авторы компании

 


ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ: ВРАГА НАДО ЗНАТЬ В ЛИЦО

Веб-резиденция профессионального дизайна
20.01.2011
Андрей Столяров | Данная статья — первая в цикле статей об интеллектуальной собственности и её месте в современной действительности. Статья представляет собой краткое введение в обсуждаемый предмет. 
 
 
Введение не претендует на полноту и не является юридическим справочником; оно пишется ликвидации наиболее часто встречающихся заблуждений и будет равно полезной как для противников, так и для сторонников интеллектуальной собственности: в любом случае, полного демонтажа института интеллектуальной собственности в ближайшие несколько лет можно не ждать, так что полезно знать, с чем придётся иметь дело.

Заглавие этой статьи кому-то может показаться странным. Я вполне отдаю себе отчёт в том, что многие люди продолжают считать интеллектуальную собственность явлением однозначно полезным, или скорее полезным, чем вредным. Необходимо отметить, однако, что среди таких сторонников удивительно высок процент людей, не знающих разницы, например, между патентами и копирайтами; более того, мне неоднократно попадались лица, всерьез полагающие, что знак копирайта ставится для обозначения авторства, т. е. запись вида «© Вася Пупкин» означает, ни больше ни меньше, «это написал/придумал Вася Пупкин» (на всякий случай поясню, что ничего общего с юридической действительностью такое толкование не имеет). Хотя знак копирайта — еще не самая трудная для понимания материя; на опубликованных произведениях часто можно встретить значок с буквой p вместо c, и мне еще не попадались люди, имеющие хотя бы отдаленное представление о его смысле (за исключением, конечно, профессиональных юристов). Наконец, множество людей делают одну и ту же ошибку, столь же грубую, сколь частую: смешивают понятие плагиат с понятиями из области интеллектуальной собственности.
 
Считаем до трёх

Прежде всего важно знать, что интеллектуальная собственность делится на три основные категории: авторское право, патентное право и торговые марки (в России используется термин «товарный знак»). В некоторых странах существуют виды интеллектуальной собственности, не относящиеся ни к одной из этих категорий, например, права на выведенную сельскохозяйственную культуру (plant breeders’ rights), но такие тонкости мы рассматривать не будем.

Товарные знаки в этом списке стоят несколько особняком, поскольку, вообще говоря, не имеют отношения к охране результатов интеллектуальной деятельности. Торговые марки и товарные знаки трудно спутать с другими видами интеллектуальной собственности, так что подробно обсуждать их в нашем ликбезе мы не будем. Отметим лишь, что торговые марки бывают двух видов: обычные (обозначаются знаком «™») и зарегистрированные (обозначаются знаком «®»). По эффективности между ними разницы практически нет.

С патентами и авторскими правами ситуация гораздо хуже: их путают даже люди, чья профессиональная деятельность связана с объектами охраны этих прав. Мне довелось видеть программистов, официально зарегистрировавших права на программу для ЭВМ, то есть прошедших достаточно длинную бюрократическую процедуру, и уверенных при этом, что выданное им свидетельство о регистрации — это патент на программу (при том что патентование программ для ЭВМ в России попросту запрещено действующим патентным законом в явном виде).

Не всё то собственность, что интеллектуальное

Начнем с замечания, что отнюдь не всё связанное с результатами интеллектуального труда вообще может быть отнесено к интеллектуальной собственности. Так, теорема Пифагора названа по имени впервые сформулировавшего и доказавшего её древнегреческого мыслителя. Отношения, в которых Пифагор состоит с этой теоремой, называются научным приоритетом; никакого отношения к интеллектуальной собственности это не имеет. Вообще, о собственности обычно говорят, если предполагается возможность эту собственность подарить, продать, сдать в аренду или как-то иначе ею распорядиться. Распорядиться научным приоритетом нельзя никак: даже если учёный, сформулировавший очередную теорему или сделавший фундаментальное открытие, сам захочет (в силу каких бы то ни было причин) передать свой приоритет кому-то другому, сделать это будет невозможно. По сути научный приоритет представляет собой не право собственности и даже вообще не право, а просто констатацию некоего факта: к данному конкретному открытию первым пришел данный конкретный учёный.

Аналогичным образом обстоят дела с авторством: физическое лицо, создавшее то или иное произведение, считается автором данного произведения вне всякой зависимости от каких-либо юридических крючков. Например, автор может продать права на издание своей книги, но автором он от этого быть не перестанет. Авторство неотчуждаемо, то есть ни по какому договору, никаким образом оно не может быть ни продано, ни подарено, ни еще каким-либо образом передано другому лицу. В российском законодательстве фигурирует термин право авторства, но этот термин не совсем удачен, поскольку по сути авторство представляет собой даже не право, а попросту констатируемый факт.

Тем не менее, имеются и определенные права, которые даёт автору факт его авторства. В российском законодательстве эти права называются личными неимущественными правами автора. Некую путаницу вносит то обстоятельство, что в англоязычных источниках аналогичный набор прав называется moral rights. Личные неимущественные права включают право авторства, то есть право считаться автором произведения; право на имя, то есть право определять, будет ли произведение опубликовано под настоящим именем автора, под псевдонимом или же анонимно; право на защиту чести и достоинства автора и т.п. Отметим, что все эти права являются неотчуждаемыми, то есть, подобно авторству, не могут быть ни проданы, ни подарены, ни каким либо еще образом переданы другому лицу. В частности, издатель не может включать в договор с автором требование о том, что книга будет издана под подлинным именем автора, или, наборот, под псевдонимом; даже если такой пункт в договоре будет, автор всегда может передумать, причем ни к каким негативным последствиям для него это привести не может. Договор, предусматривающий подобные последствия, будет в судебном порядке признан ничтожным.

Несмотря на то, что личные неимущественные права автора всюду упоминаются в том же контексте, что и привычные копирайты, относить их к категории интеллектуальной собственности несколько странно: в российском законодательстве в самом названии этих прав подчеркивается их неимущественная сущность.

Заметим, что в некоторых областях знаний ни о какой собственности вообще речи не идёт: так, математические результаты как таковые никакими видами интеллектуальной собственности не охраняются. Хотя конкретная статья, в которой изложены новые математические результаты, вполне может быть защищена авторским правом как литературное произведение, но такая защита будет касаться самого текста статьи, а не изложенных в нём результатов.

Мы готовы теперь к тому, чтобы развеять одно из самых серьёзных и часто встречающихся заблуждений в области интеллектуальной собственности. Итак, плагиат есть публикация под своим именем произведения, созданного другим лицом, и только так. В частности, неправомерное тиражирование произведения, часто называемое пиратством, никакого (!) отношения к плагиату не имеет. Более того, плагиатом не будет и заимствование фрагмента текста из другого произведения, если при этом указать границы заимствованного текста и его действительное авторство. Отметим, что такое заимствование вполне может нарушить чьи-то имущественные права (право на тиражирование произведения), а равно и неимущественные (например, право на защиту репутации автора), но всё это не делает заимствование плагиатом. Плагиат — это присвоение себе авторства, и только оно; если угодно, плагиат можно рассматривать как злонамеренную дезинформацию читателей о действительном авторстве произведения. Если действительное авторство так или иначе указано, о плагиате речи идти не может.

Дай списать

В противоположность неимущественным авторским правам, права имущественные могут быть проданы, подарены, переданы по наследству, конфискованы за долги и т. п., а в некоторых случаях обладателем этих прав с самого начала является не автор произведения, а кто-то другой (чаще всего — фирма, на которую работает автор).

К имущественным правам относятся, в частности, право на воспроизведение и право на распространение. Собственно говоря, имущественные авторские права и есть то, что в англосаксонской юридической традиции называется copyright и обозначается знаком ©.

Надо отметить, что с этим значком вообще имеется изрядная путаница. В странах, где авторско-правовое законодательство основано на понятии copyright (в том числе в США и Великобритании), знак © обозначает именно копирайт, да и читается как «copyright». В России используется понятийная база, характерная для французской юридической традиции: эксплуатируется общее понятие авторского права, которое делится на имущественные и неимущественные составляющие (отметим, что такой стиль терминологии используется и в Бернской конвенции). Значок © в Законе РФ об авторском праве и смежных правах назван «знаком охраны авторского права»; там же, в статье 9, говорится, что использовать его вправе обладатель исключительных авторских прав, а из текста других статей оказывается ясно, что под исключительными правами понимаются как раз права имущественные, то есть тот же копирайт. Тем не менее, чтобы понять, что знак копирайта с точки зрения российского закона означает охрану именно имущественных авторских прав, а не авторских прав вообще, нужна определенная юридическая квалификация или хотя бы доля занудства. Впрочем, знак охраны использовать всё равно не обязательно.

Бернская конвенция устанавливает, что авторские права (в том числе и имущественные) возникают в силу создания произведения, то есть никакие процедуры регистрации, подачи заявки и т.п. не могут быть обязательными для охраны авторских прав. Интересно, кстати, что и этот достаточно важный момент далеко не все осознают. С другой стороны, авторские права часто всё-таки регистрируются в официальных государственных органах, чтобы облегчить в случае чего идентификацию произведения и урегулирование возможных споров. Тем не менее, даже выданное официальное свидетельство о регистрации авторских прав может быть в судебном порядке оспорено и признано недействительным, если будет установлено, например, что авторами произведения являются иные лица, нежели было указано в заявке на регистрацию.

Важно понимать, что имущественные авторские права предназначены для охраны результатов творческой деятельности, и только их. Авторские права не распространяются, например, на результаты научных исследований (это другая область права): хотя тексты, излагающие такие результаты, могут быть защищены авторским правом, при этом никто не может запретить кому-либо написать свой текст, излагающий те же результаты.

Компьютерные программы с точки зрения авторского права приравниваются к литературным произведениям (sic!). Надо отметить, что такое приравнивание не слишком удачно, ведь текст литературного произведения обычно не изменяется с момента первой публикации, тогда как тексты программ меняются постоянно, в них исправляются ошибки, вносятся новые возможности и т. п.; так или иначе, в настоящее время ситуация именно такова.

Важно понимать, что авторским правом, таким образом, защищается текст программы для ЭВМ, то есть её конкретное воплощение. Авторские права на ту или иную программу никоим образом не ограничивают возможности третьих лиц по самостоятельному написанию программ, решающих те же задачи и выполняющих те же действия. Авторское право не распространяется на алгоритмы, протоколы и тому подобные технические решения, точно так же, как в литературе авторское право не распространяется на сюжетные линии, схемы построения произведения и т. п., а только на конкретный текст.

Вообще, имеется очень простое (хотя и не совсем корректное с юридической точки зрения) правило: авторскими правами защищаются произведения, которые не могут быть «случайно» повторены при вложении аналогичного количества труда. Так, писатель, ни разу не видевший текста того или иного литературного произведения, никогда не напишет точно такой же текст. Можно написать произведение, в котором совершенно случайно будет похожий или вовсе ровно такой же сюжет, но тексты перепутать будет невозможно. Новый текст может оказаться лучше или хуже, но таким же он не будет заведомо.

Отметим, что имущественные авторские права имеют ограниченный срок действия: в течение жизни автора и 70 лет после его смерти (от юрисдикции к юрисдикции это число может отличаться; в России до 2004 года оно составляло 50 лет).

Что касается значка с буквой P вместо C, то он применяется для обозначения смежных прав. Подробное объяснение этого феномена заняло бы слишком много места; отмечу лишь, что наиболее часто встречающийся пример смежных прав — это права на фонограмму, то есть записанное на материальный носитель исполнение музыкального или музыкально-литературного произведения (песни). Сама по себе песня как объект охраны авторского права — это нотный текст и текст стихов; права на фонограмму по своей природе несколько отличаются и к ним применяются слегка иные правила.

Остаётся лишь гадать, почему действующее законодательство не делает такой же разницы между исходным текстом программы для ЭВМ (который, безусловно, есть результат творческой деятельности) и исполняемым файлом, который обычно и передаётся пользователю в качестве «программы», но является при этом не более чем результатом работы компилятора (компьютерной программы), а не непосредственным результатом творческой деятельности человека.

Чур я первый

В противоположность авторско-правовому законодательству, патентное право защищает результаты интеллектуальной деятельности, которые при аналогичном вложении сил могут быть повторены. Прежде всего это изобретения, но не только; в частности, в России патентом могут быть защищены три категории сущностей: изобретения, полезные модели и промышленные образцы. В некоторых других юрисдикциях промышленные образцы выделены в отдельную область права под названием промышленный дизайн (industrial design rights).

Границы применимости патентного права — вопрос очень сложный и неоднозначный. Так, результаты исследований в области математики (в том числе и прикладные) запатентованы быть не могут; в то же время результаты прикладных исследований в области той же химии патентуются просто на ура. Говоря точнее, патентоспособным является новое, неочевидное и полезное техническое или технологическое решение. Патентование научных открытий, математических результатов, а также, что интересно, программ для ЭВМ Патентный закон РФ запрещает в явном виде.

В противоположность авторским правам, права патентные возникают только после прохождения соответствующей бюрократической процедуры и продолжают охраняться только при условии своевременной уплаты патентной пошлины. Срок действия патента заметно короче, чем авторского права: всего 20 лет для изобретения, 10 — для промышленного образца и 5 — для полезной модели.

Интересно, что в большинстве стран (по косвенным сведениям — и в России, хотя из текста Патентного закона РФ это напрямую не следует) само по себе использование запатентованного изобретения — ещё не преступление. Можно годами производить продукцию с использованием изобретения, на которое имеется действующий патент, принадлежащий третьему лицу, и ничего за это не платить, и так до тех пор, пока обладатель патента сам не обратится к производителю с предложением либо заключить лицензионный договор, либо прекратить производство. Использование запатентованной технологии или изобретения для личных некоммерческих нужд согласно действующиему закону вообще не считается нарушением патента.

Еще один интересный факт состоит в том, что (во всяком случае, в России) держателя патента, который уклоняется от заключения лицензионных договоров с производителями при наличии спроса на соответствующую продукцию на рынке, можно принудить заключить лицензионный договор, причем на условиях соразмерной (а не устанавливаемой в одностороннем порядке) денежной компенсации.

Уже выданный патент может быть признан недействительным, если будет доказано, что аналогичное изобретение или другая патентуемая сущность уже существовала на момент подачи заявки и информация об этом была публично доступна.

Коль скоро результаты интеллектуальной деятельности, охраняемые патентом, могут быть получены независимо другими лицами (в чем и состоит их принципиальное отличие от объектов авторско-правовой охраны), всегда имеется вероятность поступления в соответствующий государственный орган более-менее аналогичных независимых заявок. В этом случае «побеждает» та из них, которая была подана раньше. Хрестоматийным считается пример с патентом на телефон: заявка Белла была удовлетворена, а заявка Элиза Грея на аналогичное (хотя и построенное на других принципах) устройство, поступившая всего на два часа позже заявки Белла, была отклонена.

Вообще, патентом (и вытекающими из него возможностями) общество вознаграждает изобретателя не за то, что изобретатель сделал изобретение, а (буквально) за то, что он успел его сделать раньше других. Эта простая мысль вполне способна объяснить, почему права держателя патента настолько скромнее в сравнении с правами держателя копирайта. Если бы не было патентов, изобретатель мог бы держать своё изобретение в секрете, и общество бы не получило к нему доступа, но это не исключает возможности повторения того же изобретения другим лицом (заметим, некоторые изобретения попросту не могли не быть рано или поздно сделаны: тот же телефон тому пример). Отсюда и ограничения по срокам, и обязанности по заключению лицензионных договоров, и обязательность подачи заявки, и пошлины, и все остальные ограничения патентной защиты.

Отметим, кстати, что пресловутое право авторства (то есть право считаться автором) действует и в области патентов, причем является неимущественным и неотчуждаемым, как и в области авторских прав.

Так что всё-таки с программами?

Под давлением софтверных монополистов патенты на программы для ЭВМ чуть было не стали в Европе реальностью; во всяком случае, патентные ведомства успели выдать достаточно большое количество таких патентов. Если бы эта практика была легитимизирована, эффект не заставил бы себя ждать. В отличие от авторских прав, права патентные не позволяют третьим лицам создавать аналогичные продукты без соответствующего лицензионного договора. Ясно, что это сделало бы рынок программных продуктов в каком-то смысле уникальным: каждая фирма-разработчик, предлагающая что-то сколь-нибудь новое, на ближайшие 20 лет практически автоматом становилась бы монополистом в данном классе решений. По меркам компьютерной индустрии 20 лет можно считать синонимом слова навсегда.

К счастью, европарламент в итоге отклонил патентуемость компьютерных программ, однако, как утверждают многие наблюдатели, это еще не конец истории.

Источник: /www.stolyarov.info


 





Вы здесь: АВТОРЫ юрисдикция юрликбез ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ: ВРАГА НАДО ЗНАТЬ В ЛИЦО

Яндекс.Метрика