность общаться, обсуждать с единомышленниками свои творческие и предпринимательские идеи становится катализатором развития и поддерживает художников не меньше, чем льготные арендные ставки.
 
Творческие кластеры – большие или совсем компактные, расположенные в мегаполисах или осваивающие промышленные районы в прошлом индустриальных городов - объединяет их нацеленность на изменения в экономике, социуме и раскрытие творческих способностей отдельных людей. Эти задачи не лежат только в плоскости культуры или исключительно в области социальной политики. Креативные индустрии как синтетическое явление, тесно связало свободный творческий поиск художников, экономические рецепты успешного бизнеса и решение социальных задач.
 
Творческие кластеры в Москве
 
А что же в России и в ее столице – самом крупном центре страны, в котором можно обнаружить постиндустриальные черты? Не случайно именно в Москве без всякой государственной поддержки появились первые инициативы, невольно копировавшие британские модели развития творческих индустрий. Также как в Англии они были связаны с новым освоением городских пространств – бывших фабрик, промышленных зон, гаражей и т. п. Производства из этих помещений ушли, и инициативные люди стали искать способы использовать их для удовлетворения потребностей жителей мегаполиса.
 
Первыми в Москве были сквоттерские проекты: Фурманный переулок, дом Петлюры на Страстном бульваре, затем Центр современного искусства на Полянке, система клубов ОГИ, Центр современного искусства на Зоологической улице и другие.
 
Современных творческих кластеров Москвы, в той или иной степени отвечающие этому понятию, как минимум пять: Центр дизайна «ARTPLAY», Культурный центр «АРТ-Стрелка», Центр современного искусства «Винзавод», проект «FабRика», бывший газгольдерный завод «Арма».


 
Старейшим из них является Центр Дизайна «ARTPLAY» – уникальное пространство недалеко от Садового кольца, очень похожее на своих английских собратьев. «ARTPLAY» занимает часть территории бывшей фабрики «Красная роза». Краснокирпичное здание, построенное в 1905 году, – типичное промышленное сооружение начала ХХ века. Свою историю «ARTPLAY» ведет с 2003 года. Он объединил известных московских архитекторов, дизайнеров и художников. В его стенах есть магазины, продающие дизайнерскую мебель и предметы интерьера. Организаторы кластера позиционируют себя как «крупнейшее в России объединение независимых профессиональных фирм, успешно занимающихся строительством и реконструкцией архитектурных объектов, дизайном и обустройством интерьеров». Кроме того, на территории Центра есть кафе, ресторан и многофункциональная площадка, на которой проходят выставки, семинары, конференции, показы мод и дискотеки. Сегодня ARTPLAY – одно из популярнейших мест в Москве для проведения досуга.


Фото: Сергей Леонтьев
 
Культурный центр «АРТ-Стрелка» существует с октября 2004 года в бывших гаражах кондитерской фабрики «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной. Территория набережной представляет собой остров, заканчивающийся «стрелкой». Место уникальное – недалеко от Кремля и в соседстве с множеством культурных объектов. Московское правительство предусматривает возвести на всей этой территории элитный район, но строительство до сих пор не начато. Структура кластера предельно проста: под одной крышей находится десяток галерей, каждая из которых устраивает свои выставки. Некоторые галереи существуют с момента основания «АРТ-Стрелки», другие время от времени сменяют друг друга. Отличие «АРТ-Стрелки» как кластера от других галерей в том, что все входящие в нее галереи существовали и раньше, однако объединение вывело их деятельность на новый уровень.


Фото: Александр Рокутов
 
Центр современного искусства «Винзавод» – расположенный в районе Сыромятников (в пяти минутах от ст. метро «Курская») комплекс промышленных построек XIX века (старинные цеха, дегустационные лаборатории, лофты и винные подвалы). Общая площадь – 20 тыс. м. На территорию можно попасть как с Садового кольца, так и с набережной Яузы. В помещениях старинного пивоваренного завода «Московская Бавария» (впоследствии – винного комбината) располагаются 2 больших выставочных зала, известные московские галереи, дизайн-студии, мастерские художников, крупнейшая в Москве фотостудия, арт-бары и кафе, дизайнерские, книжный и музыкальный магазины. Проектом предусмотрена также открытая площадка, предназначенная для проведения разнообразных культурных мероприятий: концертов, фестивалей и презентаций. Сформированный по принципу арт-кластера, центр современного искусства «Винзавод» концентрирует лучшие творческие ресурсы города и создает принципиально новую, привлекательную для широкой публики художественную среду. На территории «Винзавода» регулярно проводятся фестивали и образовательные программы в сфере современного искусства, кинематографа, архитектуры и дизайна, а также благотворительные мероприятия. За счёт контакта между участниками проекта налаживается междисциплинарное взаимодействие: между различными сообществами поколениями и стилями.


Фото: Геннадий Грачев
 
Проект «FабRика» был создан в конце 2004 года. Новое пространство для представления культурных событий и место обитания творческих людей располагается в районе метро Бауманская, на территории действующей фабрики по производству технических бумаг. Сама фабрика находится в промышленной зоне и является частной собственностью. Партнерами проекта являются Театральное агентство «Цех», Российское объединение театров танца, «Кинотеатр.Doc» и ряд современных художников и дизайнеров. Вначале проект строился в основном на деятельности в области исполнительских искусств, но теперь он развивается и расширяется, открывая параллельные программы в области современного искусства и современного театра. В конце 2007 года на «FабRике» начал работу экспериментальный Театр имени Йозефа Бойса: платформа современного искусства. Театр получил имя культового европейского художника второй половины прошлого века Йозефа Бойса, считавшего, что задача искусства – приблизить человеческую жизнь к произведению искусства, а каждого человека сделать художником. Проект «FабRика» видит своей целью как создание новой, независимой площадки для представления современного искусства, так и придание окружающей территории статуса культурной зоны, повышение престижа фабрики и привлечение партнеров и инвесторов. Целевой аудиторией кластера являются галерейщики, кураторы, специалисты различных сфер культуры, «продвинутая» молодежная аудитория, туристы.


 
Комплекс бывшего завода «Арма» расположен в Нижнем Сусальном переулке и является памятником промышленной архитектуры середины XIX века. Сегодня на территории завода находятся шоу-рум Дениса Симачева, DENIS SIMACHEV CLUB, бар «Люба», Якут-галерея и клуб «Газгольдер». Уникальность этого творческого кластера заключается в сочетании мест, доступных для открытого посещения, и мест, открытых только для избранных. Творческие кластеры Москвы, безусловно, очень различаются, как тематически, так и с точки зрения менеджмента. Что можно считать специфичным для них и что отличает их от аналогичных площадок на Западе?
 
Все московские творческие кластеры были созданы и существуют при полном отсутствии государственной поддержки. Большая часть кластеров – это целиком и полностью частная предпринимательская инициатива владельцев этих площадей. Частичным исключением является проект «FабRика», в развитии которого в последние несколько лет принимает участие Фонд Форда. В отличие от технопарков – центров инноваций в области науки, создание и развитие которых происходит при прямой поддержке государства, развитие инноваций в области творчества сегодня опирается исключительно на личные средства бизнесменов и благотворителей. Это, безусловно, должно заставить задуматься не только власти, но и менеджеров в сфере культуры – почему программы в области культуры и творчества остались на периферии интересов государства? Как убедительно представить программы в области развития творческих индустрий с тем, чтобы они нашли государственную поддержку?
 
Важным результатом работы московских творческих кластеров является регенерация заброшенных территорий. Безусловно, эту черту нельзя отнести к российской специфике. Мировой опыт развития творческих индустрий и творческих кластеров опирается на этот важный «кластерный эффект». Другой вопрос, что на фоне часто бессистемного, а то и коррупционного подхода к развитию городских пространств, характерного для России, успехи творческих кластеров по возрождению территорий выглядят куда как более впечатляющими. Несомненно, можно говорить об огромной популярности и востребованности московских кластеров. При тотальном дефиците современных культурных площадок, да и просто дефиците пригодных для творческих экспериментов площадей в Москве практически любая новая инициатива принимается на «ура». На сегодняшний день творческие кластеры не только не конкурируют друг с другом, а напротив, выражают сильную заинтересованность в увеличении мест, где можно представить инициативы в области современного искусства. «Плотность среды» на творческих площадках сегодня превышает аналогичные показатели в Европе и мире.
 
Именно поэтому отличительной чертой московских творческих кластеров является их вовлеченность во все заметные художественные события последних лет. Достаточно вспомнить Московскую биеннале, которая для своих выставок задействовала и Центр современного искусства «Винзавод» и проект «FабRика». Творческие кластеры Москвы – это, прежде всего, центры современного искусства, им приходится выполнять еще одну важную миссию – просвещение  публики, приобщение ее к современному искусству. Эта тотальная нацеленность на современное искусство также отличает творческие кластеры Москвы от их зарубежных собратьев.
 
Проблемы и перспективы
 
Будучи инновационным направлением для России, продвижение творческих индустрий сопряжено с рядом проблем и дефицитов. Не хватает, прежде всего:

  • понимания значимости творческих индустрий для развития культуры и экономики страны;
  • теоретической базы – тема творческих индустрий практически не звучит и не освещается в работах по современной культуре и менеджменту;
  • законодательной базы, правовых, финансовых и налоговых механизмов поддержки и развития творческих индустрий;
  • профессионалов-практиков в сфере творческих индустрий (заметим, что многие предприятия, которые успешно работают в России, относятся именно к этой сфере, но менеджеры и владельцы не осознают специфику их работы, их возможную роль и место в развитии экономики);
  • экспертов-консультантов по вопросам как собственно культуры, так и налогообложения, права, финансов и менеджмента такого рода предприятий.
  • отсутствие механизмов соблюдения и защиты авторских прав.

 
Инициаторам программ развития творческих индустрий приходится развивать все линии одновременно – проводить исследования, разъяснять суть явления, заниматься профессиональной подготовкой кадров, формировать корпус отечественных экспертов, прорабатывать законодательную и налоговую базу. Вместе с тем, развитие творческих индустрий – реальная альтернатива гипертрофии сырьевого экспорта, которую многие экономисты считают главным пороком российской экономики, углубляющим как социальное расслоение общества, так и диспропорции в развитии регионов.


1) Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости: Избранные эссе / Пер. с нем. – М.: Медиум, 1996. – С. 15-65.
2) Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика Просвещения: Философские фрагменты / Пер. с нем. – М.: Медиум; СПб.: Ювента, 1997. – С. 200.
3) Там же. – С. 201.
4) Economic Contributions of Singapore’s Creative Industries // http://www.mica.gov.sg/MTI%20Creative%20Industries.pdf
5) UK Creative Industries Taskforce, Creative Industries Mapping Document. November 1998.
6) Howkins J. The Creative Economy: How People make money from ideas. – New York: Allen Lane, 2001. – 288 р.
7) Далее использованы материалы исследования Института культурной политики «Творческие кластеры Москвы» (http://www.cpolicy.ru/) и публикации на сайтах Культурного центра «Арт-Стрелка» (http://www.artstrelka.ru/), Центра дизайна «ARTPLAY» (http://www.artplay.ru/), Центра современного искусства «Винзавод» (http://www.winzawod.ru/).

 

Источник: www.creativeindustries.ru





Вы здесь: АВТОРЫ теория НА ПУТИ К ТВОРЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Яндекс.Метрика