авторы компании
Хитов:
8868
Графический дизайн
Хитов:
10916
Дизайн интерьеров
Хитов:
7800
Графический дизайн

Английский язык курсы tom house цены на курсы разговорного английского lablang.ru.
 


ЕЛЕНА БАДМАЕВА. ЭТО МОЯ ЖИЗНЬ

Жанна - ПАЖ
21.09.2010

 «Минимализм достигнут простотой линий, лаконичностью декора, строгостью форм, использованием классически элегантных цветов: черного, белого, красного. /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin-top:0cm; mso-para-margin-right:0cm; mso-para-margin-bottom:10.0pt; mso-para-margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-theme-font:minor-fareast; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin;} Амплитуда черного — от дымчатого перламутра утреннего тумана до аспидно-черной пустоты Космоса, в которой возникали и пропадали дефилирующие по подиуму модели, оставляя за собой сполохи фото-вспышек». Этот маленьктй этюд  — о последней коллекциии Елены Бадмаевой, показанной на 21 неделе моды «Дефиле на Неве».И вот, в преддверии нового дефиле,  мы встретились, чтобы поговорить подробно о буднях дизайнера и преподавателя. В гостях у портала design-union.ru  Елена Бадмаева.

 
Жанна ПАЖ: Лена, готовясь к встрече с Вами, я еще раз ознакомилась с коллекциями, которые конечно же видела раньше, и сделала вывод, что Вы являете собой редкий пример того, как дизайнер позволяет себе менять настроение и, соответственно, не следовать правилу, которого многие петербургские дизайнеры придерживаются… Из года в год,  из соображения сохранения целостности, многие продолжают делать как бы одну и ту же коллекцию.
Елена Бадмаева: Тенденция, когда дизайнер из года в год делает одну и туже коллекцию, с одной стороны называют мастерством, с другой стороны почерком. Я перфекционист во многих вещах. Мне кажется, свое дело нужно делать честно. А одну и ту же песню тянуть — это просто экономия сил и средств.
 
П.Ж.: Согласна. Конечно, это проще на основе уже отработанных основ лекал…
Б.Е.: Зная «кухню» изнутри… Дело не только в лекалах, а в трате сил душевных. Дизайнер в этом случае выступает,как актер одной роли. Актеры мучаются, когда вынуждены работать в рамках единственного амплуа. У модельеров, особенно в Петербурге, это такая расхожая история…Если же посмотреть на мировые имена… Откуда рождаются новые стили, новая комбинаторность, новые силуэты, новые тенденции? Большие дизайнеры ставят перед собой задачу не просто показать сезонную коллекцию, в которой изменилась, к примеру,  длина, но история рассказыватся одна и та же. Я перед собой ставлю более серьезные задачи, которые решать довольно трудно, но именно это мне и нравится. Мне кажется, должно быть развитие.
 
alt
Коллекция Spring-Summer 2010  «Рисую черным»
 
П.Ж.: Да. Должен быть рост. Образ героини коллекции, показанной на 21 Неделе Моды «Дефиле на Неве», контрастирует с предыдущими коллекциями, но если копнуть поглубже и вспомнить коллекции «Завтра на траве» и «Морской бой», то мы найдем подтверждение того, что героиню мы эту уже встречали.
Б.Е.: Конечно :)
 
Ж.П.: Просто на ней были иные одежды.
Б.Е.: Да. да. Ну, вот видите, Вы потрясающе все разглядели! Это втройне приятно, потому что продукт, которым мы занимаемся скоропортящийся. Заслуги наши, как Вы знаете, никто обычно и никогда не помнит. И, наблюдая за тенденциями, которые становятся для людей любимыми в городе, начинаешь думать, что ты все это уже когда -то показывала, но никто этого не помнит. Как раз воспоминая «Завтра на траве»...там были каскадные платья воланами, которые все два года носят не снимая…  К сожалению, все эти заслуги  не помнятся. Возможно, это издержки профессии и никаких претензий у меня на этот счет нет. Да, героиню мы эту встречали... У меня было создано  несколько коллекций с глубокими культурологическими исследованиями. И я вдруг обнаружила, что ко мне приклеили ярлык, смущающий меня своей категоричностью.  Начали говорить, что я модельер исторического жанра и  работаю только по источникам искусства, что мои коллекции связаны только с историей Петербурга. Я и сама стала себе  напоминать некую престарелую даму, возраста, почти самого Петербургом. В результате пришла к  решению — буду чередовать коллекции.  
 
П.Ж.: Я заметила: через сезон.
Е.Б.: Да. Коллекцию с интересным культурным слоем, которую я легко, с юмором, превращаю в одежду, чередую обязательно с какой-нибудь брутальной. Подобной коллекции «Рисую черным». Я до сих пор еще прибываю под впечатлением от этой особы с гитарой.Иногда наталкиваешься на фотографии и думаешь…
 
П.Ж.: Что это со мной было…?
Б.Е.: Да. Я смотрю и думаю: «Классная девка такая получилась!» Сейчас у меня будет что-то еще более сумасшедшее. Я себя так развлекаю. Это моя жизнь. Если делать все время одно и тоже, например, без конца обшивать клиентов и совершенно не заниматься искусством, то это все ведет к застою. К застою и депрессии. Кто-то меняет одежду, сапоги, цвет в своемгардеробе. Я к собственному гардеробу проявляю меньше интереса, но стараюсь перемены иметь в своей профессии.
 
Коллекция Spring-Summer 2010  «Рисую черным»
 
П.Ж.: Это правильная тактика. Иначе ты приходишь к стагнации своего творчества.
Что является определяющим, в объеме новой коллекции? Сколько моделей будет представлено на суд публики? 30, 40, 50 ? Или принципа нет ? Сколько родится?
Б.Е.:  Количество с некоторых пор зависит от взрослости и статуса. Мы, конечно, живем в сложных условиях. Но мне кажется, что лучше пропустить сезон, нежели делать маленькую коллекцию. На мой взгляд, это могут  позволить себе начинающие дизайнеры. А мне как-то и за Отчизну обидно. Хочется, чтобы мы были на высоком профессиональном уровне. Поэтому я пред собой твердо ставлю задачу - должно быть 60 моделей! И должна сказать, что их не сложно «выпекать». Всегда трудновато с первой моделью, которую шью. Она никогда не входит в показ. Потому, что нужен момент раскачки какой-то. И она всегда так туго идет. А уж 58, 59 это всегда самые прекрасные модели.
 
П.Ж.:  Недаром же я сравнила с рождением детей :)
Б.Е.: И когда уже происходит первый показ, я думаю: «Я бы сделала еще штук 10, а к этим 10 еще 10». И можно уже следующую коллекцию начинать. Но после показа наступает опустошение, и пропадает желание что-то делать. Приходится искать в себе силы для новой работы.
 
П.Ж.: Да, творческие всплески, подъемы... Очень знакомо...
Б.Е.: Раньше, когда дизайн у нас не был на профессиональном уровне индустриальном, считалось, что модельер, это человек, который работает над одним каким-то костюмом, потом работает над другим. Принципы коллекционности, промышленности, раньше не были раскрыты в российской моде. Нам тогда, новому поколению, задавали вопрос: «Чего больше в дизайне одежды:  искусства или менеджмента? Какой процент искусства?» Я отвечала: « 10 -15 %, а 85-90% —  менеджмент».  Всегда считала, что я не такой творческий человек, как другие. Много хороших примеров. А сейчас, когда ты понимаешь, что прошел путь становления, в тебе начинает преобладать творческое начало. Отсюда и эмоциональные перепады. Они связаны не с тем, что ты не уравновешен, а с тем, что есть время, когда ты собран и ответственен и есть моменты, когда это творческое в тебе настолько сильно, что даже можно, глядя со стороны, перепутать с пустой эмоциональностью.
 
alt
Коллекция Spring-Summer 2010  «Рисую черным»
 
П.Ж.: Что является для Вас отправной точкой работы над коллекцией? Ведь у каждого дизайнера это происходит по-своему.
Б.Е.: У меня есть некие обязательства. Например, ноябрьский показ, который будет... О нем было еще заявлено в прошлом ноябре. Была создана тема, как прецедент. 2010 год —  год Франции в России. Мода, к сожалению, у нас не является приоритетной отраслью для государства, как во всем мире. Во Франции, к примеру,  Миттеран способствовал развитию fashion-индустрии,  развитие которой сделал государственной задачей. Модельеры стали орденоносцами и кавалерами. Франция входит, чуть ли не в первую тройку в мире по объему одежного экспорта. Понятно, что мы в каменном веке пребываем. Мне интересно решать подобного рода задачи. Мы создаем прецедент и таким образом  скажем свое«алаверды» Франции. Так что, есть такого рода обязательства, к ним готовлюсь заранее.  А бывает, это происходит спонтанно. Как было с последней коллекцией. Потому что я весенний сезон планировала пропустить. И с экономической точки зрения и со всех других. Но видимо, художник так уж создан. Хандрила месяца полтора. И поняла, что кроме стресса в виде очередной коллекции, которая была не запланирована ну ни с какой точки зрения, меня ничто не проймет. Может, именно поэтому и образ получился столь четко читаемый, лаконичный и строгий. А на начальном этапе - это просто труд, общение с источниками, с аналогами, с трудами других дизайнеров. Постепенно втягиваешься, входишь в некое состояние, проявляются конкретные образы....
 
П.Ж.: Медитативное
Б.Е.: Да, абсолютно точно. В некий транс. Да. И в этот период я не смотрю, практически, телевизор, боюсь смотреть какие-либо фильмы, кроме «полных глупостей», по той причине, что, любое острое впечатление может повлиять, может увести в ту сторону
П.Ж.: В которую может и не надо ходить.
Е.Б.: Именно. Постепенно вхожу в тему, а потом решается все очень быстро. 
 
П.Ж.: Легко ли приходит решение, на какой теме остановиться. Бывают ли ситуации, когда есть несколько идей и нужно делать выбор?
Е.Б.: В нашем деле идеями называются разные вариации уже на существующую тему. Я сначала определяюсь с темой. У меня не бывает выбора между тем, вон тем и этим. Происходящее вокруг само формирует тему. Далее стоит задача, найти к ней подход, который не был бы тривиальным. Но это уже рабочие моменты.
 
П.Ж.: Сколько времени уходит на коллекцию? Вы же еще ведете преподавательскую деятельность.
Б.Е.: Два с половиной месяца. Где-то так. Это происходит параллельно.
 
П.Ж.: Это время включает все: эскизы, материалы...?  
Б.Е.: Да.
 
Ж.П.: Очень динамично:)  И вытекающий вопрос.… Одно другому не мешает? И нашли ли Вы баланс?
Б.Е.: Я не знаю баланс ли это , но что-то похожее на него  есть. Я порой  забываю, что заведую кафедрой. Изначально было все организовано так, что есть команда, которая работает. Естественно, есть баланс внутри. Мне его приходится находить, как кафедралу, чтобы все функционировало, чтобы не было ссор и соревнований. Мы находимся на экспериментальном, свежем пути, не похожем ни на чей. Те, кто вовлечен в этот процесс, испытывают удовлетворение и интерес, что их и заставляет работать. Руководство поощряет все мои проекты, поэтому одно другому точно не мешает. А вот помогает ли...
 
П.Ж.: Вот-вот! Есть ли какие либо положительные моменты?
Б.Е.: Трудно сказать, потому что когда я прихожу из института, я не способна что - либо делать. Потому что в первую очередь преподавание забирает эмоциональную энергию, так как мне приходится делиться со студентами тем, чем может не многие могут поделиться. Поэтому я сочетаю. Если, например, у меня сегодня обход в институте, я ничего не назначаю важного в  моей дизайнерской  работе. Я привыкла к плотному графику. И когда у меня появляется свободное время, я настораживаюсь: что-то тут не так…
 
П.Ж.: Есть ли какой-то Ваш Елены Бадмаевой принцип в работе со студентами, чтобы максимально раскрыть их творческий потенциал?
Б.Е.: Я не знаю, помогает ли им это, но когда они приходят к нам на первый курс, я говорю, что учится у нас очень сложно. Далее обращаю их внимание на то, что если педагог находит время, ведя активную художественную деятельность, чтобы придти ... ( а у нас все преподаватели либо действующие художники, либо модельеры), то со стороны студента аргумент, что он не смог, не знал, опоздал, на нас не производит ни какого впечатления. Я никогда не думала, что я к этому приду. Но в первую очередь вопрос дисциплины: нельзя давать возможность расслабиться, потому что их очень сложно потом «зажечь» заново. Поэтому наша задача держать всех в тонусе. Да, я говорю им, что ту базу, которую мы даем, они обязаны получить, и в то же время, только студенческие годы даны для экспериментов. У нас новая школа, и живопись весьма нетрадиционна, рисунок  очень высокого уровня. Все это может не такое уж  академичное, потому что наша задача «их расписать», «разрисовать». И  они должны шить. Но при этом,  у меня нет  высоких амбиций на данную  тему. Если мой студент будет хорошим художником в ателье, например, и  будет уметь делать хорошо свою работу — буду считать, что это его и наша, в том числе, заслуга. С нашим образованием применение может быть в самых разных областях. Мы с ребятами делимся информацией о том, как выжить и жить достойно, и в искусстве, и в профессии. Этому ведь не всегда учат.
 
П.Ж.: Вы правы, а какие это принципы?
Б.Е,: Уметь. Иметь максимальный спектр знаний и бороться с собственной с ленью. Важна творческая гибкость во всех направлениях. Меня мама этим «мучила». Умение взять объем работы, не ждать его, а взять. Это так отличает тебя от всех других, если ты это умеешь. Не сидеть и ждать, пока  скажут, что нужно делать. Мои студенты не такие, если нет задания, они найдут, что делать. Они будут, к примеру, переставлять манекены с места на место и наводить уют в аудитории. Этому очень сложно научить, так как это идет абсолютно в разрез с тем, чего хотят родители. Поэтому у меня кафедральная задача общего характера. Я куратор, наставник. Я требую индивидуального подхода каждому. Сейчас часты случаи, когда педагог видя, что студент одарен и сразу произносит: «О, это гений!». Если подобное мнение высказанно  на первом курсе, к нему  сразу начинают по иному относиться и на четвертом курсе уже все, человека можно «выбросить». Как уже показал опыт ( . Это у нас запрещенная терминология. В такой ситуации педагоги сами вербализируют свое отношение к данному студенту, в итоге сами же не додают ему те сто преподавательских процентов, потому что воспринимают его «как манну небесную». Поэтому все студенты у нас более менее   в равных условиях находятся , а уж если ты одарен…
 
П.Ж.: То и спрос больше.
Б.Е.: Да. Но это все возможно, благодаря тому, что  для кафедральной деятельности я молода и энергична. Уверена, что подобные мысли посещают и других преподавателей в институтах. Но это очень трудно реализовывать, так как нужно «себя отдать для этого». Поэтому, когда я прихожу в институт, требую полной собранности, чтобы в те два часа, которые я с ними проведу, они были готовы к общению со мной.
  
П.Ж.: Я знаю, что после выхода на наши экраны проекта «Подиум», Вы с Владимиром Бухинником внесли корректировки в учебный и творческий процесс. Что это за изменения?
Б.Е.: Это серьезные изменения. Это изменения во взгляде вообще на преподавание fashion-дизайна в России. Подобного  примера нет нигде. Мы не скопировали сам проект «Подиум» с его заданиями, это выглядело бы абсурдно. Нас заинтересовал сам прием. Перед нами всегда стояла задача: «Что придумать, чтобы их мозги держать в тонусе?». Они совершенно не могут себе представить, что когда приходит заказчик, нужно сориентироваться в пол часа. Тебя не будут ждать вечно. Система преподавания в России приучает к тому, что дизайнер долго вынашивают свои идеи. Проблема в неумении концентрироваться, в неумении брать то, что лежит рядом. Поэтому «Подиум» натолкнул на интерактивное обучение. В Европе все это давно существует. Имею в виду не этот проект, а то, что они умеют быстро все реализовывать. У них на задание дается очень мало времени. Не понимаю, как нам к этому прийти, но понимаю, что это необходимо, не потеряв качества при этом. Не потеряв художественное качество. У нас же в России есть серьезная составляющая — это умение рисовать. Стоит вопрос, как это все объединить… Имея в виду этот пример, мы провели первый год. У нас сейчас вводится новая система бакалавриата и магистратуры. Мы четко сформулировали, что бакалавриат у нас дает базовое дизайнерское образование, ориентированное на промышленный дизайн. Если говорить про магистратуру, у нас будет «Курс интенсивного дизайна». Я конечно уверена, что найдутся те, кто у нас это «передерет» : ) Там будет преподаваться авторский дизайн в ритме проекта «Подиум». Поставили, например, задачу из вещей с помойки создать объект. И вот мы будем уметь:)  Будем делать авторские коллекции. Мы стараемся экспериментировать, так как дело нужное, команда хорошая. Надеюсь, что к нам со временем присоединятся еще другие известные люди. Будем в этом направлении трудиться.
 
П.Ж.: И, возвращаясь к Вашей дизайнерской жизни… О чем будет следующая коллекция. Какая история в ее сюжет будет положена и, когда ожидается премьера ?
Б.Е.: Пока это загадка для меня самой. Скажу честно. Я может, на следующей неделе определюсь. Точно знаю, что проект называется «Уроки французского». Как мы раскроем это название для всех будет сюрпризом. Показан он будет 24 или 25 ноября на сцене «Молодежного театра». Проект городской. Комитет по культуре поддерживает. И единственный из всех проектов, которые были в рамках года Франции реализованы в Москве и Петербурге и  связаны с модой. Проект очень ответственный. Все про него знаю, за исключением того, что будет на сцене. Я пока еще не определилась. Четко знаю, как раскрыть концепцию, а вот какие дивы появятся на подиуме, только приблизительно себе представляю. Работа именно сейчас начинается. Франция сложная очень тема, так как  не люблю исхоженные дороги… под названием  «Наполеон - Жозефина» и «Людовик XIV». Я  это не приемлю и студентам запрещаю так же примитивно мыслить. Передо мной стоит сложная задача. Буду выкручиваться. В прямом смысле…В решении концепции, скорее всего мне будет помогать Лена Русанова.
П.Ж.: Удачной Вам премьеры на сцене Молодежного театра!
 

 





Вы здесь: АВТОРЫ практика что делать? ЕЛЕНА БАДМАЕВА. ЭТО МОЯ ЖИЗНЬ

Яндекс.Метрика