авторы компании
Хитов:
7046
Теория и педагогика
Хитов:
10210
Графический дизайн
Хитов:
15180
Арт дизайн

 


HALL OSCAR. ВЫСОКИЙ СТИЛЬ ИНТЕРЬЕРА

Веб-резиденция профессионального дизайна
16.03.2010

Александр Линецкий: Вначале было слово… когда я услышал впервые название «Hall Oscar» —  первый же вопрос возник: — почему Oscar? Думаю — не один я такой любопытный, всем интересно, почему Oscar?
Кирилл Гецов.: Насколько я помню, а попал я в АПИт -Премьер в 1995 году, имя Hall Oscar  олицетворяло высокий стиль, ассоциировавшийся с оскаровской премией. Это премиум бренды, собранные под одной крышей. И именно поэтому мы свою последнюю рекламную кампанию выстроили в ключе премии «OSCAR»: «За лучшую роль в Вашем доме».



А.Л.: Сколько лет компания существует на рынке?
К.Г.: Если брать с прародителями, с 92 года, т.е. 18 лет.

А.Л.: В нынешних условиях срок довольно длительный и это ясно говорит нам о том, что когда  все начиналось,  «все было впервые и вновь»… Так?
К.Г.: Мы вообще самая первая мебельная компания!

А.Л.: Я помню, что когда только зарождалась реклама, поначалу еще не было людей, которых можно было бы назвать профессионалами именно в сфере рекламы — приходили отовсюду и на ходу обучались этому ремеслу. Что-то похожее было, наверное, и в мебельном бизнесе?
К.Г.: Абсолютно. В 1992-ом ни у кого никакого опыта еще не было, а рынок не знал ничего, кроме советских или румынских гарнитуров. И все специалисты,  вышедшие из компании – самоучки. В результате практики, интереса и любви к этой работе, к мебели, к материалу – смогли что-то в этой жизни сделать.

Анна Иванова: Сразу ли компания занималась продажей законченных интерьерных решений, или изначально это были продажи каких-то отдельных объектов?
К.Г.: Все в этой жизни развивается и наш бизнес тоже развивался… По-моему, начались продажи с офисной мебели. Постепенно все пришло к тому, что на протяжении уже довольно длительного времени мы продвигаем именно законченные интерьерные решения, помогая архитекторам, дизайнерам и клиентам.

А.Л.: Думаю, что не ошибусь, если предположу, что большая часть продаж – продукция итальянских фабрик. Так сложилось исторически или тому есть какие-то причины — удобнее логистика, вкуснее дизайн, люди приятнее… Почему итальянцы?
К.Г.: Италия, и это общепринятое мнение, является локомотивом  мирового дизайна, в том числе и мебельного. Тут и количество фабрик, и разные стили, в которых они работают, следствием чего является возможность предоставления более широкого выбора для наших клиентов. В последнее время мы расширяем географию поставщиков, работая с немецкими и французскими фабриками, но пока это больше эксперимент. Возможно, уже через год-два возникнут отдельные салоны, где будет  французский или, скажем, английский ассортимент. Вектор развития обуславливается  как рынком,  так и желанием заказчика. Сейчас мы серьезно рассматриваем работу и с американскими поставщиками, ну а итальянцы — это наш базис.

А.Л.: Есть такое понятие — национальный дизайн. Не до конца изученное и понятое явление, но тем не менее, в терминологии это присутствует. В вашей компании есть опыт работы с немецкой и итальянской мебелью. Имеет ли итальянский дизайн свои, присущие только ему, особенности? Если да, то в чем это заключается? Может, повышенный декоративизм, любовь к дорогим породам дерева, помпезности, я не знаю… В чем-то это проявляется?
К.Г.: Мое мнение, если говорить о национальном дизайне и рассматривать итальянцев, основное — это то, что он понятен и специалистам, работающим в области дизайна, архитектуры, интерьера и понятен потребителям.

А.Л.: Понятный дизайн? Любопытно! Если можно, остановитесь подробнее на этом, что значит понятен?
К.Г.: Итальянский дизайн логичен, для его понимания не нужна очень высокая профессиональная подготовка, он читается на уровне подсознания, на уровне чувств. Любой человек, взглянувший на продукцию итальянских фабрик, понимает эти предметы. Это вещи, которые сразу же представляешь у себя дома, в интерьере.
Елена Данилова: Национальное восприятие играет большую роль: возьмем, для примера, барокко в образцах итальянской мебели, оно естественно воспринимается – мы все это видели в дворцовых интерьерах, у нас так цари жили. А для людей, скажем, скандинавской культуры, эти вещи будут казаться жутко вычурными и непонятными.



А.Л.: У меня по ходу разговора возникло предположение, уж не знаю насколько оно диковинно, что итальянские архитекторы, во многом сформировавшие не только внешний, фасадный облик Петербурга, но и жилую среду, не окончательно пока убитую евроремонтами,  еще тогда сформировали некий культурный контекст, который является «родным» для итальянской мебели и сегодня. Может в этом и секрет, что эта мебель так хорошо подходит для нашего города, для этих домов?
К.Г.: Итальянцы и русские вообще во многом похожи. Наверное, это заложено в национальных чертах — и русские и итальянцы люди эмоциональные, теплые. Многим русским нравится итальянская кухня, итальянцам нравятся русские женщины. Недаром же Петербург – Северная Венеция? Я думаю, что это взаимное притяжение начинается еще со времен Екатерины II.

А.Л.: Насколько я знаю, компания теперь представлена и в Москве?  Ассортимент отличается от питерского?
К.Г.: В Москве мы делаем ставку на классику, это будет монобрендовый салон, известный бренд — Colombo Mobile. И в Петербурге у нас посвящен ему целый салон. Почему классика? На мой взгляд, в Москве классики очень мало и она не совсем правильно представлена в тех салонах, которые посвящены элитному уровню. Мы хотим создать образ дорого жилища, меблированное продукцией одной фабрики. Кабинет, гостиная, спальня. Это некая концепция жилой среды в целом. Таких салонов в Москве нет,  мне кажется, что это будет достаточно удачно.



А.Л.: То есть, находясь в этом пространстве, человек может максимально наглядно представить себе обстановку, которая получится в результате приобретения того или иного гарнитура?
К.Г.: Именно так! И это принципиально отличается от рассматривания отдельных  объектов мебели. Учитывая, что московский салон открывается на основе дизайн-студии, приоритетом будет работа над комплексным проектом. Это будет комплексный салон.

А.Л.: Тогда следующий вопрос: раз это не просто набор мебели, а среда — кто занимается дизайном этого пространства?
К.Г.: Это именно цельный проект дома, квартиры, только  с некой оговоркой, что эта квартира существует внутри общественного помещения. Для решения этих задач мы приглашаем архитекторов, тем более, что планируется показать в этом салоне, что классика — это некое наслоение времен, что это не отдельное помещение в стиле ампир, или помещение в стиле барокко. Все-таки классическое жилище, это жилище, которое проходило многие этапы. Стили сменяли друг друга, вплоть до неоклассицизма. Вот и салон будет сделан как некая среда, где сосуществует мебель из разных эпох.

А.И..: Не будет ли преувеличением сказать, что с появления АПИта, в свое время, и началась новая эпоха в развитии интерьерного дизайна в Петербурге?
Е.Д.: Так оно и есть.

А.И..: Т.е. компания обеспечивает дизайнерам и архитекторам, представленным сейчас на рынке, новые возможности для работы…  Получается, что до появления качественной мебели, по сути, был другой уровень дизайна интерьеров. То есть АПИт, а затем Hall Oscar — законодатель и организатор…
Е.Д: На самом деле, без лукавства, так оно и есть, потому что в 92-ом году, когда возник прародитель, а потом в 95 году появился Hall Oscar, на тот момент не было ни Ангелины, ни Реформы, ни других, известных сегодня салонов. Ничего.

А.И.: А как часто у вас коллекции обновляются в салонах?
К.Г.: Мы стараемся минимум два раза в год обновлять экспозицию, показывая новинки, тенденции, материалы. Кухонные экспозиции обновляются реже — это связано с Миланском мебельным салоном, где смена коллекций этого направления происходит реже, соответственно, и новинок здесь меньше.

А.И.: Какая мебель наиболее популярна, пользуется наибольшим спросом и является хитом продаж, если уместно это так назвать?
Е.Д.: Ну, конечно, кухни, спальни, стулья. У каждой фабрики настолько широкий ассортимент, что невозможно в салоне выставить все, что есть. Экспозиция формируется из продукции стратегически важных для нас фабрик. Бывает так, что на экспозиции фабрика представлена всего одним предметом мебели. Если покупатель высказывает интерес к этому предмету  – он получит гору каталогов данной фабрики, а также каталоги с предметами из той же линейки других фабрик.

А.И.: Существует ли статистика, которая дает представление, кто является основным покупателем — архитектор/дизайнер или конечный потребитель?
Е.Д.: Большее количество контрактов случается благодаря профессиональным архитекторам и дизайнерам. Больше половины. Есть еще определенная категория постоянных клиентов, которые однажды пришли, увидели, полюбили и продолжают ходить до сих пор и покупать.

А.И..: Отличается ли работа с конечным потребителем от работы с профессиональным дизайнером? Предположу, что вам проще работать с дизайнерами, это так?
Е.Д.: Конечно отличается, потому что дизайнер точно знает, что ему нужно и может объяснить.
К.Г. : Уровень архитекторов, как и уровень клиентов могут быть разные. Есть архитекторы, которые приходят с абсолютно  четким образом, с глубоким пониманием того, что нужно для проекта. А есть и такие, которые приходят и говорят, мол, у меня есть задумка такая-то и мою задумку нужно поддержать чем-то, не знаю чем. То есть все очень индивидуально.

А.И.: То есть вы готовы видеть любого архитектора, дизайнера разного уровня подготовки, каждому можете помочь и найдете то, что ему нужно.
К.Г.: Ну, здесь даже не подготовка так важна, а уровень работы, потому что  кто-то черпает свои идеи в чем-то конкретном, а кто-то во снах, в прогулках и т.д.

А.И.: Можно еще несколько слов о реставрации мебели? Допустим поцарапали — что делать?
К.Г.: Как и в любой, наверное, уважающей себя компании есть специально подготовленные люди,  с дипломами реставраторов,  которые занимаются такой мебелью. Мы оказываем услуги клиентам по восстановлению мебели и по истечению гарантийных сроков, то есть полный комплекс услуг, сборка, перевозка.

А.И.: Другими словами, ни дизайнер, ни конечный потребитель не чувствуют себя брошенными после покупки мебели? Какое-то взаимодействие продолжается?.
Е.Д.: Конечно, переезжая с одной квартиры на другую, люди везут свою мебель за собой. Часто звонят нам с просьбой прислать сборщиков, чтобы те приехали, разобрали, упаковали, перевезли и собрали на новом месте. Это логично.

А.Л.: Видимо, это уже дополнительная услуга?
Е.Д.: Да, естественно, но мы никогда не отказываем.



А.Л.: У вас, должно быть, колоссальное количество клиентов, которые держатся за вас, в том числе дизайнеров?
К.Г.: Клиентов много и мы всегда за долгосрочное сотрудничество и, естественно, со многими клиентами и архитекторами работаем не один десяток лет.

А.И.: В принципе, на рынке Санкт-Петербурга существует несколько компаний, которые предлагают итальянскую мебель. А можно ли назвать то, что выгодно отличает Hall Oscar от других?
К.Г.: Первое преимущество — это наш опыт. В этом нем уверены и наши клиенты, и дизайнеры с архитекторами. Второе — тщательность, с которой мы подходим к этому рынку, к этому бизнесу. Это касается и поставщиков итальянских брендов и профессиональной подготовки наших дизайнеров-консультантов, работающих в салоне, и уровню сервиса, который мы предоставляем: здесь и сборщики, и грузчики, и все, все, все.

А.Л.: Если провести аналогию с операторами мобильной связи, которые вырастают до определенных размеров и могут заказать производителю телефонов выпустить партию и продавать их под собственным именем. Нет ли у вас таких наполеоновских планов? Например, заказать какой-нибудь итальянской фабрике гарнитур Hall Oscar.
К.Г.: Таких мыслей, на самом деле, не было, но что касается сотрудничества с итальянскими фабриками — оно происходит постоянно. Они очень часто обращаются к нам за консультациями для определения того, что на российском рынке будет интересно. Многие наши пожелания учитываются фабриками, с которыми мы очень давно работаем, например Bamax. В этом году они собирали информацию и просили прислать некий собирательный образ идеальной кухни, в представлении продавцов, которые общаются непосредственно с покупателями и по долгу службы выслушивают пожелания, мнения и пр. На основе этих пожеланий они уже создали кухню, которую будут представлять в этом году в Милане.
Е.Д.: В Италии далеко не все фабрики приглашают к сотрудничеству известных архитекторов.  Спроектировать что-либо в классическом стиле, где все уже придумано, все сложилось, как вы понимаете, гораздо сложнее, чем в современной мебели. Поэтому над новыми моделями работают люди с этой же фабрики. Зачастую, это владельцы фабрики, которые когда-то много лет назад организовали маленькую мастерскую, которая разрослась до приличных размеров.



А.Л.: Есть ли планы поработать с какой-то нашей фабрикой, чтобы инициировать процессы, которые наконец-то позволят и здесь делать конкурентную мебель? Все мы знаем, что с идеями у нас все неплохо, а вот с производством…
К.Г.: Мысли, может быть, и есть, но их воплощение все-таки должно произойти в свое время. Я считаю, что сейчас все-таки еще ситуация не созрела. Пока еще нет такого правильного разделения в стране и бизнеса, и создания хороших условий для производства, поэтому не думаю, что это вопрос ближайшего времени. Думаю, что ситуация в стране созреет  через 3-4 года, не раньше.

А.Л.: Ну, я бы сказал, что это вполне оптимистичный прогноз.
К.Г.: Все должно быть адекватно структурировано. А у нас наблюдается, что продавцы занимаются непрофессиональным производством, производство занимается непрофессиональной торговлей, и т.д. Каждый должен заниматься своим делом!

А.И.: Вопрос по поводу «Высокого стиля интерьера»: я понимаю, что на эту тему будет еще отдельное интервью, но все-таки, в 2008 году было разрешено участвовать студентам профильных вузов. Как прошел этот опыт и будете ли в дальнейшем привлекать студентов к участию?
Е.Д.: В 2006 году у нас студенты не участвовали. Было условие, что человек должен быть уже с законченным образованием, или преддипломники. А главное отличие последнего конкурса было в том, что студенты независимо от того закончили они обучение или нет, могли принять участие не только в нереализованных проектах, но и в реализованных, если таковые у них имеются. Будет ли это продолжаться?  Думаю, что будет. Пока мы еще не обсуждали внесение изменений в условия конкурса, который будет проходить в этом году, но я думаю, что каких-то глобальных изменений не произойдет.


А.Л.: Спасибо за интервью, ну и напоследок — небольшой тест:  насколько хорошо вы знаете логотип своей компании? Я обратил внимание, что если в надписи HALL OSCAR добавить одну палочку – получится «HALLI OSCAR» (НАШ ОСКАР). У вас хороший логотип! Правильный :--))

Страница компании HALL OSCAR в справочнике ПОЛИГОН: посмотреть --->>>





Вы здесь: АВТОРЫ практика что делать? HALL OSCAR. ВЫСОКИЙ СТИЛЬ ИНТЕРЬЕРА

Яндекс.Метрика